«Харви», «Ирма» и Дональд | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Харви», «Ирма» и Дональд

Как известно, Дональд Трамп скептически относится к разговорам об изменениях климата и считает, что теорию глобального потепления придумали китайцы, чтобы задушить конкурирующую американскую промышленность. Переубедить его в этом не смогли ни лидеры «Большой семёрки», ни советники по науке, ни даже дочь Иванка и зять Джаред. Тогда за вразумление президента взялись силы нечеловеческие — но результат их вмешательства оказался совсем не тот, которого желали бы либералы и сторонники global warming.

Сначала на Техас налетел ураган «Харви» — самый мощный с 2005 года, когда печально известная «Катрина» едва не стёрла с лица земли Новый Орлеан. «Харви», к счастью, оказался не таким чудовищным, но масштабы причинённых им разрушений тоже впечатляют: 42 человека погибли, около миллиона покинули свои дома, 100 тыс. домов повреждено или разрушено. А в воскресенье вечером ещё один штормовой терминатор, «Ирма», обрушился на Флориду — главный удар пришёлся по городу Санкт-Петербург (Saint Petersburg), названному так своим основателем, русским дворянином Петром Дементьевым, в конце XIX века. И где-то на юге, в Мексике, свирепствует третий тропический шторм с ласковым именем «Катя», который тоже вполне может добраться до берегов США.

Поскольку с самых первых часов чрезвычайной ситуации президент вёл себя достойно и по-деловому, критику приходилось буквально высасывать из пальца. «Трамп приехал в Техас, но не встретился с жертвами стихии! — возмущался The Newsweek. — Буша-младшего ругали за то, что он отложил визит на побережье Мексиканского залива, но когда он наконец посетил его, то побеседовал и с пострадавшими. А Трамп их проигнорировал!»

The Washington Post обрушилось на Трампа за то, что он «не призывал к сбору средств и не обращался к волонтёрам. Он не скорбел о погибших». Но дальше всех пошли либеральные СМИ, предавшие анафеме первую леди США за то, что она отправилась в Техас в туфлях на тонких шпильках. Разумеется, весь «шпилечный скандал» не стоил и выеденного яйца — из президентского самолёта в Хьюстоне Меланья вышла уже в кроссовках — но буря, которую подняли вокруг каблуков Меланьи Трамп такие издания, как The New York Times, Vanity Fair, The Hollywood Reporter и множество других, была вполне сравнима по силе с ураганом «Харви».

Наводнения, накрывшие Хьюстон и Майами, не утопили репутацию 45-го президента, как надеялись его враги, а, напротив, помогли всплыть его рейтингу. Рейтинг одобрения действий Трампа, снижавшийся в августе до 36,6% (в отличие от температуры тела, это совсем не норма, а рекордно низкий показатель для первого года в Белом доме), после урагана «Харви» поднялся до 38,8 (по данным Gallup Media). Конечно, это всё равно очень мало: рейтинг неодобрения действий Трампа, к примеру, гораздо выше — 55,9%. Но надо иметь в виду, что против Трампа работает вся огромная машина мейнстримных СМИ, и августовский провал был результатом массированной кампании, развёрнутой либералами по следам событий в Шарлотсвилле и «конфедератопада». Стихия, бушующая на побережье Мексиканского залива, отодвинула на задний план и противостояние патриотов и либералов, и борьбу с памятниками, и даже пресловутый «русский след». Но влияние «Харви» и «Ирмы» на политическую жизнь Америки этим не ограничилось.

Мощные ураганы, обрушившиеся на Техас и Флориду, подхватили 45-го президента США, подняли в воздух, словно Дороти из сказки про страну Оз, и бросили в объятия его злейших врагов — демократов.

2 сентября Трамп обратился к конгрессу с просьбой выделить на ликвидацию последствий урагана «Харви» $7,85 млрд. Сумма не такая астрономическая, но было весьма вероятно, что конгресс, настроенный антитрамповски, опять заартачится. Однако неожиданно всё прошло очень гладко. А сразу после этого лидеры демократического меньшинства в палате представителей и сенате — Нэнси Пелоси и Чак Шумер — заявили о том, что договорились с президентом об увеличении лимита государственного долга США, чтобы избежать дефолта.

Трамп тут же подтвердил факт договорённости: «Мы пришли к сделке, и я думаю, что сделка будет очень хорошей. У нас была очень, очень сердечная и профессиональная встреча».

Сердечная встреча Трампа с лидерами демократов, которые ещё вчера костерили президента на чём свет стоит? Конечно, «бывают странные сближенья», но это что-то из разряда научной фантастики.

«Решение Трампа сблизиться с лидерами демократов, чтобы заключить сделку по госдолгу, было принято из-за желания президента быть любимым — после того, как он пришёл к заключению, что „люди реально чертовски меня ненавидят“ (people really f***ing hate me)», — пытается объяснить роман Трампа с демократами весьма осведомлённый основатель сайтов Axios и Politico Майкл Аллен.

Звучит, на первый взгляд, довольно наивно, но разве стремление вызывать в людях симпатию и одобрение не является одной из важнейших мотиваций наших поступков?

