RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,3055
1 EUR   72,1183
1 USD   61,6659
10 UAH   23,5726
Нерусское кино-2017 | Продолжение проекта «Русская Весна»

Нерусское кино-2017

Что тем временем происходило в 2017 году в кино у наших западных небратьев?

С одной стороны, голливудская фабрика грез работает как обычно, с другой — наметился определенный кризис. Прежде всего, это связано со взорвавшими Голливуд обвинениями в сексуальных домогательствах, разрушивших карьеры продюсера Харви Вайнштейна, актера Кевина Спейси и изрядно заляпавших репутацию многих других звезд.

Одновременно с этим всё более разъедающая либеральное сообщество, а к нему относится и киноиндустрия, истерия так называемой diversity, равно как и всевозможной толерантности, феминизма, антитрампизма, начинает откровенно уродовать многие кинопроекты.

Количество обязательных кусков, в которых властные феминистки, благородные содомиты, представители всех рас демонстрируют свое превосходство над белыми консервативными мужчинами, начинает достигать уровня обязаловки в советском кино про Ленина и партию.

На этом фоне становится заметным всё большее расхождение в восприятии одних и тех же фильмов нашим и западным зрителем.

Скажем, во всем мире абсолютным лидером проката стал мюзикл «Красавица и Чудовище» с Эммой Уотсон. У нас же этот фильм не вошел даже в первую десятку, а все потому, что, в общем-то, отличная история была безнадежно испорчена вторжением «гей-лобби», превратившего одного из второстепенных персонажей — прилипалу при главном злодее Гастоне Лефу — в откровенного гомосексуалиста. Встал вопрос о том, не попадает ли картина под наше законодательство о запрете гомосексуализма. И хотя фильм в итоге не был снят с проката — он получил маркировку 16+, — формально это ничего не значит: родители имели полную возможность взять детей и повести их на этот фильм в своем сопровождении. Но… не повели, и фильм в России по сравнению с миром провалился.

И очень жаль, что содомитская пропаганда испортила великолепную в целом киносказку с глубоким философски-политическим смыслом.

«Красавица и Чудовище» — это гимн французской аристократии. Картина получилась насквозь антиякобинской, проникнутой буквально ненавистью к ведомой Гастоном черни, набег которой на замок отсылает к событиям 1789–1790 годов. А в самом горе-охотнике проступают окарикатуренные бонапартистские черты. Испытываешь почти восторг от того, что хотя бы в кино революция подавлена героическим сопротивлением живых вещей, а народ из городка и расколдованная аристократия, слуги двора оказываются в конце единой нацией.

«Красавица и Чудовище» — манифест Реставрации как политической идеи. Перед нами настоящее Возвращение короля.

Собственно, если бы подручник Гастона Лефу не «перешел на сторону сил добра», то фильм бы получился скорее антисодомитским. Но, увы, лобби извращенцев оказалось всесильно, и для нашего проката фильм был убит скандалом. Хотя на самом деле его надо было просто немного порезать.

Напротив, абсолютным чемпионом российского проката в 2017 году, просто супертяжеловесом стали «Пираты Карибского моря. Мертвецы не рассказывают сказки».

Удивительное дело: фильм практически провалился в США и дошел только до четвертой позиции в мире, уступив и «Красавице и чудовищу», и «Форсажу-8», и «Гадкому Я». Думаю, американский зритель любит красивые спецэффекты и Джонни Деппа не меньше нашего. И причина такой разницы восприятия, полагаю, именно в идеологии.

Уже в «Странных берегах» пиратская сага начала любопытно мутировать: там появились роскошные испанцы с крестами, которые уничтожают Источник молодости, так как вечная жизнь может быть дарована только Богом, а не нечестивым колдовством.

