RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,1959
1 EUR   72,0082
1 USD   61,4090
10 UAH   23,5193
Русские и болгары: братушки по Вере | Продолжение проекта «Русская Весна»

Русские и болгары: братушки по Вере

Когда мы слышим слова «злато», «древо», «брег», «страж» в них звучит что-то таинственное, священное, древнее — куда более древнее, чем в повседневных «золото», «дерево», «берег», «сторож». На самом же деле эти возвышенные формы слов в нашем языке появились позже привычных повседневных — они заимствованы из болгарского.


Ещё один болгарский след в русской речи, сегодня выглядящий архаикой — буква «ща» в конце родственных слов: «в нощи» — вместо «в ночи», «свеща» вместо «свеча», «дщерь» вместо «дочь, дочерь», но более привычное «мощь, во всю мощь» вместо разговорного «мочь, во всю мочь». Кстати, слово «выглядящий», которое я употребил в предыдущем предложении, как и слово «предыдущий» — тоже болгарского происхождения, поскольку они содержат типичные болгарские суффиксы с буквой «ща». Более тысячи лет назад наши предки такие суффиксы не использовали, они говорили «идучий» вместо «идущий», «стоячий» вместо «стоящий».


Все эти мощные пласты родственной лексики, невероятно обогатившие наш язык, появились на Руси во время принятия христианства и распространения православной книжности. Ведь единый язык богослужения, который понимают все православные славяне и который (в слегка изменённой форме) мы сейчас называем церковнославянским, был создан на основе древнеболгарского диалекта. Тогда славянские языки различались не так очевидно, как сейчас, они скорее выглядели диалектами большого языка, понятного от Дуная и Афона до Балтики и Волги — поэтому никакой проблемы перевода при чтении болгарской литературы не возникало. А центром славянского книгописания и перевода на славянский язык обширного корпуса византийского письменного наследия в десятом веке выступала именно Болгария.


Основоположник русского исторического языкознания, Алексей Александрович Шахматов считал, что «первыми нашими учителями (по книгам, написанным кириллицей — авт.) были живые носители болгарского языка, сами болгары». И впоследствии, хотя русские, быстро овладевшие кириллической грамотой, уже обходились собственными учителями «Болгария не переставала снабжать нас книгами».


О времени тесной культурной связи древних русов и болгар напоминает старинный городок Рыльск на границе Курской и Сумской областей. По преданию, он основан болгарами, переселившимися из Рыльского монастыря в годы болгаро-византийских войн. Во всяком случае, местная возвышенность издавна называется Иванова гора, а главным храмом города долгое время был храм во имя Иоанна Рыльского, с пределом, посвящённым (и это слово с болгарским суффиксом!) святым Флору и Лавру.


Почему Флор, Лавр и Иоанн Рыльский оказались покровителями одной городской церкви? Дело в том, православная церковь чествует Флора и Лавра 31 августа, в тот самый день, когда ушёл из земной жизни великий болгарский святитель Иоанн Рыльский, основатель Рыльского (Рильского) монастыря посреди Рильских гор в сердце Болгарии.


Если преподобного Сергий Радонежского называют «игуменом всея Руси», поскольку из заложенной им обители берут начало очень многие славные русские монастыри, то преподобного Иоанна с тем же самым снованием именуют «игуменом всея Болгарии». Начав, как и святой Сергий, свою монашескую жизнь с подвига отшельничества, Иоанн Рыльский привлёк своим примером множество братии, создавшей впоследствии большой общежительный монастырь.
Насельники этого монастыря затем отправлялись в разные уголки страны, за короткий срок покрыв всю Болгарию целым созвездием православных святынь. Как видим, вскоре свет с далёких Балкан достиг и глубин России.


Хорошее знание греческого и иных языков древней православной церкви позволило Иоанну Рыльскому перевести на церковнославянский многие труды византийских подвижников. Например, перу преподобного Иоанна принадлежит перевод святого Фёдора Студита, столпа константинопольского иночества. И хотя болгарский игумен скончался почти за полвека до крещения Руси, его переводы, как и вся созданная при Рыльском монастыре духовная литература, несомненно, послужили впоследствии просвещению наших предков.


Когда равноапостольный Владимир призвал русичей в днепровскую купель, в Болгарии уже существовала обширнейшая православная литература на славянском языке. Поэтому нашим предкам не требовалось самостоятельно переводить священное писание, труды святых отцов и творчество иных писателей византийской Ойкумены. Они воспользовались тем богатейшим материалом для христианского просвещения, который подготовили к тому времени болгарские книжники, включая Иоанна Рыльского. В частности, списки болгарских духовных книг пополняли первую на Руси библиотеку Феодосия Печерского при Киево-Печерской лавре.


В этой исторической линии, по которой передавались духовные ценности из Константинополя в Болгарию, а из Болгарии на Русь проявилась цивилизационная преемственность. Православное общество, созданное в Византии и павшее под удами с востока и с запада, не погибло, а продолжило жить. Второй Рим возродился в Третьем Риме, в Москве, который стоит и здравствует до нашего времени, и будет стоять впредь.
 

 

Материал подготовлен при поддержке Международного Византийского клуба