RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,0644
1 EUR   73,7247
1 USD   63,2396
10 UAH   24,1051
«Партия отчаяния»: перспективы-2024 | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Партия отчаяния»: перспективы-2024

Согласно отечественным соцсетям, самым интригующим политическим событием выходных в России стало невыдвижение в президенты от КПРФ Г. А. Зюганова (в таких случаях положено писать «ушла целая эпоха»).

Согласно эмигрантским и западным СМИ, за реальностью не поспевшим — главной новостью было выдвижение А. А. Навального. Событие отличилось детальным (вплоть до радостного посыпания кандидата разноцветной бумагой) следованием американским образцам.

Кстати. Тот факт, что выдвинутый А. А. Навальный будет тут же и задвинут Центризбиркомом, казалось бы, обессмысливает происходящее во всех смыслах. Но это только если считать, что данный политик сориентирован на внутренний рынок. Если же считать, как это делают злые люди, что А. А. Навальный давно переориентировался на экспорт и играет для внешних потребителей в лидер оф рашен либерал оппозишн и «человека, которого больше всех боится Путин» — то всё встаёт на свои места. Такому человеку необходимо проводить ивенты и упоминаться, и целесообразность траты средств тут совершенно иная.

…Но мы сегодня про другое. Как легко заметить, кандидаты — если не считать тех, кто вообще ни о чём — представляют собой в социальном смысле верхний процент населения страны. Начиная от анти-элитной кандидатки «против всех» Ксении Анатольевны Собчак, из элитной тусовки в принципе не вылезающей, и заканчивая кандидатом от социальной справедливости Павлом Николаевичем Грудининым, королём российской земляники.

Это, помимо всего прочего, говорит вот о чём. Как мы уже писали, в «активно-патриотической» части общества (то есть в той, что активно обсуждает политику в соцсетях) сформировались два полюса (восторженно-лоялистское и истерично-пессимистическое) плюс большинство, способное испытывать отчаяние и торжество одновременно.

При этом патриоты истерично-пессимистические — то есть носители «социального ресентимента» (это когда всё ужасно и мы знаем виновных) — по степени неприятия государственности сблизились с ультралибералами настолько, что почти слиплись. Кто не верит — пусть вспомнит странное явление под название «революция 5 ноября», инициатор которой, ныне беженец от кровавого режима во Францию, именовал себя «анархо-националистом» и бродил от ПАРНАСа до КПРФ. Смех смехом, а несколько сотен взведённых мужчин компетентным органам по разным городам страны пришлось превентивно обезвреживать.

Мы имеем дело с парадоксальным в чём-то явлением. В «критической части» вся Партия Ресентимента практически едина. Государство — гнилое и коррумпированное, суды и силовики продажны, хитрые гешефтмахеры имеют все, а простые люди ничего, торгаши и эксплуататоры наживаются, завозя мигрантов.
Начиная с «как надо» эта неформальная партия, конечно, разбивается на ручейки, одни из которых предлагают живительные расстрелы, другие волшебную либерализацию/федерализацию/демилитаризацию, третьи выселение понаехавших, а четвёртые и вовсе вернуть государя.

Но при наличии В. В. Путина и его 75% — до этой стадии в принципе дела не доходит. Наличие путинского консенсуса, скрепляющее большинство — не даёт довести до конца внутренние противоречия также и принципиальным оппонентам нынешнего российского государства.

Так вот: есть мнение, что выведенные сейчас на публичную арену кандидаты (они же в перспективе — альтернативные лидеры-2024) этот самый социальный ресентимент не выражают. Они не являются его носителем во-первых, и либо совершенно несерьёзны, либо уныло конструктивны во-вторых.

При этом очевидно, что внутренняя политика руководством России сейчас рассматривается весьма «технократически». То есть в качестве реально существующих признаются только те силы и настроения, кто сорганизовался каким-либо формальным образом. Способные сзывать конференции, делать кейсы, проводить акции и проч. Поэтому для архитекторов внутренней политики вполне заметна, например, фигура А.Кудрина — у него есть целая пачка формально существующих общественных, респектабельных при том организаций. И для них едва ли существуют группы, у которых одни только паблики в ВК (пусть в этих пабликах и состоят миллионы).

К чему я это всё.

Прямо сейчас, вероятно, такой подход оправдан. Тратить ограниченный ресурс государства на диалог с нигилистическим пикейно-жилетным контингентом, не желающим даже вылезать из интернета, действительно не стоит.

Однако фокус в том, что этим игнором критическому нигилизму и ресентименту создаются в перспективе тепличные условия. Ему, говоря грубо, дают возможность метко и едко бичевать государство и весь его некузявый конструктив — но при этом не вынуждают обнаруживать собственный.
И этот нигилизм, если его запустить, начнёт пронизывать общество (и самое государство) так же, как пронизал он его в далёких 1910-х и 1980-х. Когда с интервалом в семь десятилетий сначала за три часа слиняла Святая Русь, обнаружив аморфно-враждебное собственной тысячелетней государственности население. А затем, за те же три часа, слиняло развитое и сознательное советское общество.

В обоих случаях, конечно, этой линьке способствовала внешняя обстановка: мировая война в первом случае и застарелый управленческий кризис, помноженный на нефтяное пике, во втором.

В случае России-2024 мы не можем прогнозировать внешнюю обстановку. Но без внимания к аморфному, неорганизованному, глухому неприятию однажды можно повторить слова, ставшие прологом к большому советскому кризису: «Мы не знаем общества, в котором живём».

Выбор редакции
Топ недели