В «Мертвецы не рассказывают сказки» всё завернулось еще круче: фильм имеет откровенно христианский и семейно-патриархальный по своей философии характер. Сын Уилла Тернера и дочь капитана Барбоссы мечтают о том, чтобы разрушить все тяготеющие над морем и миром проклятия, — откровенно христианская идея. Чтобы проклятия разрушить, надо разбить трезубец Посейдона и всё разделить (тут прямо какой-то привет «незалежной»).

Однако освобождение невозможно без жертвы, в которую себя и приносит Гектор Барбосса ради спасения своей дочери и победы над откровенным аватаром антихриста — капитаном Салазаром. Барбосса уходит в пучину, раскинув руки крестом. Победить зло оказалось возможным лишь через смерть и сошествие в преисподнюю, принеся жертву во имя любви.

На протяжении всего фильма развиваются отношения между молодыми людьми — Генри Тернером и дочерью Барбоссы Кариной. Девушка в начале фильма выведена горделивой, самовлюбленной феминисткой, живущей в плоском сциентистском мире, где нет и не может быть ни ходячих мертвецов, ни русалок, в то время как Генри, напротив, знает все легенды и приобщен к традиции. В итоге между молодыми людьми устанавливаются семейные отношения с легкой дружелюбной патриархальностью: мужчина знает тайны мира, неведомые даже многоумной жене, мужчина защищает её, мужчина уважает и любит, женщина слушается мужчину.

Крайнюю враждебность, сложившуюся на Западе вокруг христианского кино, показывает случай «Тюльпанной лихорадки». Отличный, умный и добрый фильм, сценарий которого написан гениальным Томам Стоппардом, очень деликатно, но твердо утверждающий истину, что на грехе счастья не построишь, а жить по Евангелию может и богач. Фильм, весьма привлекательно рисующий католическую церковь и монахов, получил заоблачную долю «тухлых помидоров» и был практически проигнорирован зрителем.

Хотя к тому не было никаких объективных причин: отличный ансамбль актеров (Кристофер Вальц, Алисия Викандер, Дейн Дехан, Джуди Денч), очень стильная атмосфера Голландии середины XVII века — расцвет искусств, тюльпанная лихорадка, когда, продав одну луковицу, можно было стать богачом.

Тема тюльпанов настолько актуальна в связи с биткойнами, что хотя бы по одной этой причине на фильм стоило сходить.

Закрученный сюжет о молодой девушке, воспитаннице монастыря, выданной замуж за пожилого набожного купца и влюбившейся в молодого художника, решившей сбежать с ним, но вместо этого в итоге ушедшей в монастырь. Фильм заканчивается такой уникальной вещью, как христианский хеппи-енд, то есть в нем людей награждают не за страсти и не удовольствиями, а за добродетели — возможностью быть собой. Это настолько не укладывается в «парадигму» восприятия современного западного зрителя, что он оказался абсолютно глух. Мнения даже не разделились — фильм, по сути, просто не заметили.

Чтобы привлекать внимание к христианству, очевидно, нужен такой стиль, как у Соррентино в «Молодом папе», но вот только это история скорее о правых контркультурных ценностях, нежели собственно о христианстве. К сожалению, «Молодой папа» — это 2016 год, так что обозревать мы его не будем.

Что мы можем сказать о западных сериалах? Прежде всего, эпохальной новостью стало возвращение «Твин Пикс». Третий сезон эпического творения Дэвида Линча и Марка Фроста превзошел все ожидания. Размах действия. Напряженная интрига. Великолепные диалоги, комические сцены с потерявшим память агентом Купером, материализовавшаяся ниоткуда Дайана, известная нам ранее лишь по её упоминаниям, все более абсурдные диалоги. Стало понятно, что Линч не доснимает фильм прошлого — он творит кино будущего, из которого теперь десятилетиями будут черпать вдохновение новые поколения кинематографистов.

