RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,8229
1 EUR   73,6871
1 USD   63,7873
10 UAH   24,2699
«Коммерсант» против полковника Буданцева | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Коммерсант» против полковника Буданцева

Напряжённость межведомственной войны вокруг событий у ресторана «Элементс» на Красной Пресне в Москве продолжает нарастать. В игру вступила газета «Коммерсант». В материале «Новое обвинение Эдуарду Буданцеву: один на один с коррупцией?» уже сообщало, что Следственный комитет РФ поднял ставки в борьбе с Прокуратурой и ФСБ вокруг дела о перестрелке на улице Рочдельской.

Напомним, что, вопреки однозначной позиции Генпрокуратуры, которая не усмотрела признаков преступления даже с точки зрения превышения пределов необходимой обороны, СКР в попытке дезавуировать решение Генпрокуратуры пошёл на откровенные ухищрения. Так, из события был вычленен эпизод ранения Буданцевым одного из членов банды — Эдуарда Романова. Таким образом извращена суть события: адвокат, представляя интересы владелицы ресторана «Элементс» Жанны Ким, оказался единственным препятствием для вымогателей и взаимодействующих с ними сотрудников полиции. Он подвергся зверскому избиению, был обстрелян, и, спасая свою жизнь и защищая окружающих, был вынужден применить наградное оружие. Однако, судя по новой интерпретации событий Следственным комитетом, Эдуард Буданцев по непонятным мотивам покусился на жизнь «мирно гуляющего» гражданина Романова. Данный подход весьма устраивает арестованного в связи с этим делом «короля» преступного мира Захария Калашова по кличке Шакро Молодой и его подручных, а также высокопоставленных сотрудников СК, уличённых в получении крупной взятки от представителей этого криминального сообщества.

Более чем вероятная причина странного жонглирования СКР своими полномочиями — попытаться «перевести стрелки» на Буданцева, чтобы вывести из-под удара замешанных в коррупционных связях с криминальными структурами начальника Управления собственной безопасности СК Михаила Максименкова, его заместителя Александра Ламонова и заместителя начальника московского следственного управления СК Дениса Никандрова. C момента образования Следственный комитет был под огнём критики. Не привела к специальному расследованию даже информация испанских спецслужб о связи некоторых руководителей СКР с криминалом. Однако после ареста высокопоставленных сотрудников СК позиции «неуязвимого» Бастрыкина пошатнулись, и вопрос его персональной ответственности за действия подчинённых перерос из чисто ведомственного в общественно — политический.

26 апреля 2017 года генпрокурор Юрий Чайка в своём выступлении в Совете Федерации заявил, что за два с половиной года следственные органы незаконно возбудили 6,7 тысяч уголовных дел с ходатайствами об аресте фигурантов. От внимания руководства СКР не могло ускользнуть, что днями ранее Генпрокуратура изменила предъявленное Эдуарду Буданцеву обвинение по «убойной» 105-й статье на «превышение пределов необходимой обороны». Буданцев был выпущен из-под домашнего ареста под подписку о невыезде. Даже если бы по этой «легкой» статье адвокат Буданцев был признан виновным, то фактический срок расследования он провёл под домашним арестом, и прямо в зале суда был бы выпущен на свободу. Это означало, что перестрелка на Пресне становится серьёзным аргументом в противостоянии силовых ведомств. Прекращение расследования по Буданцеву и признание его невиновным либо ответственным за превышение пределов необходимой обороны автоматически перенацеливало внимание общественности на связи высокопоставленных сотрудников СКР с вором в законе Захарием Калашовым и их попытку спасти участников криминального сообщества от наказания.

По сути, выдвинутое Следственным комитетом против Эдуарда Буданцева обвинение в покушении на убийство рифмуется с мотивом взятки сотрудникам СКР: сделать его виновным и оправдать угрожавших его жизни вымогателей. Параллельно это практически неограниченно продлевает срок расследования по делу Буданцева и препятствует разматыванию клубка коррупционной цепочки в Следственном комитете следователями ФСБ, по данным которых арестованный начальник управления собственной безопасности СКР Михаил Максименков является одной из самых близких к Бастрыкину фигур и ключевым игроком в расследуемой коррупционной схеме.

На фоне вбрасываемой в прессу неофициальной информации о имеющихся в Администрации Президента планах расформировать Следственный Комитет к лету будущего года, случай с признаками правовой расправы с адвокатом Буданцевым может рассматриваться как косвенная причина и удобный повод для принятия соответствующего политического решения. Нет сомнений, что тема борьбы с коррупцией станет одним из центральных экономических, социальных и даже внешнеполитических вопросов уже практически начавшейся в России президентской избирательной кампании.

Благодаря гражданской и профессиональной позиции адвоката Буданцева была вскрыта масштабная схема слияния госчиновников и криминалитета в практически надвластную структуру, не признающую законов, а действующую «по понятиям». Ей есть что терять и сдаваться без боя она не собирается.

15 ноября Эдуарду Буданцеву было объявлено инспирированное Следственным комитетом решение об отмене прекращения его уголовного преследования. В этот день газета «Коммерсант», освещая это событие, опубликовала статью «Вооружен и очень свидетель» с подзаголовком «Адвоката Буданцева удалили из суда за пистолет». В статье корреспондент Сергей Дюпин, укрывшийся под псевдонимом «Сергей Машкин» детально описал, как свидетель Буданцев явился в суд со своим наградным пистолетом «Беретта», из которого он стрелял, защищая свою жизнь, во время событий у ресторана «Элементс». Как пояснили в коллегии «Диктатура закона», в которой трудится адвокат Буданцев, — всё изложенное в статье абсолютно не соответствует действительности. Суть фальсификации понятна: показать, что адвокат заведомо готов к нарушению закона, настроен на неадекватное агрессивное поведение и представляет потенциальную угрозу обществу.

