RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,4869
1 EUR   74,1847
1 USD   64,0683
10 UAH   24,2316
Новый украинский закон по Донбассу и президентские выборы в России | Продолжение проекта «Русская Весна»

Новый украинский закон по Донбассу и президентские выборы в России

Принятие украинским парламентом закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (закона о реинтеграции Донбасса) замыкает трёхлетний круг так называемого Минского процесса. В принципе, это логичный политический ответ Киева на заявление, сделанное министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в ходе его недавней пресс-конференции, причём сделанное дважды, о «полном (выделено мною) уважении суверенитета и территориальной целостности Украины в ее нынешних границах, сложившихся после референдума в Крыму».

Что касается самих Минских договорённостей, то сразу после их заключения было ясно, что большинство положений «Комплекса мер» практически невыполнимы, потому что для нынешнего украинского режима объективно неприемлемы. Напомню основные: всеобъемлющая амнистия, восстановление контроля над государственной границей в зоне конфликта только после проведения местных выборов и осуществления конституционной реформы, вывод всех иностранных вооруженных формирований и наемников с территории Украины, разоружение всех незаконных групп, децентрализация (причём в варианте, согласованном с представителями «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», то есть в варианте как минимум федерации) как один из принципов новой конституции, включение положения о языковом самоопределении в новое законодательство о статусе «отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Что уж говорить об обязательстве Киева включить в этот новый закон положение о своей поддержке социально-экономического развития Донбасса и содействии его сотрудничеству с Россией, а также о том, что отряды народной милиции в этом регионе будут создаваться по решению местных советов!

Другими словами, можно продолжать настаивать, как это делает ДИП МИД России в своём сегодняшнем комментарии, что Минские договорённости являются «общепризнанной и безальтернативной основой урегулирования конфликта на Украине», но вдумчивым политикам и экспертам было совершенно очевидно тогда, сразу после их подписания, и тем более очевидно сегодня, что это не так.

Тогда, в феврале 2015 года, считалось, что приверженность Киева выполнению Минских договорённостей будет обеспечена на основе «гарантий от лидеров ЕС». Это, мол, «их зона ответственности», а если договоренности не будут выполняться, «будет применяться другой план действий». Договорённости не выполнялись; «другой план» применён не был.

Некоторые наблюдатели высказывали тогда надежду, что по мере нарастания свидетельств неготовности Киева следовать своим международным обязательствам Запад «разочаруется» в Порошенко и других деятелях киевской хунты. Не разочаровались. Впрочем, на Западе никогда ими и не очаровывались, хорошо понимая, кого они сами выпестовали. Никто ни в ЕС, ни тем более в США не собирался Порошенко и компанию ни исправлять, ни менять. Наоборот, они были выпестованы с целью «исправлять» и менять Россию.

Некоторые высказывали в 2015 году надежду на различия в подходах к украинскому кризису Вашингтона и Западной Европы, приводили в поддержку этого тезиса мысль о том, что «европейцам не нужна война в Европе». Как будто не было агрессии против бывшей Югославии, в развязывании и осуществлении которой европейские союзники США сыграли свою весомую роль? Кто-то говорил, что «европейцы извлекли из этого свои уроки». Извлекли, но другого свойства — уроки безнаказанности.

Соответственно, виновными в том, что Киев, приняв закон о реинтеграции Донбасса, подтвердил свою твёрдую установку на то, чтобы Минские договорённости не выполнять, в западном общественном и политическом мнении вновь окажутся власти ДНР и ЛНР и Россия. Вернее, — «Россия-агрессор» и её «оккупационные администрации».

Понятно, что формально снять с Киева обязательства по выполнению Минских договорённостей Западу не удастся, поскольку они были подтверждены резолюцией Совета Безопасности ООН. Как понятно и то, что заявления, трактующие этот закон в качестве «юридической основы для подготовки к подаче в международные инстанции консолидированной жалобы на Россию как страну-агрессора» (представитель президента Украины в Верховной раде Ирина Луценко) или инструмента, «дающего возможность принять решение Совбеза ООН о введении миротворцев в Донбасс «на тех условиях, какие выгодны Украине» (лидер партии «Народный фронт» Арсений Яценюк), или рычага «перехода к статусу, который определен ООН как право на самооборону с использованием вооруженных сил страны» (первый замглавы фракции «Батькивщина» Сергей Соболев) — это всё пустая болтовня. (Цитаты приводятся по ТАСС).

Но точно так же понятно и то, что никто на Западе заставлять Киев выполнять Минские договорённости не будет. Как никто — ни ЕС, ни тем более США — не будет останавливать новые массированные военные действия киевской хунты против ДНР и ЛНР.

Налицо не просто демонстрация желания Киева решать проблему Донбасса только военным путём — об этом нам и так всегда было известно. Налицо
готовность к агрессии более массированной и более наглой.

Закономерен вопрос, почему этот закон принимается именно сегодня, почему именно сейчас начинается «опасная эскалация на Украине с непредсказуемыми последствиями для всеобщего мира и безопасности» (также цитата из комментария ДИП МИД России).

Я не имею в виду совпадение с числом и месяцем принятия в 1654 году Переяславской радой решения об объединении территории Войска Запорожского с Русским Царством, хотя оно и имеет значение. Совпадение с объявлением в Вашингтоне о готовности США поставлять на Украину летальные вооружения тоже значимо, хотя и в другом смысле, но не принципиально (что мы, не понимаем американскую позицию по Украине?).

И украинский закон, и американские действия в украинском кризисе, и поощрительная для Порошенко позиция ЕС — это звенья одной цепи, ведущей к февралю, месяцу, на который Западом назначено массированное усиление давления на нашу страну в преддверии предстоящих выборов президента.
Из этого нам и следует исходить, ясно осознавая темную взаимосвязь военных и политических ходов Запада на украинском направлении и досконально выверяя наши собственные ответные действия на предмет их убойности. Эти действия, впрочем, вполне могут и даже должны в случае необходимости быть упредительными (ну не непризнания же Западом результатов наших выборов нам опасаться и не бойкота чемпионата мира по футболу?), только по-пустому, как в случае с датой, выбитой на медали «За возвращение Крыма», подставляться потом не надо.