В противоположность гламурной праздничной атмосфере старого «Твин Пикс» теперь Линч показывает Америку обнищавшую, опустившуюся, обездоленную, находящуюся во власти радикального зла, представленного чудовищными метафизическими бомжами. Часть этого мира — подмены, подделки, «тульпы», подсаженные этим злом. Соединенных сил ФБР и двух мистических вигвамов хватает на то, чтобы уничтожить злого двойника агента Купера, но этим дело не кончается — главный герой попадает в странный параллельный мир, чтобы спасти Лору Палмер.

Главная угроза в этом мире исходит от южного города Одесса, где хозяйничают агрессивные ковбои-реднеки. Достаточно вывезти Лору Палмер, которую зовут в этом мире Кэрри Пейдж, с юга на север, где расположен Твин Пикс, и где никто ни о каких убийствах и насилиях не слышал, и всё будет в порядке. В доме Палмеров живут совсем другие люди, всё добродушно и приветливо. Кажется, что Линч прогнулся под либеральный мейнстрим — мол, все зло в Америке от трампистского юга.

Но вот только у этих милых людей, живущих в доме Палмеров, имена демонов. А сама «Кэрри» внезапно издает свой фирменный дикий крик, когда её называют «Лорой». Спасти Лору Палмер не удается, ад пуст, все бесы по-прежнему в Америке — на такой ноте Линч заканчивает свой очередной шедевр.

Крахом года стал бесславный финал «Карточного домика», погребенного под сексуальным скандалом с Кевином Спейси, оказавшимся содомитом с педофильскими наклонностями. Впрочем, будем честны, еще до этого скандала «Домик» начал ощутимо задыхаться — вместо пародирования американской политики он после победы на президентских выборах Дональда Трампа ушел куда-то в параллельную реальность, где актуальны совсем не те темы и сюжеты, которые сотрясают сегодняшнюю Америку. Дональд Трамп похоронил Фрэнка Андервуда. Причем, что самое смешное, Андервуд сам ему в этом помог.

«Домик» стал впечатляющим обозрением грязного белья на политической кухне мирового гегемона: внутренняя и внешняя политика, трудовое законодательство, образование, экология, даже расовая толерантность — всё это лишь инструменты в руках грязных политиканов, рвущихся лишь к власти и удовлетворению своих амбиций. Тандем Кевина Спейси и Робин Райт, играющий чету Андервудов, получился ядреной смесью, точно поженили Ричарда III и Леди Макбет.

Создатели «Карточного домика» приложили руку к глобальной политической революции, связанной с подъемом правых популистских сил. Они продемонстрировали весь смрад вашингтонского либерального политического болота. К тому же, Андервуды изображены представителями демократической партии, что волей-неволей играло на руку республиканцам.

В третьем сезоне сериала президентская чета вчистую проиграла президенту России Петрову, четкому, целеустремленному, авторитарному лидеру, заточенному только на интересы своей страны. Клэр Андервуд, попытавшаяся объявить ему политическую войну во имя феминизма, ЛГБТ и Pussy Riot, была разгромлена наголову. Сериал передал американским избирателям установку: женщина, одержимая идеями феминизма и гей-браков во главе американской внешней политики, — это плохая идея. И этот фактор сработал против Хиллари Клинтон, за что Трамп мог бы выразить создателям сериала благодарность.

И вот «Карточный домик» уходит в небытие. Обещают, что будет снят короткий сезон без Кевина Спейси, его герой, видимо, умрет за кадром, и на этом история завершится.

Наконец открытие года. «Вавилон-Берлин». Сюрприз неожиданно преподнесла Европа. Точнее, Германия. Такого завораживающего, напряженного зрелища с переплетением множества смыслов, с шедевральным сценарием, с не отпускающей до самого конца интригой, с тщательно воссозданной атмосферой Германии эпохи заката Веймарской республики не ожидал никто. Приключения комиссара полиции Гереона Рата, нервнобольного ветерана войны, и юной Шарлоты Риттер, подрабатывающей проституткой, но мечтающей стать следователем в отделе убийств в межвоенном Берлине, затягивают.