В адрес главного редактора «Коммерсанта» Сергея Яковлева 20 ноября Эдуардом Буданцевым было направлено официальное письмо, в котором, в частности, говорится:

«Автор пишет, что я был удалён из зала суда за то, что имел при себе пистолет. Далее он указывает, что я явился на заседание суда с наградным пистолетом „Beretta“…Он описывает, как и каким образом я пронёс пистолет в зал суда, и дальнейшие действия полиции, судьи и судебных приставов. Довожу до Вашего сведения, что всё изложенное в статье, является вымыслом автора, и указанные события не происходили в действительности.

В реальности, видимо, недоступной пониманию Вашего корреспондента, любое оружие, которое было применено и проходит вещественным доказательством по уголовному делу, находится в распоряжении органа, осуществляющего следствие. Указанный в статье пистолет „Beretta“ изъят и находится в распоряжении ГСУ СК РФ, которое расследует дело о применении мною оружия».

В этом письме адвокат Эдуард Буданцев на основании федерального Закона «О средствах массовой информации» потребовал от главного редактора газеты «Коммерсант» опубликования опровержения и предоставить ему возможность изложить на страницах издания правду об описываемых событиях. Никакой реакции на это письмо до сих пор не последовало.

Более того, уже 21 ноября вместо опровержения недостоверной информации журналист Сергей Дюкин, под всё тем же псевдонимом Сергей Машкин, публикует материал, в заглавии которого он уже прямо нарушает базовый конституционный принцип презумпции невиновности: «Адвокат убивал по закону, а ранил — нет». В этой статье Дюкин-Машкин предпринимает попытку обелить одного из непосредственных и активных участников расправы над Эдуардом Буданцевым. Он, в частности, пишет:

«Георгий Березин — церковный художник, приехавший на Рочдельскую, чтобы согласовать со своим спонсором Кочуйковым макет православного календаря, получил пулю в позвоночник, став инвалидом-колясочником». При этом не упоминается, что «белый и пушистый» Березин был осуждён на 6 лет за попытку хищения госимущества и грабёж.

На опубликованном в сети видео с камер наружного наблюдения с места происшествия отлично видно, какие творческие вопросы обсуждали Березин и его «спонсор». В самом начале операции случайно подоспевший наряд ДПС осуществляет проверку водителя принадлежащего криминальной группировке автомобиля по явным признакам алкогольного или наркотического опьянения. Березин — в группе подручных одного из руководителей операции захвата ресторана «Элементс» — криминального авторитета Андрея Кочуйкова по кличке «Итальянец», окруживших машину дорожно-патрульной службы. Кочуйков в это время «решает вопрос» с сотрудниками полиции. Далее, в самый момент обострения ситуации, вызванной приказом Кочуйкова расправиться с Буданцевым, «иконописец» Березин активно вмешивается в конфликт и, выполняя распоряжение своего шефа, вступает в драку. На видеозаписи отчётливо видно: когда избиение адвоката переходит в перестрелку, Березин оказывается на линии огня не случайно. Он поддерживает раненого телохранителя Итальянца — Алексея Китаева, позволяя ему продолжать вести прицельную стрельбу.

В своей статье газета «Коммерсант», фактически заявила, что тот, кто привык рисковать своей жизнью ради спасения других, кто до конца остался верен понятию «офицерская честь» и своему долгу на адвокатском поприще, своей пулей пожизненно усадил в инвалидное кресло непричастного к уголовному преступлению «богоугодного человека».

Вызывает определённое удивление новый подход СК к делу о перестрелке на Рочдельской. Ранее Следственный комитет исключил из дела эпизод о ранении Буданцевым дважды судимого Эдуарда Романова. Однако сейчас решением того же СК именно ранение Романова не только вернулось, но и было переквалифицировано в 105 «убойную» статью УК.

В этой связи возникает вопрос, с какой целью СК в аварийном порядке пересмотрел принятое им же решение. Однако этот вопрос почему-то проходит мимо внимания газеты «Коммерсант» и её журналиста, хотя ответ лежит на поверхности — переписать сценарий следственного процесса и представить адвоката Буданцева не защищающим свою жизнь человеком, а хладнокровным убийцей, готовым применить оружие против «беззащитных и законопослушных граждан».

Издание, желая того или не нет, хотя более предпочтительным представляется первый вариант, играет на руку подозреваемым в коррупции высокопоставленным сотрудникам СК, находящимся под арестом, но исправно получающим немаленькую зарплату, и их связям в криминальном мире. Всё построено на расчёте, что очернение Буданцева позволит в более выгодном свете представить тех, кто начисто лишён совести и чести, а свой профессиональный долг воспринимает только как средство к незаконному обогащению.

Сложившаяся ситуация, очевидно, требует непосредственного внимания владельца холдинга «Издательский дом «Коммерсант» Алишера Усманова. Хорошо известно, что авторитет любого издания строится не на оплаченных и лживых статьях, а на способности объективно подавать, анализировать и комментировать происходящие в стране и за её пределами события. В понятие авторитетного издания входит и способность признавать свои ошибки.

Выбор редакции