RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,3055
1 EUR   72,1183
1 USD   61,6659
10 UAH   23,5726
Ирак: итоги уходящего 2017 года | Продолжение проекта «Русская Весна»

Ирак: итоги уходящего 2017 года

9 декабря премьер-министр, Верховный главнокомандующий Хейдар аль-Абади заявил о полной и окончательной победе над «Исламским государством» (1) в Ираке и восстановлении контроля над границей с Сирией. Спустя сутки в Багдаде состоялся военный парад, а день 10 декабря теперь объявлен ежегодным национальным праздником. Ликование багдадских властей объяснимо — армия реабилитирована после позора 2014 года, когда шесть развёрнутых дивизий панически бежали, бросая технику и вооружение, а угроза взятия столицы страны была реальной…

Сейчас в Ираке не любят об этом вспоминать, как не принято говорить о том, что в стране (как в Сирии) идёт гражданская война. По разные стороны баррикад оказались, причём вынужденно, жители одной страны, а количество пришлых «воинов ислама» составляет лишь малую долю. Жупел ИГ является удобным для тех, кто заинтересован, чтобы хаос продолжался, но был управляемым, то есть способствовал достижению совсем других целей. При этом выгодоприобретатели находятся далеко от места событий.

Выступая по случаю «исторической победы», Х. аль-Абади произнёс немало здравиц во славу иракской армии, спецслужб, полиции, уделив особое внимание вкладу в разгром противника бойцов шиитского «народного ополчения», но ни разу не упомянул о роли курдских формирований пешмерга. Этот факт с особой обидой был воспринят в Иракском Курдистане, и не без оснований — курды сыграли важнейшую роль в отражении натиска наступавших и сделали немало для того, чтобы багдадский режим устоял в сложившейся тогда критической ситуации.

В Багдаде вполне преднамеренно хотят «поставить на место» иракских курдов, которые устроили в конце сентября референдум о независимости и выступили за расширение своих прав. В ответ были введены жёсткие экономические санкции, а в середине октября проведена силовая операция, в результате которой Багдад вернул контроль за всеми спорными территориями, включая стратегически важные нефтепромыслы в районе Киркука. Успех акции в немалой степени предопределили скоординированные действия Турции и Ирана, которых крайне беспокоит перспектива курдской независимости в силу того, что они имеют на своей территории такую же проблему. Результаты референдума показали желание курдов обрести независимость, но затем выявилась их неготовность нести бремя собственной государственности. Сегодня обстановка в Иракском Курдистане накалена до предела.

Багдад и раньше держал автономию на голодном пайке, не выполняя собственные законодательно оформленные обязательства, а теперь там не без удовольствия прибегают к коллективному наказанию курдов экономическими мерами. Когда Х. аль-Абади заявил курдам: «Вопрос с референдумом закрыт и остался в прошлом» и добавил прямую угрозу: «Потеряете всё!», он не блефовал. Все призывы к диалогу с Эрбилем, к компромиссу теперь рассматриваются в Багдаде исключительно с позиции диктата и мер принуждения. Самым простым и эффективным способом оказалась блокада.

Федеральное правительство ещё 29 сентября ввело запрет на международные рейсы в аэропортах автономии Эрбиль и Сулеймания. Запрет действует до сих пор — даже гуманитарные грузы допускаются только с личного разрешения премьер-министра Ирака. Директор аэропорта в Сулеймании Тахир Абделла говорит: «Нет надежды открыть наши аэропорты в ближайшем будущем». Между тем в СМИ появились сообщения о намерении иракских федеральных властей создать международный аэропорт в Киркуке, а аэропорты Эрбиля и Сулеймании использовать только для внутренних рейсов.

Воздушное эмбарго стоит Иракскому Курдистану почти полмиллиона долларов в день, но это ничто в сравнении с потерями от экспорта нефти с месторождений, перешедших под контроль центральных властей, и сокращения финансирования из федерального бюджета. Кризис сказался очень быстро: из-за нехватки денег через месяц власти Курдистана приступили к сокращению зарплат, а затем и вовсе прекратили выплаты. Один за другим стали закрываться магазины, уровень жизни начал стремительно падать, и 17 декабря в автономии начались массовые акции протеста против отсутствия зарплат и услуг.

