Связь денег и счастья очевидна, но неоднозначна | Продолжение проекта «Русская Весна»

Связь денег и счастья очевидна, но неоднозначна

Пока отечественные депутаты делают важное и нужное дело по сокращению уровня нищеты в стране, экономисты думают, где взять деньги на безусловный доход, психологи выясняют, сколько же денег надо человеку для счастья.

Госдума приняла закон о повышении с 1 мая минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума. Нет ни малейших сомнений в том, что Совет Федерации в ближайшее время одобрит этот закон, а президент, который внес законопроект в Думу, оперативно подпишет.

Таким образом, с 1 мая в стране гипотетически не должно остаться людей, работающих за деньги, которые не позволяют получить даже установленный государством максимально скромный набор продуктов, товаров и услуг.

За основу взят прожиточный минимум второго квартала прошлого года, составляющий 11 163 рубля.

По словам главы Минтруда Максима Топилина, в настоящее время людей, получающих меньше этой суммы, в России, по официальным данным, около трех миллионов. Большинство из них — региональные бюджетники. Для выполнения указа потребуется 7,5 млрд руб. для федеральных бюджетников и примерно 32 млрд руб. для сотрудников региональных бюджетных учреждений.

Разумеется, в одночасье проблема не решится, и «работающие нищие» по мановению волшебной палочки в нашей стране не пропадут.

До тех пор, пока люди готовы работать за копейки, они и будут эти копейки получать — это один из основных законов капиталистической экономики.

Ни один работодатель добровольно не повысит зарплату наемным работникам — всегда должно быть внешнее или внутреннее давление.

Красивые европейские зарплаты, которые регулярно приводятся в качестве примера, — это результат столетней борьбы европейских рабочих и служащих за свои права, а вовсе не свидетельство «доброты» тамошних капиталистов.

Пока отечественные депутаты делают действительно важное и нужное дело по сокращению уровня нищеты в стране, американские психологи теоретизируют о том, сколько денег нужно человеку для счастья. По их данным, 95 тысяч долларов в год (5 358 950 рублей) позволят среднестатистическому землянину быть полностью довольным жизнью, а для эмоционального равновесия достаточно 60–75 тысяч (3 384 600 — 4 230 750 рублей) в год.

При этом суммы достаточно серьезно отличаются по странам и континентам: больше всего денег для счастья нужно австралийцам — 125 тысяч долларов (7 053 440 рублей). Восточноевропейцам, то есть нам с вами, американские психологи обещают счастье за 2 539 237 рублей в год. Меньше надо только южноамериканцам — 35 000, или 1 973 125 рублей по текущему курсу.

Зарплата в 211 тысяч рублей в месяц большинству россиян, конечно, покажется огромной, хотя москвичам — просто хорошей.

Но главный вывод, который делают американские психологи — с ростом дохода выше названной цифры уровень счастья снижается.

Чем больше доход превышает оптимальный уровень, тем меньше человек радуется жизни, утверждают авторы исследования. Богатые тоже плачут, как помнят все, кто жил в России в начале 90-х годов прошлого века.

Психологи называют причиной парадоксального несчастья зарабатывающих больше оптимума вовсе не тревогу за поцарапанный «Бентли».

Все дело в том, что людям свойственно сравнивать себя с другими. И, превышая определенный уровень доходов, они уже начинают сравнивать себя не с теми, кто ниже, а с теми, кто выше.

То, что у соседа участок на пару гектаров больше, а вертолетные лопасти из платины, а не из золота, якобы доставляет неисчислимые страдания. А «крепкие середнячки» якобы довольны тем, что имеют, а на чрезмерное не замахиваются.

Впрочем, американские психологи в данном случае являются лишь подвидом британских ученых, которые регулярно опровергают собственные открытия.

Как напоминает «Интерфакс», пять лет назад, в 2013 году, экономисты Мичиганского университета пришли к прямо противоположному выводу.

В исследовании, опубликованном в журнале The American Economic Review, утверждалось, что «зависимость благосостояния от дохода обратно линейна». По мнению экономистов, рост доходов не мешает получать удовольствие от жизни. «Если и есть оптимальная точка, мы ее еще не достигли», — отмечали авторы предыдущего исследования.

Увеличившееся число исследований на тему того, сколько денег нужно человеку для счастья, связано со все чаще обсуждаемым западными экономистами вопросом «безусловного базового дохода» — то есть введения сравнимых со средней, а не минимальной зарплатой денежных пособий для абсолютно каждого гражданина государства.

И дальше как хочешь — можешь жить на пособие и ничего не делать, можешь зарабатывать больше (и платить огромные налоги, чтобы пособий хватило на всех).

Все идет к тому, что где-то подобная система будет введена. Хотя жители Швейцарии еще полтора года назад на референдуме массово высказались против того, чтобы всем получать около 2500 франков (152 тысячи рублей) в месяц ни за что.

И пока экономисты думают, где взять деньги на безусловный доход, психологи, соответственно, выясняют, сколько же денег надо человеку для счастья и можно ли в принципе измерить счастье деньгами.

В России мнения по этому вопросу так же поляризованы, как отношение к жизни Ленина, смерти Сталина, роли Горбачева и судьбе Николая II, правильному написанию «в» или «на» Украине, а также (для особо продвинутых) фамилии драматурга и режиссера Макдонаха, он же Макдона.

Был бы, как говорится, повод, а подраться мы всегда готовы.

С одной стороны, 70 лет навязываемого большевиками бессребреничества на фоне ажиотажа по поводу «импорта». С другой — 90-е и их наследие в виде «услуг», «эффективности» и концепции «государство вам ничего не должно».

#{author}Поэтому для кого-то счастье по-прежнему в чем угодно, но только не в деньгах, а для кого-то — только в них, родимых. «Деньги» в данном случае — это не только наличные в кармане или безналичные на счету, но и снятое на последний айфон селфи из модного ресторана и прочие мелкие радости жизни верхней прослойки среднего класса.

Вопрос безусловного дохода наши экономисты, независимо от направления, мягко обходят, и их можно понять — в текущей ситуации это приблизительно то же самое, что обсуждать повышение среднегодовой температуры в стране до 24 градусов по Цельсию. Наверное, они правы — рановато.

Но вот говорить о том, что в стране не должно остаться работающих людей, не способных прокормить свою семью, давно пора. Вернуть советские пенсии, сравнимые со средней зарплатой, вряд ли получится, но стремиться к этому нужно — пусть и ценой постепенного повышения пенсионного возраста, благо продолжительность жизни растет.

Сделать так, чтобы детские пособия перестали быть символическими — тоже вполне реально.

И вот когда это все будет сделано — тогда можно порассуждать о том, в деньгах ли абстрактное счастье.