«Медвежьи объятия Нэнси Пелоси и Чака Шумера открыли Трампу глаза на простое решение: перестань делать вещи, которые люди ненавидят, и ты начнёшь заключать блестящие сделки», — пишет Аллен. В чём-то он, безусловно, прав: сделка, которую удалось заключить Трампу с демократами, спасла не только США, но и мировую экономику. Ещё в июле министр финансов США Стивен Мнучин в письме конгрессу предупреждал: если верхний предел госдолга не будет поднят, после 29 сентября казначейство потеряет возможность полноценно финансировать деятельность федерального правительства. И последствия ощутят на себе не только госслужащие: рынку казначейских облигаций США на $14,1 трлн грозит так называемый технический дефолт — вроде бы ничего страшного, всего лишь задержка с выплатой процентов, однако рейтинг США вновь понизится, как это уже было в 2011 году. Тогда республиканцы отчаянно противодействовали попыткам Обамы поднять потолок госдолга, и президенту удалось сделать это буквально в последний момент, за два дня до дефолта. Теперь рейтинговое агентство S&P Global Ratings предупреждает, что последствия технического дефолта будут катастрофичнее, чем крах Lehman Brothers, спровоцировавший финансовый кризис 2008 года.

Ещё раз вспомним 2011 год: лишь ценой огромных усилий и напряжённейших 11-часовых переговоров между Обамой, лидером демократического большинства в сенате Гарри Ридом и лидером республиканского меньшинства Митчем Макконнеллом был согласован законопроект о повышении лимита госдолга США. В 2017 году Трампу для решения той же задачи потребовалось лишь полтора часа, которые он провёл за приятной беседой с лидерами конгресса. Все участники разговора, включая того же Митча Макконнелла, согласились с тем, что потолок госдолга следует повысить — пока что временно, на три месяца, а там будет видно.

Надо иметь в виду, что республиканцы, имеющие большинство в палате представителей и сенате, далеко не единодушны в вопросе повышения границ государственного долга США. Вообще говоря, сопротивление повышению лимита госдолга — фирменная черта «слонов». А стремление к повышению этих границ характерно для демократов. Почему это так — отдельная история, заслуживающая особого разговора. Но важно понимать, что, пойдя на сделку с демократами, Трамп фактически отошёл от позиций собственной партии.

«Возможно, — рассуждает колумнист Breitbart News Адам Шоу, — Трамп использовал эту сделку для того, чтобы объявить о своей независимости от лидеров Республиканской партии. Трамп чрезвычайно разочарован республиканцами в конгрессе, провалившими его законопроект по отмене Obamacare, — и не раз выражал готовность работать с демократами, если республиканцы не будут играть по его правилам».

По словам Джо Поллака из Breitbart News, сотрудничество с демократами даёт Трампу возможность обойти руководство своей партии, умеренных республиканцев, а также своих непримиримых личных врагов, таких как Джон Маккейн. Но у этой выигрышной, на первый взгляд, тактики есть и оборотная сторона. Опираясь на либеральное крыло республиканцев и демократическое меньшинство в конгрессе, президент неизбежно лишается поддержки консерваторов в рядах Великой старой партии и вне её.

Что же выиграл на данный момент Трамп?

Первое и главное — почти $8 млрд, требующихся для ликвидации последствий урагана «Харви». Но это только первый транш — в дальнейшем могут потребоваться ещё большие суммы. Власти Техаса уже заявили, что ущерб может составить $125 млрд. Сделка, заключённая между Трампом и демократами, даёт возможность изыскивать эти средства и в будущем: по сути дела, речь идёт о запуске печатного станка.

Второе — возможно, прекратится или существенно ослабнет травля Трампа мейнстримными и либеральными СМИ. Нынешний Трамп, уволивший из своей администрации самых одиозных, с точки зрения демократов, соратников — в первую очередь Стива Бэннона, — может стать для истеблишмента вполне «договороспособным партнёром».

Но за всё надо платить. Возможный союз Трампа с демократами будет стоить дорого.

Нэнси Пелоси уже настоятельно попросила Трампа «морально поддержать» в своём Twitter так называемых мечтателей — детей нелегальных мигрантов, проживающих и работающих на территории США по программе DACA (принятой при Обаме в 2012-м). И Трамп согласился — написал, что «мечтателям» не о чем беспокоиться в течение шестимесячного срока, пока администрация будет проводить свёртывание программы: «Никаких действий не будет!» Казалось бы, ничего особенного — вот только отмена программы DACA была одним из предвыборных обещаний Трампа. А теперь он словно извиняется перед иммигрантами за свои слова и действия. И это только начало.

Вашингтон расположен далеко от побережья Мексиканского залива, и тропические ураганы не угрожают Белому дому и Капитолию. Но их порывы уже причудливо смешали все привычные расклады вашингтонского «карточного домика», изменив баланс сил между республиканцами и демократами, президентом и конгрессом, а также различными группами влияния в администрации Трампа. Усилит Трамп свои позиции или же, напротив, станет послушной марионеткой в руках вашингтонского истеблишмента — не в последнюю очередь зависит от того, сумеет ли он обуздать политическую стихию и укротить ветер.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS