RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,1455
1 EUR   72,5329
1 USD   62,6851
10 UAH   23,8233
«Артдокфест»: три способа борьбы с нацистскими провокациями от «искусства»  | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Артдокфест»: три способа борьбы с нацистскими провокациями от «искусства»

Фестиваль документального кино «Артдокфест», некогда имевший репутацию самого качественного из подобных мероприятий, в этом году превратился в фестиваль политических провокаций. В кинотеатрах Москвы и других городов России пытались показать фильмы, рассказывающие о буднях и «подвигах» украинствующих нацистов в Донбассе, о трудной и славной жизни Мустафы Джемилева и т. д. и т. п.

За единственным исключением эти фильмы по разным причинам (см. ниже) показаны не были, но произошедшее ставит перед нами несколько вопросов.

Первый: о мотивации тех, кто пытается в России показывать фильмы о том, какие славные парни в Донбассе убивают русских за нежелание становиться антирусскими.

Второй: о способах недопущения таких фильмов до проката.

Третий: о мерах, которые позволили бы решить проблему один раз, а не решать ее всякий раз перед каждым новым сеансом.

Итак, зачем же организаторы «Артдокфеста» хотят показать в Москве фильм «Война против мира», где о членах нацистских группировок «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Правый сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) рассказывают как о простых и честных парнях? Зачем в Москве хотят показать фильм «Полет пули», в котором мы видим боевиков запрещенного в РФ «Айдара», ведущих пугать и пытать пойманного ими «сепаратиста»? Зачем показывать хвалебный байопик о Мустафе Джемилеве, который призывал наказать жителей Крыма блокадой водоснабжения, поставок энергоносителей и продуктов?

Некоторые становятся попутчиками нацистов в силу интеллектуальной и нравственной нищеты. От тезиса «Путин плохой» они приходят к тезису «Те, кто против Путина, хорошие». Хороши и нацисты со свастикой (в кадре), и нацисты, ведущие человека пытать (в кадре), хороши недужные умом общественные деятели, призывающие лишать людей электричества, воды и еды. Псевдолиберальные СМИ толкуют о технических находках автора фильма о подготовке к пыткам, не говоря ни слова о сюжете, упиваясь своей моральной пустотой.
В Антарктиде нашли вмерзший в лед корабль пришельцев

Им не приходит в голову ни снимать, ни показывать фильмы о жизни народных республик, которые Киев обстреливает запрещенными фосфорными бомбами. Им не приходит в голову ни снимать, ни показывать фильмы о подлинном облике нацистов, об одномерном устройстве их мира, о пытках и ненависти. Им не приходит в голову задуматься о подлинной причине этой гражданской войны, где на одной стороне — желание остаться самими собой, а на другой — желание сделать всех поклонниками Бандеры и заставить ходить строем в вышиванках. Этих деятелей искусств очень сближает с майданом «путиноцентричность» сознания: в центре мира — враг, против врага все средства хороши, и эта борьба — высокохудожественна.

Особо, конечно, обращает на себя внимание глубочайшая подлость организаторов «Артдокфеста». На постмайданной Украине за попытку показать подобные фильмы с обратным знаком их сначала бы избили нацистские активисты, а потом посадило бы государство. Но в России симпатизанты майдана и нацистов говорят о том, что все это — «искусство», и требуют свободы для этого искусства. Свободы показывать нам в наших кинотеатрах агитки о том, как смело они убивают нас там.

Ссылки на то, что перед нами — «искусство», абсолютно несостоятельны. Нет никакого искусства (в высшем смысле слова «искусство») в том, чтобы по заветам доктора Геббельса показывать положительные стороны членов нацистских организаций, «случайно» упуская из виду их преступления. Нет никакого искусства (ни в каком смысле слова) в том, чтобы сесть в машину к нацистам, включить камеру и снимать, как они человека везут пытать, а потом выдавать за «документальный фильм» съемку того, как человека везут пытать за то, что он не бандеровец.

Даже подлинное искусство должно проявлять деликатность, когда речь идет о настоящей войне. Теодор Адорно в середине прошлого века доводил эту мысль до максимы о невозможности писать стихи после Освенцима. В случае же, когда вместо подлинного искусства, движущие силы которого — любовь и поиск правды, нам предлагают прямую героизацию нацистов — это подлость по всем человеческим и божеским законам.

Фильм «Война ради мира» был запрещен к показу после того, как депутаты Госдумы написали заявление в ФСБ и Следственный комитет с просьбой проверить фильм на экстремизм. Результаты проверки понятны. Фильм «Полет пули», к которому формально придраться сложнее, был сорван активистами движения «СЕРБ». Те вели себя гораздо мягче, чем это было бы в родном для главы «Артдокфеста» Виталия Манского Львове, но тем менее. От демонстрации фильма о Джемилеве отказалась администрация кинотеатра, в котором должен был пройти показ.

«Без России погибаем!»: в Николаеве начался бунт

В отличие от друзей Виталия Манского, мы в России — люди цивилизованные и лучшим считаем именно первый способ, то есть законодательно обоснованный запрет на показ нацистских агиток. Второй способ был использован именно там, где не сработал первый. История с неудавшимся показом фильма о Джемилеве напоминает о том, что и владельцы кинотеатров должны иногда по собственной инициативе, до законодательного принуждения, думать и о законной, и о моральной сторонах вопроса.

Однако во всем этом не хватает некоторой последовательности. Формально ничто не мешает авторам вышеописанных провокаций попытаться через год устроить их снова. Но ведь что-то должно им мешать, правда? Какой-то ведь должен существовать способ заранее и законно упреждать подлые выходки? И способ этот вполне понятен.