Всё выше и выше! | Продолжение проекта «Русская Весна»

Всё выше и выше!

18 октября в Пекине открывается XIX съезд КПК. После смерти Мао Цзэдуна в 1976 году и наведения порядка во всех областях жизни, в том числе партийной, съезды проводятся регулярно, раз в пять лет, между ними раз в году проходят пленумы. Нынешний съезд в известной степени промежуточный — он подведёт итоги первых пяти лет руководства Си Цзиньпина и рассмотрит программу на следующие пять. Ни у кого нет сомнений в том, что Си Цзиньпин будет переизбран на посту Генерального секретаря ЦК КПК. Вряд ли можно ожидать и критики долгосрочной программы «Китайская мечта», выдвинутой Си Цзиньпином.

Искусство сяо кан

Дело не только в том, что на политической арене Китая нет фигуры, равновеликой Си Цзиньпину, способной разработать и предложить альтернативную программу. Дело также не в том, что за последние месяцы были смещены со своих постов влиятельные региональные и военные деятели, которые были замешаны в коррупции и поэтому могли выступить против одной из главных установок Генсека — на «борьбу с тиграми и мухами», большими и малыми казнокрадами. Всякий, кто не слеп, видит реальные достижения страны за пять лет движения вперёд под лозунгом «китайской мечты о великом возрождении китайской нации». Рассчитанный до 2049 года, когда будет отмечаться столетие КНР, этот план имеет промежуточный рубеж — 2021 год, столетие образования Компартии Китая. Разделяющий XVIII и XIX съезды пятилетний срок как раз и есть половина пути до этого ближайшего рубежа. По плану Си Цзиньпина, к 2021 году должно быть построено «общество средней зажиточности» (сяо кан). ВВП должен удвоиться, и в стране не должно остаться живущих ниже уровня бедности. Сегодня уже ясно, что «сяо кан» будет построен.

Ещё в 2012 году, накануне предыдущего «всекитайского партсобрания», было подсчитано, что для достижения этих целей среднегодовые темпы прироста экономики должны быть не меньше 6.5%. В самом Китае и за его пределами было много сомневавшихся в реалистичности таких темпов. Привыкшие сидеть в болоте нулевого роста иностранцы особенно сладострастно предвкушали «китайский застой» или даже «жёсткую посадку». Не дождались. Несмотря на продолжающийся мировой экономический кризис и неизбежные потери от переналадки народного хозяйства в рамках «новой нормы», темпы роста остались на весьма завидном уровне.

Накануне съезда статистическое управление правительства поведало: «Нет никаких проблем в достижении запланированной цели роста китайской экономики в 6.5%. Тенденция стабильного экономического развития КНР не изменилась, годовые итоги могут показать даже более внушительные результаты». С 2013 по 2016 годы рост ВВП Китая составил 7.2%, что на 2.6% выше мирового роста за этот период.

Вот ещё итоги правильного выбора стратегии и её четкой реализации. «За прошедшие годы Китай поддерживал средний рост экономики на уровне 7.2%. Уровень инфляции — 2%. Уровень безработицы — 5%. Подобная структура народного хозяйства с высокими темпами роста, большой занятостью и сравнительно низкими ценами на товары является крайне редкой в мировых масштабах», — подчеркнул руководитель статистического управления. Его голос звенел от гордости при оглашении достижений своей страны на мировой экономической арене. Китай является первым в мире по вкладу в экономический рост планеты. В 2016 году ВВП составлял 14.8% мировой экономики, что на 3.4 пункта выше, чем в 2012 году. Китай прочно удерживает второе место в мире по этому показателю. С 2013 по 2016 годы коэффициент вклада КНР в рост мировой экономики достиг примерно 30%, что больше общего совместного вклада США, стран Еврозоны и Японии.

Очень важно, что выдвинутая Си Цзиньпином стратегия «новой нормы» (синь чан тай) на глазах становится действительностью. Внутреннее потребление превращается в главную движущую силу роста. С 2013 по 2016 годы его вклад в экономический рост достиг 55%. Сфера услуг уже заняла половину в экономике страны и продолжает наращивать свой объём. Идёт процесс урбанизации — в конце 2016 года городское население составило 57%, что на 5% выше по сравнению с концом 2012 года. Параллельно сокращается разница между доходами городских и сельских жителей. Расширяется число потребителей, растёт внутренний рынок.

Если измерять экономические достижения нации содержанием кошелька среднестатистического китайца, то полезно обдумать такие цифры. В 2016 году реальный располагаемый денежный доход составил 23 тыс. 821 юань (рубль — 0.11 юаня), что на 7 тыс. 311 юаней выше, чем в 2012 году, среднегодовой рост составил 7.4%. Резко сократилась армия бедных (этот уровень составляет 2300 юаней в год), насчитывавшая в 2012 году сто миллионов человек. Теперь их осталось 43.4 миллиона человек. Всё ещё много, но гораздо меньше, чем пять лет назад, а через пять лет бедных совсем не останется.

