RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,9189
1 EUR   73,3321
1 USD   62,5327
10 UAH   23,9681
Новогодний подарок, который ждут все | Продолжение проекта «Русская Весна»

Новогодний подарок, который ждут все

Военкор и автор проекта WarGonzo Семён Пегов о том, что предшествовало обмену пленными в Донбассе и что значит это событие для жителей конфликтного региона.

Казалось, ситуация, сложившаяся в зоне соприкосновения армии ДНР и ВСУ, не располагает к тому, чтобы анонсированный больше месяца назад обмен пленными все-таки состоялся. Взаимные упреки в регулярных обстрелах, вывод группы российских военных наблюдателей из Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня в Донбассе, в результате нарастающее обострение…

Однако несмотря на то, что очередной виток эскалации неизбежно надвигался и даже самые оптимистичные военные аналитики давали пессимистичные прогнозы, случилось практически чудо — Украина и донбасские республики экстренно договорились обменяться пленными до нового года и даже вроде как пришли к единому знаменателю относительно списков на обмен, которые становились вечным камнем преткновения в ходе дискуссий на эту тему в рамках минского процесса.

Финальные (будем надеяться) переговоры прошли ни много ни мало в Москве при участии руководителей ДНР и ЛНР (то есть Захарченко и Пасечника соответственно), украинского представителя Медведчука и при непосредственном наместничестве Патриарха Кирилла. Именно благодаря миротворческой миссии главы РПЦ, как теперь считают многие, стороны смогли все-таки выйти из тупика неразрешимых противоречий.

Безусловно, сложно переоценить роль церкви в положительном (тут главное не сглазить, да простят нас священники за суеверие) исходе в решении проблемы тех, кто оказался в заложниках у хрупкого минского перемирия, которое фактически ежедневно разлеталось на сотни осколков, подобно тем украинским снарядам, что пробивали панельные стены спальных кварталов Горловки и Ясиноватой.

Не стоит забывать — дипломатический опыт Патриарха Кирилла колоссален, ведь будучи еще митрополитом Смоленским и Калининградским, он отвечал в РПЦ именно за внешние связи, то есть, если переводить на светский язык и подбирать аналог в миру, работал министром иностранных дел. Плюс к этому еще тогда ему приписывался статус одного из самых ярких религиозных ораторов современности, и это свое реноме глава РПЦ подтверждал регулярно.

Однако несмотря на то, что именно посредничество Кирилла сыграло решающую роль в этом непростом переговорном процессе, нужно быть осторожнее в формулировках. Потому что уже сейчас в оперативной публицистике появляются и берутся на вооружение тезисы, согласно которым Патриарх смог в равной степени повлиять на обе стороны конфликта, внушить им дорогу к правильной цели.

По моему убеждению, здесь все-таки надо четко отделять Киев от Донбасса. По той простой причине, что на Донбасс не нужно было оказывать никакого влияния и уже тем более давления. По крайней мере конкретно в том, что касается обмена военнопленными.

Он и так находился под ним абсолютно добровольно — еще задолго до того, как начались эти изматывающие переговоры. Глава РПЦ пользовался и пользуется непререкаемым духовным авторитетом на территориях донбасских республик — ДНР и ЛНР. Это во-первых. А во-вторых, Донецк и Луганск с самого начала вооруженного противостояния не просто шли навстречу оппонентам в различного рода гуманитарных вопросах, но и регулярно решали их в одностороннем порядке.

Лично я помню по крайней мере пять случаев, когда к донбасским полевым командирам (тогда еще армии как таковой не было, а иерархия была крайне условная) попадали в плен рядовые солдаты ВСУ и срочники. И не докладывая как-то подробно начальству об обстоятельствах, командиры разбирались с проблемой возврата украинских солдат на историческую родину практически по-семейному.

То есть буквально звонили семье, давали гарантии безопасности — за парнишкой приезжали родители и без всяких там выкупов спокойно забирали своего отпрыска домой, предварительно дав устное обещание, что в АТО ни за какие золотые горы сына больше воевать не отдадут.

Слезы благодарности лились ручьем, но даже несмотря на то, что некоторые вэсэушники лишь изображали непричастность и раскаяние и, вернувшись в Незалежную, уже добровольцами шли на фронт воевать против «сепаров» снова, эта практика не прекращалась вплоть до середины 2015 года.

Это я к тому, что если на кого-то и повлиял так серьёзно Патриарх Кирилл, то это были уж точно не донбасский лидер Захарченко, который и так демонстрировал чудеса великодушия и десятками отпускал из плена украинских срочников в одностороннем порядке, без каких-либо особых условий.

Кто действительно нуждался в поддержке — так это Медведчук, которого попытались подставить собственные украинские власти, сначала одной рукой делегировав ему полномочия вести переговоры об обмене пленными с донбасской стороной да еще и Путина призывать к посредничеству, а затем обнуляя все старания украинского политика артиллерийскими ударами по Горловке и Ясиноватой и созданием неприемлемых для работы условий группе российских наблюдателей в СЦКК.

Но занимающийся политическими интригами Киев просчитался. И главная его ошибка была в том, что там совершенно забыли о дипломатическом опыте Патриарха Кирилла. Оказалась, его влияние на Украину, а возможно и даже на определенную часть киевского политического истеблишмента, настолько велико, что позволяет найти выход даже из тупиковой фронтовой ситуации.

Выбор редакции