Вставай, брат поляк! Варшава против Берлина | Продолжение проекта «Русская Весна»

Вставай, брат поляк! Варшава против Берлина

На днях официальная Варшава устами своего премьер-министра Беаты Шидло поддержала неоднократно ранее высказывавшуюся на различных уровнях в Польше идею взыскания с Германии репараций за ущерб, понесенный во Второй мировой войне. По словам польского премьера, «Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено. Мы являемся жертвами Второй мировой войны. Ущерб Польше до сих пор никоим образом не возмещен. Поэтому репарации — это напоминание о справедливости, о том, что Польше принадлежит».

Ранее, в начале августа, министр обороны Антоний Мачеревич без обиняков потребовал, чтобы Германия расплатилась за причиненный полякам материальный ущерб и преступления против народа в 1939–1945 годах. По его словам, Варшава-де-факто никогда не отказывалась от претензий: «Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций, связанных с тоже марионеточным государством под названием Германская Демократическая Республика».

То есть, в польской правящей элите по этому вопросу созрел важный консенсус. И это важно. И я полностью согласен с Беатой Шидло в том, что тем, кто критикует эту позицию и имеет иное мнение, надо «посмотреть на историю и вспомнить», что было в Польше во время войны. Да, действительно, вспомнить есть что. Первое, что приходит на ум, это то, что аннексировав территории Чехословакии вместе с гитлеровской Германией, Польша развязала Вторую мировую войну и выступила агрессором, за что несет наравне с фашистской Германией полную историческую ответственность, и за что была наказана в виде раздела между более крупными политическими акулами в 1939 году.

Второе, что приходит на ум, это более 530 тысяч погибших за свободу польского народа красноармейцев, могилы которых польские власти сейчас взрывают и переносят с глаз долой. Понятно, что так поступают только неблагодарные варвары, которые не хотят, чтобы очередное поколение детей глядело на эти памятники и спрашивало своих родителей и бабушек-дедушек — «Кому это памятник здесь стоит?» Потому что ответ будет — «Это стоит памятник тем, кто освободил нас от фашизма и дал нам свободу. Благодаря этим советским воинам мы живы».

Им стыдно за то, что мы им дали свободу. Если бы это были благодарные и высокодуховные люди — то реакция была бы, естественно, другой. Но завистливые варвары, которые не избавились в душе от своего рабства, второсортности и черной неблагодарности за право на жизнь и свободу, не могут вести себя иначе.

Наши эмоции здесь закономерны и понятны. Однако также несомненно, что Россия — великая мировая держава, в отличие от политических лимитрофов, которых неоднократно перелицовывали, как Бог на душу положит. И она должна уметь отделять свои эмоции, даже сильные, от интересов и руководствоваться исключительно двумя вещами: а) национальной памятью и б) современными национально-государственными интересами.

Поэтому, как ни парадоксально для кого-то это прозвучит, но Москве надо поддержать новые геополитические амбиции нашего западного соседа. В этом плане я не соглашусь с той волной непродуманной критики, которая обрушилась из российских СМИ на руководство Польши, мол, якобы как так, это же пересмотр итогов, границ, истории, и так далее. Да, пересмотр. Да, итогов. Но что здесь нового? Итоги Второй мировой войны и Хельсинского соглашения 1975 года в Европе объединением Германии, разделом Чехословакии, Югославии давно уже пересмотрены. Поэтому реализация польских устремлений на запад от своих нынешних границ не несет ничего нового.

И если современная Россия стоит на позициях «реал политик» в отношении США, то надо быть последовательными и проявлять такую же «реал политик» в отношении других стран. Кроме того, Берлин должен ответить за свою антироссийскую политику последних двух десятилетий. Мы, руководствуясь доброй волей и самыми благими пожеланиями, принципами гуманизма, не взяв ничего взамен, разрешили двум Германиям объединиться. И что в ответ? В ответ мы получили черную неблагодарность, расширение НАТО на Восток, санкции и так далее.

Значит, рано или поздно Берлин должен за это ответить, раз он не помнит, благодаря кому сейчас существует объединенная Германия. К тому же, надо Германии напомнить и о том, что русские разных стран имеют точно такое же право объединиться в одно государство, как мы это позволили немцам. Они и об этом забыли. Это, во-первых.