Очень важно, что все эти успехи достигнуты не за счёт наращивания бюджетных инвестиций, как в предыдущие десятилетия. Ключевым в концепции «новой нормы», в партийных материалах и документах органов власти разных уровней стало слово «инновация». В области макроэкономики инновации заключались, например, в том, что началась борьба с перепроизводством, которое стало результатом прежнего щедрого бюджетного субсидирования ориентированных на экспорт отраслей. Предложение не должно превышать спрос, эта нехитрая идея реализуется через закрытие избыточных предприятий, высвобождение и переквалификацию миллионов рабочих. Власти обратили внимание на сокращение производственных мощностей, снижение товарных запасов, сокращение избыточной долговой нагрузки, снижение себестоимости продукции. В первую очередь «экономика предложения» затронула металлургию, тяжёлое машиностроение, добычу угля, строительство. Оздоровление этих ключевых отраслей благотворно сказывается на всей экономике. Акцент на качество стимулировал инновации в науке и технике. В 2016 году количество заявок и выданных патентов по сравнению с 2012 годом выросло соответственно на 69% и 39.7%.

Инновационный подход был характерен для внутренней политики Си Цзиньпина, позволившей улучшить не только материальное положение подавляющего большинства китайцев, но и социальное самочувствие. Достаточно назвать отмену запрета иметь второго ребёнка в семье, ликвидацию института внесудебного «трудового перевоспитания», существенное ослабление системы прописки «хукоу», которая лишала сотни миллионов мигрантов из бедных провинций права на лечение, образование и другие виды социальных услуг в больших городах. А ещё — закрепление за крестьянами права на пожизненную аренду земли (вся земля в Китае принадлежит государству), что ограничивает произвол коррумпированных чиновников. А ещё — расширение категорий населения, получающих пенсию по старости…

Кисть в большой руке

В центре внимания Си Цзиньпина в минувшие пять лет была экономика, внутренние проблемы 1400 миллионов жителей Поднебесной. Именно тут проявился его талант к инновациям, главной из которых стал долгосрочный план «Китайская мечта». Но и на международной арене появилось немало новых китайских концепций и новых институтов. Стиль Си Цзиньпина недаром прозвали «да шоу би», «кисть в большой руке» или, в русском эквиваленте, «рисовать широкими мазками». Так в Китае говорят о создании шедевров вдохновенным автором. В первые же дни своего пребывания у власти он одним выражением «китайская мечта о великом возрождении китайской нации» наметил новый контур развития страны до середины XXI века. Сильное движение «большой руки» — и прорисован новый принцип внешней политики: «ни у кого не может быть ни малейшей надежды, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами». Ещё один взмах кисти — и появляется концепция «нового типа отношений между крупными державами», который в первую очередь обозначал отказ от подыгрывания Америке. Вот кисть наметила охватывающие и пересекающие всю Евразию линии «Пояса и пути», а вот уже возникают скоростные железные дороги и шоссе, зоны свободной торговли, логистические хабы, новые города и порты.

Всего год назад «кисть в большой руке» впервые наметила контур новой стратегии глобального лидерства Китая. Ей ещё даже не подобрали по китайской традиции краткого и ёмкого названия типа «Китайской мечты», «Борьбы с тиграми и мухами», «Пояса и пути», «Новой нормы»…. Говоря словами знаменитого стратега, поэта и каллиграфа Мао Цзэдуна, это «чистый лист бумаги, на котором можно писать самые красивые иероглифы». Что это будут за иероглифы? Не станут ли они для США, считающихся пока мировым гегемоном, знаками «мене, текел, фарес», которые появились во дворце Валтасара, царя Вавилонского? Во время пира этого гегемона древнего мира таинственная рука начертала на стене послание из трёх слов, которое никто из мудрецов не смог объяснить. Только библейский пророк Даниил всё понял. Сказал он Валтасару: «Вот значение слов: „мене“ — исчислил Бог царство твоё и положил конец ему; „текел“ — ты взвешен на весах и найден очень лёгким; „фарес“ — разделено царство твоё»…

От знающего толк в инновациях разного рода Си Цзиньпина можно ожидать самых смелых новшеств как во время XIX съезда, так и после него. Не забудем, что «Китайская мечта» и другие инновационные концепции были оглашены им уже после завершения предыдущего, XVIII съезда. Что это будут за новые концепции и инициативы, планы и программы — покажет скорое время. Но ясно, что они помогут Китаю подниматься всё выше, и выше, и выше.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS