Илон Маск и Сайрус Филд | Продолжение проекта «Русская Весна»

Илон Маск и Сайрус Филд

Успешный запуск тяжёлой ракеты-носителя «Сокол» (Falcon), осуществлённый известным дельцом-инноватором Илоном Маском, унёс в космическое пространство электромобиль Tesla с манекеном за рулём и вызвал различные отклики.

Одни отмечали, что собственно научно-промышленное значение полёта масковского «Сокола» невелико и успех носит преимущественно пиарный характер — «без паблисити нет просперити». Другие, как, например, вице-премьер И. И. Шувалов, были более щедры на похвалы. Выступая в Сочи на конкурсе управленцев «Лидеры России», Шувалов призвал: «Пусть среди вас появятся вот эти Илоны Маски — вчера показывали на весь свет, как они осуществили тестовый запуск тяжёлой ракеты, пусть среди вас будут создатели Tesla и всего остального».

Поскольку в современном инновационном бизнесе пиар-составляющая весьма велика, и хвалебные, и ругательные отзывы — всё идёт в дело, всё чрезвычайно полезно, лишь бы не забывали. И продолжали финансировать.

О научном и технологическом значении старта, предпринятого масковской компанией SpaceX, наверное, лучше спросить компетентных учёных и технологов. Мы же зададимся вопросом, возможна ли вообще успешная деятельность частных компаний в космосе и подобных областях, прежде считавшихся сугубо зарезервированными за государством.

В XIX в. чудеса техники (в ту пору чрезвычайно размножившиеся: телеграф, телефон, динамо-машина, etc.) были делом рук именно частных предпринимателей. Выражая дух времени, фантаст Жюль Верн (сегодня, кстати, исполняется 190 лет со дня его рождения) описывал полёт с Земли на Луну, гигантскую подводную лодку «Наутилус», воздушный корабль, плавучий остров для олигархов, новые смертоносные орудия и даже проект по изменению земной оси исключительно как частные начинания. Государства при всём этом даже рядом не стояло.

При том что век XX (да и XXI тоже) показал — хотя бы на примере космоса и атомной бомбы, — что без государства тут никак не обойтись. Даже в случае формально частных IT-олигополий (Microsoft, Google, Facebook) степень сращивания Цукербринов с государственными службами, включая и спецслужбы, столь сильна, что на вопрос «Где кончается Беня и где начинается полиция?» нет однозначного ответа.

Между тем в обществе, похоже, есть сильный запрос на грюндерскую романтику XIX в., когда совершенно частные лица были рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор.

И Маск уловил эту тенденцию, предлагая публике современные ремейки Жюля Верна. Хотя публика вряд ли даже помнит, кто это такой, но ремейки ей чрезвычайно нравятся.
Впрочем, не только Жюля Верна. Существовал совершенно реальный делец-инноватор Сайрус Филд (1819–1892), наживший себе состояние в бумагоделательной промышленности, а к середине 50-х гг. XIX в. загоревшийся идеей связать Старый и Новый Свет подводным телеграфным кабелем. Ведь тогда известия из Америки шли в Европу более недели — столько времени требовалось тогдашним кораблям, чтобы переплыть Атлантический океан.

Прокладка трансатлантического кабеля тогда воспринималась с не меньшим волнением и энтузиазмом, чем век спустя — покорение космоса, а Сайруса Филда чествовали, как Гагарина и Королёва в одном лице: артиллерийский салют из ста орудий, парады и факельные шествия, заголовки газет «Кабель работает безукоризненно», «Восторг населения не знает границ», «Небывалая сенсация всколыхнула весь город», «Настал час всеобщего ликования».

Драматизм истории был тем большим, если учесть, что час всеобщего ликования был недолгим. Кабель, который удалось проложить только с третьей попытки — предыдущие кончались обрывами, — вскоре начал глючить, а затем замолчал окончательно и на целых семь лет. Вести из Нового Света, включая вести о Гражданской войне в США, опять пришлось получать по старинке. И только в 1865-м сверхтяжёлый корабль-кабеленоситель «Грейт Истерн», водоизмещением в четыре раза большим, чем прежние корабли-кабелеукладчики (корабль с большим водоизмещением был построен лишь спустя 40 лет), исполнил трансатлантическую миссию. США были окончательно включены в европейское информационное пространство.

Будь жители США (да и сам Маск) более любознательны, они, конечно, должны были бы поминать Сайруса Филда как предтечу нынешнего инноватора. В частности, замечая, что не следует бояться трудностей и временных неудач, ибо усердие и энергия всё превозмогают. Впрочем, может быть, прочтут эту заметку и вспомянут.

То, что ностальгия по творческим временам капитализма велика, — это несомненно. То, что Маск умело эксплуатирует образ дельца-инноватора прежних времён, — несомненно тоже.

Что производит этот делец — действительно изобретения, изменившие мир, или пустышки-симулякры — это уже вопрос к техническим специалистам.

Топ недели