Волнения охватили многие курдские города: Сулейманию, Халабджу, Ранни и другие. Демонстранты поджигали правительственные здания, громили офисы политических партий, причём не только правящей Демократической партии Курдистана, но и других. Силы безопасности были вынуждены открыть предупредительный огонь и применить спецсредства, в городе Кифри ввели чрезвычайное положение. Реакция из Багдада была иезуитской: премьер Х. аль-Абади призвал власти Курдистана «уважать мирные демонстрации» и заявил, что отвергает любые меры, которые лишают протестующих их «конституционного права на свободу слова и мирный протест». Одновременно глава Кабинета министров подчеркнул, что правительство не сможет предоставить зарплаты госслужащим региона Курдистан в полном объёме, поскольку информация, полученная из Эрбиля, не кажется Багдаду достоверной. В проекте бюджета Ирака на 2018 год, который находится сейчас на рассмотрении парламента, отчисления автономии также существенно урезаны.

16 декабря было обнародовано заявление высшего шиитского религиозного лидера Ирака Великого аятоллы Али Систани, в котором содержится призыв к правительству «избегать прошлых ошибок» и сосредоточиться на следующем этапе — восстановлении разрушенных войной районов, возвращении беженцев и перемещённых лиц, борьбе с коррупцией, что не менее важно борьбы против ИГ, если не важнее. Член антикоррупционного комитета в иракском парламенте Ардалан Нураддин признал, что Ирак является самой коррумпированной страной после Судана, а уровень коррупции в стране не поддаётся измерению. По его словам, коррупция в Ираке уже пересекла красную линию, особенно во время пребывания на посту премьер-министра Нури аль-Малики. Ситуация не улучшилась и при нынешнем правительстве: законодатель утверждает, что имеются материалы о 40 000 случаев коррупции с участием высокопоставленных должностных лиц, а все заявления аль-Абади о борьбе с этим явлением — не более чем комментарии для СМИ. По данным депутата, огромные суммы были похищены в нефтяном секторе и на сделках с оружием.

На таком фоне группа шиитских депутатов парламента Ирака в начале декабря решила вернуться к вопросу, который они посчитали самым актуальным, — о рассмотрении поправок в Закон о личном статусе, где определяются положения, регулирующие брак. Поправки фактически легализуют изнасилования в браке (муж имеет право заниматься сексом с женой, даже если она этого не хочет), содержат запрет женщинам покидать дом без разрешения супруга, а в случае развода все дети старше двух лет автоматически переходят под опеку отца. Самые же вопиющие положения касаются изменения брачного возраста — предлагается снизить его для юношей до 15 лет, а для девушек, точнее девочек, — до 9 лет!

Первая попытка ввести такую норму была предпринята ещё в 2003 году, спустя пару месяцев после американской оккупации, но тогда эту инициативу заблокировала администрация Пола Бремера, посчитавшая её уж чересчур демократической. Следующий раз тема возникла во время парламентских выборов 2014 года; принятие таких поправок было одним из предвыборных обещаний тогдашнего премьера Нури аль-Малики, правительство законопроект одобрило, и дело оставалось за парламентом. Карты спутало начало крупномасштабной гражданской войны, когда парламентарии бросились приобретать недвижимость за границей и упаковывать чемоданы. Сейчас, по их мнению, угроза миновала, и настало время для окончательного рассмотрения этой насущной темы.

Аргументация сторонников поправок проста: Аиша, одна из жен пророка Мухаммеда, была просватана за него в 6 лет, а вышла замуж в 9 лет. Просвещённая часть иракского общества протестует, в ООН отметили, что эти изменения в правовых нормах могут привести к нарушениям Ираком своих обязательств в рамках Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и Конвенции о правах ребёнка. Выступили с довольно жёсткими обращениями различные неправительственные и правозащитные организации, но критика воздействия не возымела: если в 2014 году пресс-секретарь министерства юстиции (именно оно внесло проект) заявил: «Есть люди, которым не нравится этот закон, но нам на них наплевать, потому что они противники ислама», то сейчас у сторонников поправок новый козырь: «Нам не интересно мнение об институте семьи из стран, где на законодательном уровне одобряются однополые браки»

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!