Патриарх Тихон: Смерть не принявший | Продолжение проекта «Русская Весна»

Патриарх Тихон: Смерть не принявший

Буквально через несколько дней после Октябрьской революции 1917 года, восемнадцатого ноября по новому стилю, в Русской церкви тоже произошли решительные перемены. Впервые после более чем двухвекового перерыва был избран Патриарх Московский и всея Руси. Им стал митрополит Тихон (в миру Василий Иванович Беллавин).

Начиная с Петра Первого православная церковь в России не была самоуправляющейся организацией, но своего рода казённым учреждением — ею руководил Священный Синод во главе с обер-прокурором, чиновником государственного аппарата. С этим можно было как-то мириться, пока православное христианство считалось государственной религией, и его исповедовали император и большинство членов правительства. Но сохранять зависимое положение от государственной иерархии в условиях революции было никак невозможно. В том числе поэтому восстановление патриаршества стало главным деянием собравшегося в 1917 году Поместного Собора.

На время патриарха Тихона пришёлся первый жестокий натиск богоборческих гонений. Его самого сначала долго держали в изоляции в Донском монастыре, потом выдвинули обвинение в контрреволюции, взяли под арест и вели дело к расстрелу. Перед святителем Тихоном стояла дилемма: ни в чём не уступать и принять на мученическую смерть или пойти на уступки и продолжить мученическую жизнь?

Святейшего Тихона нередко упрекают в том, что он «пошёл на сотрудничество с богоборцами», признал борьбу с советской властью ошибкой и повинился перед своими мучителями. В те годы были и такие люди, прежде всего в эмиграции, которые ждали от патриарха исповеднической смерти, чтобы он тем самым укрепил готовых к мученичеству православных противников революции и одновременно пополнил список преступлений большевистского режима столь значимой жертвой. Казнь главы Русской Церкви действительно могла всколыхнуть массовый протест верующих. Значение этого ожидаемого события было таково, что в красных газетах даже появились памфлеты и карикатуры, утверждавшие, что Патриарх Тихон своим покаянным заявлением «подложил свинью антисоветской эмиграции».

В истории Православия было немало случаев казни или расчётливого убийства церковных лидеров. Ещё в период диоклетиановых гонений, в 311 году, был убит патриарх Александрийский Пётр (тогда носивший титул Папы). В 1010 году по приказу нетерпимого к неверным халифа аль-Хакима погиб Патриарх Александрийский Арсений. В русском прошлом убит в заключении обличитель Ивана Грозного митрополит Филипп, а затем при польской оккупации погублен в застенках патриарх Гермоген. В 1821 году османами казнён константинопольский Патриарх Григорий. В двух последних случаях гибель главы церкви в большой степени способствовала народным восстаниям против иноверцев. Вероятно, проигравшие гражданскую войну противники советской власти надеялись, что и в этот раз расправа над Патриархом послужит сигналом к народному выступлению, что даст им шанс на реванш.

Даже если свести выбор Тихона к чисто политической проблеме, надо признать, что возможные народные волнения вслед за казнью Святейшего никак не поколебали бы прочно установившейся к тому времени советской власти, но только увеличили бы число жертв затянувшегося братоубийства. Однако перед святителем стояли отнюдь не политические задачи. Его первым долгом было спасение Русской Церкви, разрушаемой не только снаружи, но и изнутри.

Революция породила такое явление, как обновленческий раскол. То, что наиболее консервативная часть священства и мирян покинула страну с белоэмиграцией, а другая значительная часть клириков и верующих была деморализована репрессиями, создало благоприятную почву для внутрицерковных экспериментов. Появилось движение «обновленцев», некоторые из которых всерьёз рассчитывали на создание современной, «революционной» церкви, а большинство просто хотело приспособиться к новой власти. В то время, когда патриарх Тихон содержался в узилище, обновленцы проведи свой «Собор» и низложили святителя, избрав свою альтернативную иерархию. В 1923 году им уже принадлежало две трети из действующих православных храмов. Вопрос стоял о сохранении русского Православия, как такового. Поскольку религиозное творчество обновленцев толкало церковь к разрушению как догматического, так и человеческого единства.

В этих обстоятельствах святитель Тихон сделал единственно верный выбор. Он поступил в полном соответствии с хрестоматийным заветом Сергия Радонежского: если хотят от тебя злата — дай им злата, если хотят от тебя власти — дай им власти, но Веру Православную никому не отдавай. Заключив компромисс с большевиками, Святейшиё признал только политические ошибки, но ничуть не поступился в вопросах Веры (на что с готовностью шли обновленцы-раскольники). Возвращение Патриарха из заключения позволило сплотить оставшиеся верными силы Русской церкви, защитить оставшиеся храмы от обновленческого захвата.

После возвращения Патриарх Тихон прожил недолго, менее двух лет. Но заложенный им фундамент церковного устройства, объединяющий верных, позволил выстоять и пережить целую богоборческую эпоху. Когда в конце тридцатых годов началась очередная волна репрессий, она в равной степени угрожала как верным, так и обновленцам. Обновленческая церковь не выдержала удара и рассыпалась, как дом, основанный на песке приспособленчества. А подлинная Русская Церковь, как дом, основанный на камне Веры Христовой, стоит поныне и будет стоять в веках. В этом великая заслуга святого Патриарха Тихона.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS