«Их» Сунь-Цзы и наш Маврикий: тайные стратегии искусства войны по-византийски  | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Их» Сунь-Цзы и наш Маврикий: тайные стратегии искусства войны по-византийски

В минимальном наборе литературы, которую по умолчанию должен освоить любой претендующий на общественное уважение эксперт, чаще всего присутствует трактат «Искусство войны», авторство которого традиционно приписывается легендарному военачальнику и стратегу Сунь-Цзы (VI–V века до н. э.).

Книга входит в обязательную программу обучения американских, японских и, разумеется, китайских офицеров.

Фраза «Война — это путь обмана» общеизвестна. Герой войны во Вьетнаме, генерал ДРВ  Во Нгуен Зиап успешно применял тактику, которая описана в «Искусстве войны» для победы над американцами и французами. Трактат Сунь Цзы являлся (и является) настольной книгой большинства военачальников планеты, вплоть до финского маршала Маннергейма.

Велика популярность трактата и в России. Поскольку труд Сунь-Цзы считается — и вполне заслуженно — важнейшим элементом понимания, что есть война с практической, а также философской точек зрения.

Важность трактата, однако, не означает уникальность. Существует другой трактат, «Стратегикон», написанный византийским императором Маврикием, правившим империей с 582 по 602 годы нашей эры.

Этот литературный труд не просто ничуть не хуже китайского коллеги, но его вполне можно читать с целью духовного отдыха. Маврикий был не чужд литераторства, и его произведение написано живо и доходчиво.

Наиболее известным из доступных на территории России изданий «Стратегикона» оказывается «MAURIKIOS. STRATEGIKON. Первоисточник сочинений о военном искусстве императора Льва Философа и Н. Маккиавелли. С латинского перевел капитан Цыбышев. С предисловием Заслуженного Ординарного Профессора Николаевской Академии Генерального Штаба Генерал-Майора П.А. Гейсмана. С.-Петербург. 1903». Это первый и, на данный момент, единственный перевод произведения Маврикия на русский язык.

«Стратегикон» состоит из 12 книг, объединяющих военный устав с наставлением по тактике и стратегии. Главы «Как вести обучение гиперкерастов и плагиофилаков» соседствуют с поучениями об устройстве засад, и как правильно разорять вражьи земли.

Труд достаточно объёмный, поэтому мы приведём ряд наиболее примечательных цитат — хотя, честное слово, искренне советуем прочитать «Стратегикон» целиком. Оно того стоит.

Маврикий об общем подходе к войне:

«Сражаться в открытую против мужественных, храбрых и отважных народов очень опасно. Поэтому лучше действовать с помощью военного искусства, благоразумия, посредством тайных ухищрений, хитрости и обмана, а не явно, открытой силой».

«Необходимо избегать таких случайностей, которые могли бы причинить нам вред, и, наоборот, пользоваться таковыми против неприятеля. Прежде всего надо стараться узнать намерения и козни врагов, высылая для этого разведчиков во все четыре стороны от того места, где должно выстроить боевой порядок».

О роли личности:

«Также мы не думаем советовать того, чтобы Главнокомандующий (стратег) сам лично делал набеги или вступал безрассудно в бой, но предоставил бы это опытным вождям. Ведь если некоторые из предводителей падут или будут разбиты, то все-таки есть надежда скоро поправить дело, если же будет убит тот, кто предводительствует всем войском, то все войско будет лишено единоначалия».

О пропаганде среди своих войск:

«Если наши сторожевые посты захватят в плен нескольких неприятельских воинов, то полезно склонить их перейти на нашу сторону: если они крепкого телосложения и хорошо вооружены, то не надо их показывать без разбора войску, но тайно отослать куда-либо в другое место. Если же взятые в плен плохи, то выгодно показать их всему войску».

О моральной стойкости:

«Когда неприятель далеко, то не следует сводить в одно место все войско, чтобы воины от праздности не обратили своих помыслов к бунту и к худым намерениям».

Про наблюдателей-комиссаров:

«Надо иметь в виду, чтобы в каждой тагме, даже в союзнической, были спекуляторы (наблюдатели — RN), по 2 на тагму и по 8 или по 12 на меру — трезвые, наблюдательные, храбрые и проворные».

О трансляции команд:

«Мы не считаем нужным советовать, чтобы во время битвы звучало много труб, отчего легко может произойти смятение и беспорядок. Да еще и потому, что команды не могут быть слышны. И если местность открытая, то для какого угодно боевого порядка достаточно одной трубы в средней мере. Потому что, чем более тишины в строю, тем менее пугаются воины, которые в первый раз в бою, а также и лошади, строй неприятелю кажется более грозным и лучше слышны команды».

О том, как правильно призывать Божью поддержку:

«Относительно же крика «с нами Бог», который в старину издавался в бою при атаке, то это кажется нам не только бесполезным, но даже и вредным и дающим повод к расстройству, когда он издается в такое время. Потому что при крике более трусливые из воинов останавливаются в то время, когда сражение в полном разгаре и перестают идти вперед, а более смелые, в запальчивости, выскакивают вперед и нарушают порядок в строю. То же надо думать и относительно лошадей, так как и они различного нрава. Таким образом это очень неудобно и некстати, особенно в такое время, потому что расстраивает боевой порядок, прежде, чем представится благоприятный момент для боя, а это очень опасно. Лучше накануне дня сражения служить молебны в лагере, а перед выходом из лагеря, священники, Император и прочие начальствующие лица должны возглашать перед всеми: ГОСПОДИ ПОМИЛУЙ! Затем в каждой мере для предзнаменования счастливого исхода, провозглашать троекратно: С НАМИ БОГ! при выходе из лагеря. Когда же войско обороняется в лагере, то до битвы должно хранить полное молчание и не подавать голоса несвоевременно. От этого и войско не волнуется и команды начальников более слышны».

О тактической дезинформации:

«Так как нам известно, что неприятель более всего судит о величине войска по количеству знамен, то считаем необходимым, чтобы в каждой тагме было два знамени — одно настоящее, ее собственное с именем Комеса или Трибуна тагмы, другое же Гекатонтарха, называемого также Хилиархом, так чтобы в мерии имелись и те и другие, и выносились в строй вплоть до дня сражения. В этот же день надо поднять вверх только настоящие знамена, чтобы от множества знамен не произошло беспорядка в строю, чтобы они были видны воинам. Хотя при большом числе знамен войско кажется больше, все-таки в день сражения надо выносить в строй только настоящие, как более знакомые».

Об отсутствии иллюзий насчёт мотивации личного состава:

«Об обозах надо заботиться, насколько это необходимо: не бросать их, или, как это часто бывало, не оставлять их без прикрытия, а также не тащить их безрассудно вместе с боевым порядком. Потому что при них обыкновенно находятся слуги, необходимые для воинов, а кроме того дети и семьи; если последние не будут в безопасности, то и воины будут беспокоиться и тосковать по ним и во время битвы отвлекаться, думая о них. Ведь всякий благоразумный воин старается захватить то, что принадлежит неприятелю по возможности без потерь для себя».

О фильтрационных мероприятиях среди личного состава:

«Одноплеменных же с неприятелем следует задолго до сражения удалять от войска, посылая их куда-либо в другое место, чтобы во время боя они не отпали от нас и не присоединились к неприятелю».

О роли веселья и отдыха в будущей победе:

«В день сражения Главнокомандующему не следует давать себе много работы, чтобы вследствие большого беспокойства и усталости не упустить более важного, а также чтобы не заставлять и других беспокоиться за себя; но он должен весело явиться к войску и воодушевлять всех, но не вступать самому лично в бой с неприятелем, потому что это дело простого воина, а не Главнокомандующего».

О соединении духовного и практичного:

«После сражения Главнокомандующему надо позаботиться о том, чтобы раненым была оказана помощь, а павшие были преданы честному погребению, потому что это и по-христиански, и на оставшихся в живых производит впечатление».

О главном принципе победы:

«Равным же образом при удачном исходе сражения не надо довольствоваться только отражением врага, как поступают некоторые, не умеющие воспользоваться случаем и довольствующиеся правилом: РАЗБИВАЙ, НО НЕ ДОБИВАЙ, чем дают себе более работы, теряя время и приготовляя самим себе нерешительный исход в будущем».

О работе с общественным мнением и геополитическом позиционировании:

«Главнокомандующему, прежде чем предпринять какое-либо опасное предприятие, надо сперва снискать себе помощь Божью. Причина войны должна быть законна».

О необходимости предусматривать всякое:

«Не следует в неприятельской стране производить пожаров или уничтожать предметы первой необходимости в той местности, по которой намерены идти обратно, чтобы не поставить и самих себя в затруднительное положение».

Мы обязательно продолжим изучение фундаментального византийского военного трактата в следующих публикациях.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS