Где в России мёдом намазано? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Где в России мёдом намазано?

Картина внутренней и внешней миграции

Россия остаётся страной, привлекательной для иммигрантов. Несмотря на кризис 2014–16 годов, уровень жизни и размеры заработков у нас всё равно выше, чем в большинстве стран постсоветского пространства. Этим объясняется устойчивое преобладание въезжающих над выезжающими.

Правда, за семь месяцев 2017 года поток новосёлов в Россию оказался на 25% слабее, чем за соответствующий период прошлого. У этого сокращения две основные причины. Затишье на Донбассе не подталкивает с прежней силой украинских переселенцев. Меньше приезжает и мигрантов из Средней Азии, так как в кризис сократились масштабы строительства и, соответственно, количество рабочих вакансий на стройках. Тем не менее, к нам прибыло на 120 тысяч человек больше, чем уехало, что не так уж и мало.

Кроме того, примерно такое же количество сограждан покинули свои привычные места проживания внутри России и перебрались в другие регионы Отечества.

Куда же они все едут?

Не открою Америки, если скажу, что большинство людей направляется из бедных регионов в более богатые. Этим правилом определяется мировой тренд миграции: из стран бедного Юга в страны развитого Севера. Для России это правило тоже вполне применимо. Например, жители тех областей Кавказа, Нижнего Поволжья и Черноземья, где уровень жизни ниже среднероссийского, переезжают в Москву и Петербург.

Но в последние десятилетия набирает силу ещё один, новый миграционный тренд — переезд из холодных краёв в тёплые. Это наблюдается даже в тех случаях, когда уровень зарплаты на севере выше, чем на юге. Нередко высокие северные доходы полностью нивелируются ещё более высокими северными издержками. Поэтому в таких странах, как США, Китай, Франция, Финляндия с конца ХХ века отмечается перемещение населения из провинций с холодной зимой в провинции с более мягким климатом. Эта тенденция набирает силу и в России.

Вот как выглядел в январе—июле 2017 года список регионов, принявших львиную долю миграционного потока:

Московская агломерация: + 95 тысяч

Петербуржская агломерация: + 41 тысяча

Краснодарский край: + 23 тысячи

Крым и Севастополь: + 12 тысяч

Воронежская область: + 10 тысяч

Тюменская область: + 8 тысяч

Москва, Тюмень и Петербург относятся к группе субъектов РФ с высоким уровнем доходов, поэтому их попадание в лидеры миграционного притяжения не вызывает удивления. Но при этом не менее высокодоходные Чукотка, Камчатка, Якутия и Мурманская область теряют своих жителей. Каждый год несколько тысяч людей в этих субъектах, несмотря на соблазнительную зарплату, делают выбор в пользу формулы: «чемодан, аэровокзал, отсутствие вечной мерзлоты».

Нетрудно обнаружить, что все привлекательные для иммигрантов регионы России, за исключением Тюмени, расположены в зоне мягких зим. Мягких, естественно, по российским меркам. Средняя температура января в перечисленных регионах, притягивающих переселенцев, не опускается ниже отметки -10°С. В России к такой зоне с умеренно-холодной зимой относится менее 10% всей территории, на остальном пространстве морозы значительно крепче.

Список территорий, отдающих наиболее крупные «порции» населения, выглядит следующим образом:

Дальний Восток: — 14 тысяч

Северный Кавказ: — 14 тысяч

Европейский Север: — 12 тысяч

Прибайкалье: — 7 тысяч

Омская область: — 6 тысяч

Хорошо заметно, что среди самых активных доноров населения преобладают регионы с наиболее холодным климатом. Исключение — Северный Кавказ, где главная причина оттока — демографический бум. При этом всё равно надо учесть, что зима в горных районах Кавказа ощутимо холоднее, чем в Крыму, Калининграде и даже Петербурге, а это также повышает издержки проживания.

В целом же большинство субъектов Российской Федерации за первое полугодие 2017 года отпустило больше людей, чем приняло. Пусть небольшое, но всё же отрицательное сальдо миграции сложилось почти во всех регионах центральной России (за исключением Тулы), Поволжья (за исключением Самары), Урала и Сибири (за исключением уже упомянутой Тюмени, а также Новосибирска и Хакасии).

Единственным исключением, притягивающим мигрантов на Дальнем Востоке, оказался Сахалин. Не удивительно, ведь зарплаты на острове вровень с московскими. Остальные субъекты ДФО продолжают медленно пустеть. Возможно, переломить тенденцию поможет заявленная правительством программа освоения региона, но пока пресловутый «дальневосточный гектар» не удерживает отъезжающих.

Не наблюдается на Дальнем Востоке и никакого нашествия китайцев, которым мы так долго пугали сами себя и на которое так надеялись наши враги. Китайцы — народ в принципе консервативный, они и раньше не рвались на холодный север, а теперь ещё отпал стимул для трудовой миграции китайцев в нашу страну. В последние годы зарплаты в КНР сравнялись с российскими. Отныне средний китаец, выбирая между поездкой в морозную незнакомую страну «длинноносых» и отправкой на заработки в цветущий понятный Шенчжень (Шанхай, Гонконг и т. д.), почти стопроцентно предпочитает второй вариант.

Китайская иммиграция в Россию пренебрежительно мала. Два главных источника иммигрантов в нашу страну находятся на постсоветском пространстве, это Средняя Азия и Украина. Около трети приезжих оттуда устремляется в московскую агломерацию.

Кто ещё приезжает в столицу? По наиболее вероятным оценкам, 95-тысячная прибавка московского населения за счёт приезжих в январе—июле, распределилась так: примерно на 20 тысяч выросла среднеазиатская община, почти на 10 тысяч украинская. Ещё более 50 тысяч новосёлов Москвы и Подмосковья — русские из различных областей РФ.

В целом население нашей страны продолжает смещаться на юго-запад. Это довольно новая тенденция, обозначившаяся с конца семидесятых — начала восьмидесятых годов ХХ века. На протяжении долгих предыдущих столетий русские двигались к востоку и северу, занимая менее освоенные пространства, а не концентрируясь в давно обжитых регионах. Наш народ как бы «расползался» из центра, двигаясь в Сибирь и на Дальний Восток.

Теперь всё происходит наоборот. Население «стягивается» в крупнейшие города центра и к побережью незамерзающих морей, Чёрного и Балтийского, покидая таёжные просторы и тундру. Такая тенденция «избегания морозов» приобретает мировые масштабы, поэтому иностранные претенденты на пустеющие земли нашего Севера, более холодостойкие, чем русские, вряд ли найдутся.

Тем не менее, оставлять такие огромные территории с большими ресурсами и редким населением стратегически небезопасно. Поэтому правительству необходимо усилить меры по развитию и заселению северных регионов.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS