У Турции остается все меньше и меньше времени для дистанцирования от Баку | Продолжение проекта «Русская Весна»

У Турции остается все меньше и меньше времени для дистанцирования от Баку

Известный американский аналитик, ранее работавший с госсекретарем США Джеймсом Бейкером, Пол Гобл активизировался и стал выступать с заявлениями по разным проблемам постсоветского пространства. В частности в отношении перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Объясняя свою позицию, Гобл напоминает, что в свое время он «написал предложение, которое позже стало известно как «План Гобла» (размен территорий межу Азербайджаном и Арменией — С.Т.), правда, после того, как покинул государственный департамент. Однако несмотря на то, что с тех пор прошло много лет, «его до сих пор волнует, что происходит в Закавказье». При этом Гобл в беседах с закавказскими журналистами часто желает «народам региона выйти из-под российского господства и иметь лучшую жизнь».

Тем не менее у нас до определенного времени не было оснований подозревать американского аналитика в незнании матчасти. Он был абсолютно прав, когда в одном из интервью азербайджанским СМИ, характеризую политику Турции в регионе на протяжении последних многих лет, заявлял, что Анкара «использовала свой лимит в НАТО на Кавказе и Средней Азии и вряд ли в ближайшее время восстановит там свое положение». Это был откровенный упрек в адрес Турции, которая отказалась ратифицировать подписанные в октябре 2009 года известные Цюрихские протоколы, предусматривающие восстановление дипломатических отношений с Ереваном и открытие границ между двумя странами. Действительно, тогда Армения пошла на очень серьезные уступки. Однако Азербайджану удалось пристегнуть к протоколам проблему нагорно-карабахского конфликта, что лишило Анкару возможности заполучить в Закавказье еще одну опорную геополитическую точку.

В результате, по словам Гобла, Россия «укрепила свое положение в регионе только в силу географии», что можно квалифицировать как вольную или невольную «игру Баку в пользу Москвы». Более того, американский аналитик отказывается признавать навязываемую Азербайджаном точку зрения, будто бы Армения, будучи членом ОДКБ и Евразийского экономического союза, является «сателлитом России»., поскольку «Ереван следует рассматривать в иной геополитической плоскости. В международной практике часто наблюдается обладание, казалось бы, зависимых стран большими правами, чем их покровители. Думаю, что и Армения в следующем десятилетии добьется отделения от России и займет лучшие позиции на Кавказе». В чем же дело и почему Гобл стал мыслить такими категориями? В этой связи бросаются в глаза следующие факторы.

Президент Армении Серж Саргсян, выступая в ООН, сообщил, что «весну 2018 года Армения встретит без армяно-турецких протоколов», и обосновал это тем, что Турция не отказывается от предусловий для ратификации Цюрихских протоколов, искусственно связанных с карабахским конфликтом. Анкара ответила. Если вывести за скобки словесные обрамления, то МИД этой страны констатировал, что протоколы все еще находятся на рассмотрении комиссии по внешним связям парламента Турции и для их утверждения необходимы соответствующая политическая атмосфера и мир на Южном Кавказе. Следовательно, ворота не закрыты. Только важно отметить важный нюанс. Анкара образца 2009 года, когда подписывались протоколы, была на подъеме. Сейчас она находится в жестком внутриполитическом и геополитическом кризисе.

Американский профессор, специалист по вопросам обороны и национальной безопасности Роберт Фарли на страницах The National Interest пишет, что отдаление Турции «от ЕС и США и ее сближение с Москвой является предвестником существенного изменения баланса сил в регионе», что может «повлиять на то, как будут развиваться события в Сирии, Ираке, Иране, на Балканах и на Кавказе». Поэтому у Анкары есть только два варианта в разыгрывании армянской карты: либо в партнерстве с Вашингтоном и Брюсселем, либо с Москвой. Как пишет турецкая газета Milliyet, «времени у Анкары остается мало» (вспомним срок Саргсяна — до весны 2018 года), потому что «события на Ближнем Востоке тяготеют больше к хаосу», особенно после решения президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, которое ведет к возникновению новой проблемы.

И с ней непросто будет справиться странам региона с точки зрения обновления геополитических реалий, если иметь в виду выстраивание игры с курдами в Ираке, Сирии, а скоро и в Турции, возможно, в Иране. В такой ситуации Турции, помимо России, лучше иметь в лице Еревана партнера, а не противника. Потому, что предстоит борьба на глубинном уровне. Для этого Анкаре необходимо обозначить разграничение своих отношений с Арменией, что предусматривается Цюрихскими протоколами, и карабахского урегулирования. Похоже, именно в этой связи Гобл выступил с еще одним заявлением: Турция «может отобрать у России монопольную инициативу в процессе урегулирования карабахского конфликта».

Объективности ради отметим, что Анкара в альянсе с Баку пыталась и пытается интегрироваться в процесс урегулирования, подобно тому, как это удалось сделать Мустафе Кемалю в начале 1920-х годов. Но это практически невозможно без урегулирования отношений с Ереваном, что отлично понимает американский аналитик. Другие рассуждения, например, азербайджанских политологов о том, что Турция якобы сейчас имеет способность «объединить вокруг себя весь исламский мир», являются попыткой заретушировать в глазах общественного мнения своей страны складывающееся новое магистральное направление в политике Баку на закавказском направлении. Сам же Гобл пока предпочитает поддерживать работу Минской группы ОБСЕ, хотя не видит «возможности прорыва», рассчитывая на «эффективность сепаратных инициатив отдельных стран». Первый шаг по идее в этом случае должна сделать Турция, однако времени у нее осталось мало.