RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,8229
1 EUR   73,6871
1 USD   63,7873
10 UAH   24,2699
Украина и Латвия — против ПАСЕ и русского языка  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украина и Латвия — против ПАСЕ и русского языка

Во вторник, 23 января, Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) утвердила резолюцию «Защита и развитие региональных языков и языков меньшинств». «За» проголосовали 130 депутатов из 164.

ПАСЕ рекомендует обеспечить возможность обучения в школах и вузах на родных, а не только государственных, языках. Кроме того, в резолюции есть рекомендация предоставить языкам «национальных меньшинств» статус второго официального языка во всех регионах, «где такие языки традиционно используются». Местным чиновникам также рекомендовано общаться с гражданами на родном, а не только государственном, языке.

Применительно к Украине все это означает, что большинство школ в стране должны снова стать русскоязычными, что во всех юго-восточных регионах от Харькова до Одессы русский язык должен получить статус второго официального и что майданные власти должны отменить все свои решения по поводу языковых квот, запретов на ввоз книг и т. п.

Проект резолюции был внесен в ПАСЕ по инициативе Венгрии. Официальный Будапешт возмущен новейшей редакцией украинского закона об образовании, где введен прямой запрет на обучение в школах на любых языках, кроме украинского. Венгры, защищая права своей 150-тысячной диаспоры, пообещали обжаловать дискриминационный закон в европейских структурах (что мы и наблюдаем), а также блокировать все инициативы Украины по линиям ЕС и НАТО (это обещание тоже выполняется).

Цель новой редакции украинского закона об образовании — борьба с русским языком. Майдан мечтает, чтобы граждане Украины забыли русский — так им будет легче вешать лапшу на уши. Но поскольку нельзя запретить в школах конкретно русский язык преподавания, пришлось запретить и все остальные, кроме украинского.

Майданные власти сначала думали, что венгры «повозмущаются и забудут», потом пытались договориться с ними (а также с поляками, словаками и румынами) кулуарно: мол, мы разрешим в школах «языки стран Евросоюза». Но венгры, а вслед за ними и ПАСЕ, пошли на принцип: Украина должна не делать исключения внутри дискриминационного закона, а отменить сам этот закон.

Реакция украинских властей на резолюцию ПАСЕ донельзя забавна. Официальные лица, привластные политологи и промайданные медиа делают акцент на том, что Украина не упомянута в тексте документа. По их логике, это значит, что на нее резолюция не распространяется. Это примерно как считать, что на Петра Порошенко не распространяется действие статьи 109 Уголовного кодекса Украины («Свержение конституционного строя»), ведь фамилия «Порошенко» в кодексе не упомянута.

На самом деле Украина была упомянута и в пояснительной записке к документу, и в презентации резолюции, которую проводили члены венгерской делегации. Осенью 2017 года ПАСЕ уже обсуждала украинский закон и тоже высказывалась против. Всем понятно, что речь идет в том числе — и более всего — об Украине. Тем более что она в своей безудержной «евроинтеграции» должна не просто выполнять, а перевыполнять европейские рекомендации.

Теперь начнется самое интересное. В ближайшие месяцы станет понятно, останутся ли правильные слова резолюции ПАСЕ только словами или Украину все-таки принудят отменить хотя бы эту часть своих людоедских законов. Венгерская делегация будет всячески настаивать на втором варианте, и у нее в ПАСЕ много сторонников.

Переучивать, кстати, придется не только Украину. К примеру, такой «столп» европейских ценностей, как Латвия, в этот же вторник принял решение о принудительном переводе «школ национальных меньшинств» (то есть русских школ) на латышский язык обучения. Это решение принималось правительством Латвии в те же самые минуты, когда в ПАСЕ говорили о правах меньшинств. (Правда, русскоязычные на Украине — не меньшинство, а большинство, но это частности).

В тот же список должна попасть и Молдавия, где во вторник обсуждалась инициатива об отмене особого статуса русского языка. Председатель Либеральной (что характерно) партии Михай Гимпу заявил: в Молдавии «может быть только один язык межнационального общения — государственный румынский язык». Вот такой беспощадный либерализм.

Ближайшие месяцы покажут, какая сила мощнее: европейская установка на широчайшие права для меньшинств и запрет всяческих дискриминаций — или полуофициальная русофобия. Кажется, впервые первое вступило в столь явный конфликт со вторым.

Выбор редакции