Русское поле и начальственные заборы | Продолжение проекта «Русская Весна»

Русское поле и начальственные заборы

Почему наша малочисленная либеральная тусовка бурлит, а остальной огромный народ молчит.

Если поехать от Кремля на запад — будут Рублевка, Новая Рига, картинные сосны, высокие заборы начальственных дач и рестораны, шепчущие: «дай миллион, дай миллион».

А если поехать от Кремля на восток — будут вывески «сход-развал», «автоломбард» и «лига ставок», вещевые ряды, «золоотвалы ТЭЦ-22», пыльные промзоны, грусть и тлен.

В политике — то же самое.

На том маленьком клочке нашего мира, что либеральнее Кремля — там, где поддерживают санкции, салютуют Украине, осуждают сексизм-шовинизм, ужасаются атмосфере ненависти и разговаривают про генетические проблемы плохого народа, — там все кипит и бурлит.

Там собираются митинги, размножаются кандидаты в президенты, бегают активисты, туда идут деньги, там кокетничают чиновники и улыбаются карьеристы.

Там — жизнь.

А на том огромном русском поле, что консервативнее Кремля, — ветер свистит, такая там пустота.

Археологический Геннадий Андреич — один и то же уже двадцать с лишним лет, и уж тем более археологический Владимир Вольфович — почти тридцать.

Три с половиной калеки — то с красным флагом, то с черно-золотым. «Маргиналы и сумасшедшие». Ни денег, ни президентов, один товарищ майор приглядывает.

Сплошные, в общем, золоотвалы.

Тлен, патриотизм и автоломбард.

И это при том, что либеральнее Кремля — народу на десять дачных поселков, а консервативнее — примерно как свободного места от МКАДа до Владивостока.

Но в одну сторону можно и нужно, а в другую — себе дороже, ну его.

В одну сторону — цветы и аплодисменты, в другую — «постояли мужики молча, плюнули и разошлись».

Куда сами поедете, а куда неприятного человека пошлете?

Я выбрал восток.