Перед нами синтез классического нуара, остросюжетного политического детектива и библейской притчи. Мафиози, троцкисты, агенты советского посольства и тайная национал-монархическая организация борются за вагон с золотом русского графа Сорокина, наследницей которого якобы является Ольга — певица-травести. Одновременно берлинская полиция из умеренных либералов и социал-демократов борется с мятежом рабочих-коммунистов и с заговором «черного рейхсвера», стремящегося восстановить в Германии монархию, но при этом искусно использующего базы на территории СССР, где вопреки Версальскому договору готовят германских летчиков.

На этом фоне разворачивается библейская драма Гереона, который потерял на войне брата, а теперь должен символически прикрыть наготу своего отца, на которого собран порнографический компромат. Да и вообще Берлин в целом предстает как настоящий библейский Вавилон — средоточие самого смрадного греха, разврата, лжи и лицемерия. И в строгом соответствии с христианской эсхатологией именно из утомления этим Вавилоном и возвышается антихрист, который обещает утомленным беззаконием людям порядок, но порядок без Бога. И вот уже, сперва на заднем плане, но все более ощутимо и жестоко, начинают показывать себя нацисты.

И вот какой получается парадокс. «Благородные» в либеральном понимании главные герои, предотвращающие национал-монархический заговор и возвращение кайзера, тем самым мостят дорогу гитлеровцам, которые займут пустоту, оставшуюся после патриотов-монархистов.

В сериале, кстати, огромную роль играет русская тема — как в советском обличье, так и отсылающая к старой России. В России начинается действие. Значительная часть диалогов и даже песен исполняется по-русски. Герои летают на аэроплане над липецкой базой рейхсвера, то есть прямо в глубине России. Всё действие крутится вокруг русского золота. Берлин полон русских, которые друг против друга плетут заговоры, гоняются и убивают. Нет ли тут русофобии?

Об этом и других вопросах, связанных с сериалом, мы поговорили с писателем, поэтом и литературоведом Игорем Вишневецким.

Я никакой специальной враждебности не вижу. Начнем с того, что это советское посольство, которое занимается самым настоящим политическим террором. Бывшие, так сказать, товарищи по борьбе со сталинцами в Советском Союзе и от них отколовшиеся троцкисты — это тоже советские русские.

Певица, дочь шофера тех самых якобы графов Сорокиных. Но мы как люди русской культуры знаем, что никаких графов Сорокиных не было. Это просто не графская фамилия. И, судя по портрету, они, скорее всего, были промышленниками. В Берлине никаких русских, принадлежавших к очень обширной, не советской русской эмиграции, нет. Так что то, как показаны советские русские, это действительно все было, да. В той же Германии, мы знаем, очень активно действовали три или четыре троцкистские организации. Ну, а уж что вытворяло советское посольство!.. Мы знаем, что оно вытворяло, например, во Франции. Или что вытворялось под прикрытием советского посольства… Так что, опять же, ничего удивительного тут не вижу.

Создатели сериала говорят о своих дальнейших больших планах. Год за годом, сезон за сезоном они хотят провести своих героев от мая 1929 года до установления в Германии гитлеровской диктатуры, крушения Веймарской и начала новой эпохи — Третьего рейха. Исходя из того, с какой выдумкой, огоньком и талантом сделаны первые два сезона, появляется надежда, что продолжение получится не менее ярким.

Есть ощущение, что немцы внезапно вспомнили, что Германия была когда-то очень интересной, нескучной, яркой страной, у которой просто внезапно всё кончилось после гитлеровской катастрофы. Но ведь было… И своеобразное табу на показ этой интересной Германии сегодня, похоже, снято. А это означает, что по-настоящему значимые кинособытия начинают регулярно происходить за пределами Америки. Оживает не только наше, но и немецкое кино.

Увидим, что из этого получится в будущем году.