Шаг от зверя к человеку и обратно  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Шаг от зверя к человеку и обратно

История праздника Покрова удивительна и даже труднообъяснима для логики иной культуры.

Среди всех православных церквей этот праздник приобрёл особое значение в Русской церкви. В Русской церкви, в отличие от всех остальных, Покров Пресвятой Богородицы входит в число пяти великих праздников. На русской земле, а не где-либо ещё, основано множество населённых пунктов с названиями Покров, Покровка, Покровское. Покровские ворота в Москве, Покровский остров в Петербурге, Покровские соборы в Харькове, Севастополе, Барнауле, Гродно, Воронеже, Владивостоке… Да и сам символ русской столицы, который мы по привычке называем Собором Василия Блаженного, на самом деле носит имя Покрова на Рву.

Странной может показаться не региональная локализация праздника сама по себе,- каждая из пятнадцати православных церквей имеет свои, особо почитаемые праздники и святыни. Странным выглядит то, что русские так искренне и массово празднуют событие, в котором наши предки, согласно преданию, выступали отрицательными героями.

Ведь покров Пресвятой Богородицы был явлен в видении Андрею Юродивому во Влахернском храме Константинополя, когда жители византийской столицы молились о спасении от нашествия варваров. Точных исторических свидетельств о том, кто были эти варвары, не сохранилось, но Повесть временных лет утверждает, что именно в то время, в годы жизни Андрея Юродивого и императора Льва Мудрого, к стенам Царьграда приходило войско русов во главе с Вещим Олегом. Чрезвычайно вероятно, что сияющий покров, развёрнутый Богоматерью над молящимися византийцами, был призван спасти их от жестокости русских завоевателей. От того самого «многократно знаменитого и всех оставляющего позади в свирепости и кровопролитии, так называемого народ Рос», как выразился в девятом веке Патриарх Константинопольский Фотий.

Чудо в самом деле произошло. Византийские хроники не хранят никаких сведений о штурме Константинополя и о кровавой битве с армией Вещего Олега, зато между Империей Второго Рима и воинственным народом Севера был заключен почётный мирный договор. Тот самый международный договор, где, впервые среди сохранившихся исторических документов, текст начинается словами «мы от рода русского», впервые от первого лица упоминается наше этническое имя.

В жестокой логике дохристианского прошлого славным и памятным считался лишь тот поход, в котором осаждённый город взят, его сокровищницы разграблены, его жители угнаны в плен. В древнем Риме первым из праздников был триумф победителей, возвращающихся с богатой добычей,- в честь таких событий приносились жертвы Юпитеру и Аполлону. О подобном завершении военных походов молились своим богам карфагеняне и персы, авары и гунны, германцы и славяне. Какой же глубокий поворот должен был произойти в сознании народа, чтобы благодарить высшие силы не за то, что нам удалось взять чужой город, а за то, что город был спасён от нашего же приступа!

Это тот самый поворот, который только и делает человека в полной мере человеком. Если прежний, ветхий человек был всего лишь самым умным из животных, подчиняясь законам зоологической конкуренции, поклоняясь звериной силе, то теперь он становится средоточием разума и духовной силы, — существом, для которого мораль важнее инстинкта, а справедливость важнее добычи. Звериная логика сиюминутной борьбы за место под солнцем сменяется человеческой логикой спасения души перед лицом вечности. Вот почему наши пращуры, приняв христианство, стали отождествлять себя не с теми, кто пришёл грабить и разорять, а с теми, кто хотел отстоять свои дома от грабежа и разорения. Независимо от кровного родства и биологического наследия…

То, что князь Андрей Боголюбский, спустя два с половиной века после чуда во Влахернском храме, сделал праздник Покрова одним из главных национальных праздников, — и то, что русский народ это новшество охотно принял и сохранил в веках, — свидетельство колоссального духовного роста наших предков. Это буквально шаг на иную ступень развития, на иную культурную высоту, — к сожалению, до сих пор доступную далеко не всем землянам.

Храм Покрова на Нерли — первый храм в мире, построенный в честь чуда во Влахерне — стал одним из важнейших русских национальных символов. Уважение к празднику Покрова настолько глубоко вошло в русскую культуру, что даже в советскую эпоху, в годы устранения религиозных названий с карты СССР, город Покров во Владимирской области, как и множество других одноимённых сёл и посёлков не были переименованы. Наоборот, в 1946 году во вновь образованной Калининградской области название Покровское было присвоено сразу трём населённым пунктам.

Вспоминая 14 октября о праздновании Покрова, невозможно обойти вниманием другое торжество — приуроченный к этой же дате день защитника Украины.

Совершенно естественно, что этот день ещё с девяностых годов прошлого века считается на Украине днём казачества. Для запорожских казаков, как и для всех русских людей, Покров Пресвятой Богородицы был важнейшим праздником. Вопреки натиску латинской культуры с запада и турецкой с юга, казаки Украины свято хранили ценности единой Руси.

Но совершенно неестественно, что к праздничному дню православного календаря неизвестно каким боком привязана бандеровская УПА. Считать 14 октября днём образования бандеровской армии нет ни малейших оснований. Никаких собраний полевых командиров в этот день не происходило, никаких объединительных решений не принималось. Впервые название УПА появилось в августе 1941 года в группе отрядов Бульбы-Боровца, а объединение разрозненных галицких и волынских партизан вокруг бандеровского ОУН началось в июле 1943 года, когда оуновцы ликвидировали слишком независимого Бульбу-Боровца и его ближайших сподвижников. Притянуть какое-либо знаковое событие в истории УПА к 14 октября ни в коем случае невозможно.

14 октября — не праздник бандеровских сепаратистов, разрушавших русское единство, а праздник украинских казаков, проливавших за русское единство свою кровь. Это праздник тех, кто вместе с Богданом Хмельницким, рука об руку с московскими полками противостоял полякам. Праздник тех, кто с Иваном Сирко под знамёнами московского царя ходил на Крым. Праздник тех, кто с Северином Наливайко спешил на помощь Белоруссии, восставшей против польской евроинтеграции.

Ещё более нелепой выглядит привязка бандеровского празднества к православному чествованию Покрова Пресвятой Богородицы.

Если, как было сказано выше, Покров — это шаг от звериного состояния к подлинной человечности, шаг от преисподней к небу, то бандеровщина — это деградация, возвращение к звериным законам существования, где превыше всего ставится биологическое родство и борьба за преимущества своей стаи.

Бандеровское движение является изменой вдвойне. Это физическая измена единству Руси и духовная измена православным ценностям, измена всему тому пути, который проделали наши предки за тысячу с лишним лет. Замаскировать предательскую сущность бандеровщины, спрятать её за традиционным для православных украинцев празднованием Покрова — не удастся.

ОУН-УПА — запрещенная в России экстремистская организация.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS