RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,8229
1 EUR   73,6871
1 USD   63,7873
10 UAH   24,2699
За шесть лет у власти Синдзо Абэ так и не провёл саммит с Си Цзиньпином | Продолжение проекта «Русская Весна»

За шесть лет у власти Синдзо Абэ так и не провёл саммит с Си Цзиньпином

В последние годы весьма озабоченные сближением России и Китая, особенно в военной сфере, японцы из числа политиков и политологов усиленно «обрабатывают» меня в антикитайском духе. Делается это в виде «дружеского предупреждения» о том, что китайцы «хитрые, вероломные и жестокие люди», которые ради своей выгоды с легкостью предадут наивных русских. Думаю, не ошибусь, если предположу, что подобная агитация идет и на весьма высоком уровне. И это при том, что именно этими качествами наделяют японцев их соседи по Восточной и Юго-Восточной Азии, да и, что греха таить, и помнящие историю наши люди. Хотя, конечно, нынешние японцы это не те карикатурные самураи с преувеличенно выдающимися вперед огромными зубами, щеточкой редких усов, ниточками глаз и катаной в руке.

Надо признать, что, мягко говоря, недружелюбие между японцами и китайцами взаимное и имеет глубокие корни. Достаточно напомнить, что японцы дважды вторгались в Китай с целью его порабощения, превращения в колонию. Было это в 1894 — 1895 гг., а затем в 1931 — 1945 годах. По утверждению китайской стороны, только за период с 1937 по 1945 гг. японская армия уничтожила 30 миллионов жителей Поднебесной. И никаких извинений и покаяния. Лишь выдавленные сквозь зубы «сожаления». Более того, Токио до сих пор не признает свои действия не только агрессией, но и войной, именуя в школьных учебниках и научных трудах бесчинства японской военщины на китайской земле «инцидентом», якобы спровоцированном китайской стороной. Хорош инцидент с 30 миллионами жертв!

Антикитайские настроения были сильны и после окончания Второй мировой войны, развязанной наряду с нацистской Германией и милитаристской Японией. Японцы, особенно бывшие военные, не могли простить китайцам, что и они считались победителями. Их чувства были сродни досаде 8 мая 1945 г. главы немецкой делегации фельдмаршала Кейтеля, увидевшего среди присутствовавших на церемонии подписания Акта о безоговорочной капитуляции лиц во французской военной форме. Тогда он не смог сдержать удивления: «Как?! И эти тоже нас победили, что ли?!».

Японцы, как и их сюзерен — США, не признавали созданное в 1949 г. новое государство на континенте — Китайскую Народную Республику, упорно отстаивая отношения с марионеточным режимом Чан Кайши на Тайване. Оказывали и тыловую и иную помощь США в их войне против КНДР в 1950 — 1953 годах, в которой участвовали на стороне КНДР и китайские добровольцы.

Ситуация меняется лишь тогда, когда по вине советского и китайского руководства, а именно Мао Цзэдуна и Никиты Хрущева, отношения между КНР и СССР стали обостряться, достигнув в конце 1960-х годов уровня военного противостояния. Именно тогда сначала американцы, а вслед за ними и японцы, задавшись целью нарушить единство «красного миллиарда», как именовали на Западе с 1950-х годов союз СССР и КНР, в спешном порядке признали КНР и подписали с ней договоры о мире и дружбе. В японо-китайское соглашение от 1978 г., вопреки серьезному предупреждению Токио советской стороной, была внесена статья, в которой, имея в виду СССР, стороны подтверждали обоюдное стремление противостоять «гегемонизму» третьей страны. В западных СМИ заговорили о перспективах создания некоего блока США и Японии с Китаем, противостоящего Советскому Союзу.

Имея такой опыт использования Китая в противостоянии с СССР, американцы и японцы не прочь применить его на новой современной основе теперь уже против восстанавливающей силы и авторитет России. Однако Китай уже не тот, его нельзя теперь использовать как вспомогательную силу в борьбе с основным противником. Более того, КНР сама стала основной силой, противостоящей американскому гегемонизму и солидаризирующейся с ним Японии. К тому же не желающее признавать итоги Второй мировой войны и пытающееся открыто противодействовать возрастанию экономической и военной мощи Китая правительство Японии за последние годы настолько своими действиями усложнила отношения с великим соседом на континенте, что с момента прихода к власти в 2012 г. в Японии премьер-министра Синдзо Абэ и в 2013 г. в Китае Си Цзиньпина лидеры двух государств никак не могут организовать официальную встречу на высшем уровне. Да и министры иностранных дел редкие гости в столицах двух стран. На это обращает внимание ведущее информационное агентство Японии Киодо, отмечая, что «отсутствие углубленных связей между двумя лидерами свидетельствует о хрупкости отношений двух стран».

