RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,0644
1 EUR   73,7247
1 USD   63,2396
10 UAH   24,1051
Только не делайте Восточный крайним | Продолжение проекта «Русская Весна»

Только не делайте Восточный крайним

Самое глупое, что сейчас может произойти — космодром Восточный в народной молве закрепится как «гиблое место». Целый день после информации о том, что новый метеорологический спутник «Метеор-М» не вышел на орбиту, я слышу разные вариации на тему: «В-о-о-о-т, два пуска всего-то с космодрома были, и оба с проблемами». Любим мы себя не любить, причем круто и сладострастно.

На самом деле давайте разберемся на холодную голову (тем более, что сейчас на Восточном -17 и создать такой режим для мыслительного аппарата не сложно).

Итак, мы построили первую часть самого умного и современного космодрома в мире (сколько при этом украдено государственных денег и сколько косяков обнаружилось — вопрос не менее важный, но в данном случае не о нем речь). Почему это самый крутой по оснащению космодром? Здесь впервые между монтажно-испытательными корпусами есть трансбордер — это такая огромная галерея, которая позволяет соединять ракету и полезную нагрузку — спутники и корабли, не вывозя их из чистой зоны.

Здесь буквально на днях заработал Восточный командно-измерительный пункт, который теперь поддерживает связь с Международной космической станцией, ведет по орбитам наши спутники.

Ракету, поставленную на стартовую позицию, боевые расчеты проверяют в специальной мобильной башне обслуживания. Аналогичная (но нашей же конструкции) есть на французском космодром Куру. На Восточном башня более современная и удобная.

Башня, похожая на гигантский скворечник, наезжает на нацеленную в небо ракету, створки закрываются. И даже при -28, на пронизывающем ветру, специалисты могут спокойно, в тепле, работать с узлами и системами. Расчетам на Байконуре об этом приходится только мечтать.

Прекрасные дороги (на Байконуре автобус с космонавтами час плетется от гостиницы до монтажно-испытательного корпуса, где происходит надевание скафандров, по позорно разбитой дороге). Казахи ее не ремонтируют потому что «а зачем это нам?», россияне не вкладываются — мы же арендуем космодром, значит дорожную инфраструктуру должен поддерживать владелец. В поселке ракетчиков Циолковский строят дома с просторными квартирами, отделывают и завозят мебель — молодой специалист получает ключи — и пожалуйста, живи. (Да, я знаю, что на днях за взятку задержан глава администрации городка).

Восточный — это не просто космодром. Это точка для развития Дальнего Востока как продвинутого региона. В Амурском госуниверситете конкурс на космические специальности в пять раз превышает количество мест.

Поэтому когда вспоминают первый пуск в апреле прошлого года, мол за несколько секунд до старта автоматика отменила запуск, и приговаривают: «Опозорились», я перебиваю — да хорошо, что именно так поступили, не скатились к рискованной показухе! Правильная автоматика, надежная. И хорошо, что, несмотря на присутствие первых лиц государства, не стали суетиться, все проверили, нашли сбойный кабель, заменили. Ракета на следующий день успешно пронзила небо.

И 28 ноября боевой расчет сработал на отлично. Все три ступени модернизированной ракеты-носителя «Союз 2.1 б» отработали как положено, штатно. Что случилось с разгонным блоком «Фрегат», который придумали и собирают в подмосковных Химках на НПО им. Лавочкина, еще будут выяснять. Думаю, выяснят.

Лавочкина лихорадит не первый год. (А вот у соседей по Химкам — НПО «Энергомаш» — за все сложные годы ни разу сбоев не было, и не только наши, а и американские ракеты продолжают летать на энеромашевских двигателях, что доказывает — если управлять предприятием вдумчиво и умело, можно и в кризис проскочить все мели и рифы).

Конечно, потеря нового метеорологического спутника «Метеор-М» (а он нам очень нужен был на орбите) — это весьма печально и невероятно обидно. И так Россия теряет коммерческие заказы на выведение спутников на орбиту — конкурентов переманивает низкими ценами и надежной ракетой частник Илон Маск. Теперь заказчики десять раз подумают, прежде чем заключать с нами договор, и нам придется серьезно доказывать, что российская космическая техника надежна. Но все бывает. У нас за плечами странные 90-е и 2000-е, когда, как оказалось, на Воронежском механическом заводе, где делают не матрешки, а космические двигатели, можно запросто втихаря заменить технологию, и плевать на то, что вывозимый этой ракетой груз имеет высокие шансы не добраться до орбиты.

Сейчас на Воронежском заводе наводят порядок — стали больше платить рабочим, туалеты отремонтировали (важная, между прочим деталь).

Но не хочу быть пророком — космическую отрасль еще долго предстоит приводить в чувство. Она так и не научилась себя контролировать. Зато живет умением выцыганить госзаказы и отчитаться, почему стоимость работ в процессе производства существенно возросла. Она громадная, много лет была без присмотра, и проблем накопилось море. Падение спутника — лишь видимая часть.

На этом фоне стоит ценить, что нам — да, с трудом и под присмотром прокуратуры и Следственного комитета — но удалось построить всю сложную инфраструктуру для пуска на Восточном ракет «Союз». Мы впервые за сорок лет построили почти что с нуля космодром. И где? Аж на Дальнем Востоке. Весной следующего года там начнут работы по созданию еще более мощного комплекса под тяжелую ракету «Ангара А5». Потом собираются и под среднюю новую ракету «Союз 5» строить позицию.

Восточный развивается. Пройдет еще немного времени, и ракеты с него станут запускать успешно, и спутники будут выходить на штатную орбиту. Главное, не причитать: «Шеф, все пропало…». И делать из неудач правильные выводы.