Предвыборная программа Фимы Собак | Продолжение проекта «Русская Весна»

Предвыборная программа Фимы Собак

Русская литература напророчила нам главную новость этого дня:

«Вечер Эллочка провела с Фимой Собак. Они обсуждали необычайно важное событие, грозившее опрокинуть мировую экономику.

— Кажется, будут носить длинное и широкое, — говорила Фима, по-куриному окуная голову в плечи.

— Мрак!

И Эллочка с уважением посмотрела на Фиму Собак.

Мадемуазель Собак слыла культурной девушкой — в ее словаре было около ста восьмидесяти слов. При этом ей было известно одно такое слово, которое Эллочке даже не могло присниться. Это было богатое слово — гомосексуализм. Фима Собак, несомненно, была культурной девушкой».

А если серьезно, то предвыборная программа культурной девушки Фимы Собак — даже не говоря о ней самой — вызывает желание шумно вздохнуть.

Потому что там — «все та же песня».

Там — мрак.

«… Должны быть законодательно ограничены полномочия ветвей власти, законодательно и на практике защищены права общественного и политического представительства меньшинств….

Государство не должно контролировать никакие отрасли экономики…

Государство должно перестать владеть инструментами пропаганды….

Превосходство подписанных Россией международных договоров, примат основных положений международного права в области защиты прав личности и прав собственности должны быть восстановлены…

Все ограничения, накладываемые на граждан России по месту их рождения, наличию иных гражданств, судимости в прошлом и так далее, за исключением случаев национальной безопасности, должны быть отменены…»

Я, разумеется, понимаю, что недовольные в нашей стране, те, кому здесь и сейчас надо чем-то помочь и за кого надо срочно вступиться — это:

— Меньшинства

— Частные корпорации

— Олигархи, претендующие на владение кнопками телевизора

— Олигархи, у которых подло украли ранее украденные ими миллиарды

— Украина

— Иностранные граждане.

Конечно, им всем — тяжело.

Как писал классик, покажи мне такую обитель, где бы миллиардер, гражданин Израиля и Кипра, ЛГБТ-активист не страдал.

Но можно ли сделать так, чтобы хоть когда-нибудь — через десять лет? через сто? через тысячу? — у всей остальной, у бедной и неинтересной России тоже появился свой оппозиционный кандидат?

— Нет, нельзя.

— Ясно, спасибо.