Комментируя прошедшие на днях переговоры в Пекине министра иностранных дел КНР Ван И с главой внешнеполитического ведомства Японии Таро Коно, агентство указывает: «Первый за последние два года визит японского министра иностранных дел в Китай означает некоторую оттепель в отношениях Пекина и Токио в череде споров и взаимных протестов по территориальным вопросам и проблемам оценок событий и фактов истории. Однако среди политических экспертов есть такие, кто скептически оценивают перспективы улучшения отношений двух стран в будущем, указывая на глубоко укоренившиеся споры и противоречия по проблемам региональной стратегии».

В сообщении ТАСС приводится предложение министра Ван И своему японскому коллеге Таро Коно объединить усилия для нормализации отношений двух государств. Об этом сообщил МИД Китая:

«Я приветствую Ваш приезд. В этом году исполняется ровно 40 лет с момента подписания между нашими странами договора о мире и дружбе — для двухсторонних контактов это имеет особо важное значение. То, что Вы в начале года прибыли в КНР, свидетельствует о решимости японского правительства улучшать отношения с Пекином, — приводит слова китайского дипломата официальный сайт ведомства. — Мы надеемся, что Япония не изменит своего настроя, не пойдет на попятную и воплотит слова в действия, объединив усилия с Китаем, будет действовать с нами заодно — необходимо как можно скорее вывести китайско-японские связи на путь гармоничного развития».

По его словам, отношения, поддерживаемые между Пекином и Токио, находятся на важном этапе, обе стороны должны использовать для этого благоприятные возможности.

«В прошлом наши двусторонние контакты походили на лодку, идущую против течения. Они не прогрессировали и претерпевали ухудшение. Мы ценим позитивные заявления, которые Токио сделал в последнее время», — подчеркнул Ван И.

тию связей с Пекином заявил на переговорах с китайским коллегой и Таро Коно. «В этом году мы хотели бы всесторонне улучшить отношения», — приводит слова японского министра агентство «Киодо».

В целом позитивную оценку состоявшимся переговорам дало и официальное информационное агентство КНР Синьхуа, которое сообщило: «Во время переговоров Ван И отметил, что в этом году отмечается 40-я годовщина подписания Договора о мире и дружбе между Китаем и Японией. За 40 лет двусторонние отношения прошли необыкновенный путь. Стороны должны решительно двигаться в направлении мира и дружбы, стимулировать непрерывное улучшение двусторонних отношений.

Китайский министр призвал стороны неуклонно следовать духу четырех китайско-японских политических документов и консенсуса о четырех принципах, извлекая уроки из прошлого и обращая взор в будущее, реальными действиями защищать политический фундамент межгосударственных отношений.

Стороны утвердили принципы и критерии урегулирования чувствительных проблем. Китайская сторона надеется, что японская сторона будет улаживать тайваньский вопрос в соответствии с принципом одного Китая, уважать суверенитет, права и интересы Китая в вопросах, касающихся Тибета и Синьцзяна, подчеркнул Ван И».

По сообщению агентства, Таро Коно сказал, что Китай и Япония являются вторым и третьим крупнейшими экономическими субъектами в мире, стабильное развитие японо-китайских отношений не только отвечает интересам обеих стран, но и интересам международного сообщества. Япония намерена в духе стратегической взаимовыгоды и консенсуса о том, что Китай и Япония «выступают друг для друга партнерами по сотрудничеству и не представляют взаимной угрозы», продвигать вперед двусторонние отношения.

Японская сторона будет регулировать тайваньский вопрос в соответствии с японо-китайским совместным заявлением от 1972 года, считает тибетский и синьцзянский вопросы внутренними делами Китая и намерена надлежащим образом подходить к решению соответствующих вопросов, отметил японский министр».

Однако нельзя не учитывать, что стратегический курс в отношении КНР определяется не в Токио, а в Вашингтоне.

В объявленной миру «Стратегии национальной безопасности США» провозглашается:

«Китай и Россия возвращают свое влияние в своих регионах и глобально. Сегодня они развивают военные возможности, чтобы пошатнуть американский подход в предотвращении кризисов и оспорить нашу способность к независимым действиям в горячих точках и в области экономики в мирное время. Таким образом, они ставят под сомнение наши геополитические преимущества и пытаются изменить международный порядок в свою пользу».

Если отбросить словесную шелуху, смысл сказанного в объявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики потенциальными противниками США, а значит и их военных союзников, включая Японию. Как совмещать подобные доктринальные установки с призывами японских лидеров всемерно улучшать отношения с Китаем, да и с Россией, рано или поздно Токио должен разъяснить. Как и определиться, что для него важнее — иметь мирные добрососедские отношения с окружающими странами и народами или выполнять приказы Вашингтона в рамках навязанного законодательства о «коллективной обороне», означающей совместные военные действия с вооруженными силами США в любых точках планеты.