RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,0644
1 EUR   73,7247
1 USD   63,2396
10 UAH   24,1051
Меньше доллара | Продолжение проекта «Русская Весна»

Меньше доллара

В августе этого года олимпийский чемпион по скелетону Александр Третьяков дал интервью, в котором поделился своими планами на игры в Пхёнчхане. В числе прочих был и ответ на вопрос про допинг. Вот такой: «С допингом у меня никогда проблем не было. Приезжайте в любое время года, хоть каждый день, берите что хотите. Отношение к этому у меня не поменялось — всегда без проблем сдавал тесты».

Тем более что до этого интервью его уже отстраняли от соревнований после публикации первого доклада Макларена, но потом восстановили и, казалось, проблема исчерпана. Однако 22 ноября, когда спортсмен уже вовсю готовился к Олимпийским играм, было объявлено о его пожизненной дисквалификации и лишении золотой медали Олимпийских игр 2014 года. Эта история была бы одной из многих в череде других, происходящих сейчас с нашими спортсменами, если бы не аргументация дисциплинарной комиссии, принявшей решение о дисквалификации. А в нём сказано (пункты 361 и 369), что если на пробирках с анализами спортсмена Третьякова не обнаружено никаких царапин, а уровень соли в его анализах соответствует норме, то это всё равно не доказывает его невиновность. Потому что к тому времени опыт людей, вскрывавших и подделывавших пробы, возрос настолько, что они научились делать это без всяких следов. А вину господина Третьякова подтверждает тот факт, что его имя присутствует в одном из списков, предоставленных господином Родченковым. И всё.

На самом деле эта статья вообще не про допинг. Но я не мог не привести историю с аргументацией обвинений в адрес скелетониста Третьякова, поскольку она в полной мере отражает тот уровень всеобщего безумия, с которым нам сейчас предстоит иметь дело. Причём в совершенно различных областях, не только связанных с допингом. Мы уже видели результаты расследования конгрессом США вмешательства русских хакеров в президентские выборы. Facebook, Google и Twitter предоставили доказательства, над которыми мы уже довольно повеселились — картинки с шахтёрами Иллинойса и тому подобную ерунду, которая, по мнению конгрессменов, смогла перебить стомиллионную медийную кампанию кандидатов.

О том, что всё может быть ещё смешнее, мы уже даже не думали. Ну куда уж смешнее? И где найти людей смешнее, чем американцы? Ну разве что на Украине.

Но они нашлись в Великобритании.

Месяц назад премьер-министр этой страны Тереза Мэй, которой очень не хочется осуществлять процедуру выхода Великобритании из Евросоюза (о неизбежности чего я, кстати, писал здесь уже через два дня после референдума), заявила о том, что подданные Её Величества приняли своё решение под давлением. И что необходимо расследовать вмешательство Кремля в процесс референдума. Доказательств у премьер-министра никаких не было, но вышеупомянутая история со спортсменом говорит нам, что никаких доказательство не нужно.

«Мы наблюдали вмешательство России в ряде стран в Европе», — сказала премьер-министр, не уточняя, какие страны имеются в виду.
Но этих наблюдений достаточно для обвинений. Университет Эдинбурга выпустил специальный доклад (от этого слова уже хочется рассмеяться), где было сказано следующее: «Накануне дня выборов было создано огромное количество твитов со стороны российских агентов, которое достигло пика во время голосования, а потом моментально пошло на спад». Приводились даже тревожные цифры: свыше 150 тыс. аккаунтов из России опубликовали около 45 тыс. сообщений о брексите в дни голосования. Причём множество из этих аккаунтов созданы организацией Internet Research Agency (не спрашивайте). А руководит всем, разумеется, канал RT и агентство Sputnik.

Кстати, было представлено и доказательство — опубликованная в Twitter фотография женщины в хиджабе, которая идёт по Вестминстерскому мосту мимо пострадавшего в теракте и смотрит в свой телефон. С подписью: «Мусульманская женщина просто идёт мимо умирающего человека и проверяет свой телефон». Фотография настоящая, подпись её верно описывает. Но это, конечно, разжигание. Не интересуйтесь у меня логикой, я её не понимаю. Я просто хотел показать вам, что ответили интернет-компании на запросы взволнованного политического класса Великобритании о вмешательстве России и её интернет-троллей в их суверенные демократические процессы.

Вот ответ компании Twitter UK: за весь 2016 год аккаунт RT_com потратил на рекламу $469 900, из которых в Великобритании было потрачено $44 615,87. А во время референдума были отрекламированы всего, внимание, ШЕСТЬ твитов, за что было уплачено $1031,99. £767, если интересно в ценах страны, вопрос о выходе которой из Евросоюза решался.

Кстати, если вы думаете, что эти не то чтобы смешные, а вообще ничтожные цифры спасают RT от ответственности, то вы ошибаетесь, как ошибался скелетонист Александр Третьяков, полагая, что неупотребление допинга спасает его от ответственности за употребление допинга.
Двумя абзацами ниже отчёта о том, что RT никак не влиял на брексит, Twitter любезно уведомляет, что RT и Sputnik лишены права покупать рекламу. А то, что они уже заплатили ранее, будет направлено на благотворительность. Мало ли что.

Теперь давайте обратимся к Facebook и овеянной легендами Internet Research Agency, которая, как говорят конгрессмены, смогла разрушить хрупкую американскую демократию. Знаете, сколько Internet Research Agency (повторюсь — что бы это ни значило) потратила во время брексита на Facebook по мнению самого Facebook? Вы только поудобнее сядьте, а то как бы от смехового спазма не выпасть из кресла. Внимание, официальные данные: $0,97. МЕНЬШЕ ОДНОГО ДОЛЛАРА! Эти 97 центов были потрачены на 3 рекламных объявления, которые собрали в общей сложности 200 просмотров.

Вот скажите, есть ли у вас сомнения в том, что эти цифры станут хотя бы каким-то препятствием для дальнейших обвинений России в том, что это она вырвала Великобританию из цепких лап Евросоюза? Вот у скелетониста Третьякова такие сомнения были. Сомнения, что невиновного человека можно обвинить в том, чего он не делал, без всяких на то оснований.

А лично у меня подобных сомнений вообще нет. Потому что уже сейчас председатель парламентского комитета по культуре, СМИ и спорту Великобритании Дамиан Коллинз называет ответ Twitter на запрос о вмешательстве России в референдум неадекватным.

«Кажется странным, — говорит господин Коллинз, — что мы получили больше информации о действиях, которые произошли на вашей платформе, от журналистов и учёных, нежели от вас».

Понимаете? Не вы теперь решаете, что у вас происходит. Это теперь решают британские учёные и журналисты. А вы, если хотите и дальше существовать в такой юрисдикции, должны подтверждать эти решения. Иначе вы неадекватны.

Но авторитаризм и отсутствие демократии после всего этого всё равно, конечно, у нас. Просто потому что не заслужили. Не хватает, понимаете ли, выслуги лет.

Топ недели