Во-вторых. Появление одного российско-польского фронта в отношении Германии в условиях колебаний Берлина по «Северному потоку-2» вполне естественно. С одной стороны, мы нормализуем отношения с Варшавой, к чему она давно стремится. И формирование такого союза весьма серьезно может изменить конфигурацию нынешнего Евросоюза, в детали входить не буду. С другой стороны, оказывая совместное с Варшавой давление на Берлин, мы формируем внутри Германии огромное внутриполитическое давление на любого канцлера, который придет к власти на выборах в сентябре текущего года. Повышение градуса внутриполитических дискуссий в Германии приведет к тому же эффекту, который мы сегодня наблюдаем в США — расколу политической элиты и нации на две части.

И в этом своем стремлении мы будем абсолютно правы: если политическая элита Германии признает права содомитов, сатанистов, беженцев, если она не может защитить от ежедневного насилия агрессивных и радикальных мусульманских элементов своих женщин, то она тем более вынуждена будет удовлетворить политические требования России и Польши по репарациям — они должны платить и каяться.

В-третьих, надо понимать и поляков. Вот сейчас они получили необходимую поддержку от США в этом вопросе. Но ведь они прекрасно понимают, что американцы их могут кинуть точно так же, как это они делали не раз с другими своими сателлитами. Но если их требования поддержит еще и Россия, то поляки точно не остановятся. И к чему это приведет? Это приведет к еще большему кризису, погружающемуся в сатанизм и содомию Евросоюза.

В-четвертых, как это не выглядит для кого-то парадоксальным, если мы поддержим в этом вопросе Варшаву, то мы сделаем очень сильный ход на шахматной доске с американцами. Мы покажем свою готовность играть согласованные вместе с ними геополитические партии, так как эта игра Варшавы (Вашингтона) одной Германией не ограничивается. И тут Трамп сможет очень серьезно уесть своих оппонентов в конгрессе и сенате.

Главное, в-пятых. Кто-то резонно скажет, так погодите, Варшава же и к России выдвигает аналогичные требования. Все правильно. И у нас есть чем ответить, в отличие от Берлина — «Берите западную Украину — Львов, Галицию, Ивано-Франковск, зачищайте там необандеровцев, мы только поможем». Земля — это круче репараций. В результате территория Польши, а то, что она вернет свои земли, переданные Германии, это к доктору не ходи, серьезно увеличится. Плюс Западная Украина.

Польша станет второй по площади страной Европы после России — это дорогого стоит. А мы получим благодарного партнера, восстановим утраченное в двух последних веках доверие с польской элитой и сможем привлечь славянскую (не стоит это забывать) элиту Польши к стратегическому союзу против тевтонцев. Тут и Ватикан может сыграть свою явно не последнюю роль, если он так стремится нормализовать отношения с Москвой, как говорится, велком, предлагайте варианты.

Если же Россия поможет Польше создать дружественный себе «из наших братьев, из славян» Интермариум, то это будет означать распад нынешней модели ЕС и автоматическую отмену антироссийских санкций. А союз Евразийского союза, Шанхайской организации сотрудничества и Союза Междуморья — это и есть, по сути, тот же самый Шелковый путь, только в профиль.

Риски, несомненно, в этой комбинации есть. Как без них? И в Крыму были риски, а в Сирии — я вообще молчу. Но кто не рискует, тот не пьет «шампаньского». Вместе с тем, несомненно, если мы образуем по этому вопросу новый альянс Москва-Варшава-Вашингтон, то Берлин в этой партии проиграет. Если он не хочет проиграть, значит, должен что-то предлагать. Ну, на то в Кремле и несколько башен, а не только для того, чтобы рубиновые звезды на себе носить. Может, хоть в этой комбинации наличие нескольких Башен окажется полезным. Но лично мне союз с Варшавой и Вашингтоном представляется более стратегически правильным и выверенным. Как ни парадоксально, однако Берлин не показывает себя тем партнером, с которым можно делать «большие сделки».

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS