Томас де Ваал: Нагорный Карабах останется армянским | Продолжение проекта «Русская Весна»

Томас де Ваал: Нагорный Карабах останется армянским

Известный британский эксперт по проблемам Кавказа, ныне старший научный сотрудник фонда Карнеги Томас де Ваал дал интервью радио «Свобода», в котором обозначил свое видение перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Он заявил следующее: «Я думаю, что все более или менее понимают — при любом решении конфликта Нагорный Карабах останется под контролем армян. Но здесь также вопрос о территориях вокруг Нагорного Карабаха, которые не были частью Нагорного Карабаха, о районах Азербайджана, которые тоже находятся под контролем армянских войск. Конечно, Баку никогда не примирится с потерей этих территорий, на которых жили полмиллиона азербайджанцев, которые до сих пор являются беженцами. А с другой стороны, армянская сторона их не отдаст, пока нет твердых гарантий безопасности. Я думаю, что 20 лет назад было гораздо проще решить этот вопрос, чем сейчас».

Эксперт также отметил, что риск возобновления военных операций всегда остается высоким. Вместе с тем, по его мнению, президенты Азербайджана и Армении не хотят войны. «Кто будет рисковать и начинать такой опасный конфликт, который может повлечь массовую гибель людей и разрушения? — рассуждает де Ваал и обозначает еще одну важную геополитическую особенность ситуации. — „Старые“ конфликты на Кавказе являются как бы стабильными элементами нестабильности для внешнего мира. Те, кто смотрят на них более внимательно, конечно, видят опасность нового конфликта, массу проблем. Но в Вашингтоне, в Брюсселе и других столицах есть иные приоритеты — Сирия, Иран, Северная Корея и, конечно, Украина, которые для западных политиков являются сейчас гораздо более острой проблемой, чем Кавказ».

Сразу отметим, что де Ваал является одним из тех редких западных специалистов по региону, который на психологическом уровне тонко чувствует ситуацию. Хотя используемые им исторические сведения часто вызывают определенное нарекание со стороны российских, азербайджанских, да и армянских исследователей. Но он прекрасно ориентируется в системе международных отношений Большого Ближнего Востока, куда западная историография давно внесла и Закавказье. Поэтому когда он закладывает в свои рассуждения «информационные мины», таковыми они кажутся только на первый взгляд. Будучи автором многих монографий, написанных на протяжении определенного периода времени, он высказывал немало прогнозов, одни из которых сбылись, другие заставляли исследователей искать выходы из многочисленных исторических и пропагандистских мифов, с помощью которых конфликтующие стороны часто или почти всегда освещали и освещают бурные события в Закавказье в целом и развитие нагорно-карабахского конфликта в частности.

Еще лет десять назад де Ваал, реконструируя события в Нагорном Карабахе, делал заключение, что интернационализация конфликта, к чему так стремился Баку, будет усложнять, а не упрощать возможности его урегулирования. Так и получилось. К моменту появления Минской группы ОБСЕ многие азербайджанские политики полагали, как отмечал де Ваал, что Москва будет еще долго выступать со «слабых позиций», а Вашингтон и Париж быстро всё сведут к урегулированию по азербайджанскому сценарию. «После прихода к власти Владимира Путина позиция России по карабахскому конфликту стала гораздо более консервативной, — заявил де Ваал уже армянским СМИ. — Путин всегда подчеркивал, что Москва в равной степени ценит двусторонние отношения с Баку и Ереваном и не собирается принимать на себя ответственность за карабахский конфликт».

Но ту же позицию занимают сейчас Париж и Вашингтон. И теперь, когда Баку отказывается от диалога со Степанакертом как стороной конфликта, вся схема — по де Ваалу — сводится к тому, что «сегодня карабахский конфликт — это международная конфронтация между Арменией и Азербайджаном. А то, что 30 лет назад начиналось как всего лишь спор о статусе небольшого региона внутри одной страны, переросло в противостояние двух независимых государств». При этом Ереван является членом ОДКБ, а Баку обозначает себя в качестве стратегического союзника Турции. Специфика ситуации состоит как раз в том, что, с одной стороны, вроде бы можно что-то решить с Москвой, как бывшей метрополией, с другой — с новыми западными союзниками, для которых Закавказье остается далекой геополитической периферией.

Однако сами конфликтующие стороны не демонстрируют ни одного признака для достижения приемлемого компромиссного соглашения. И вывод де Ваала: «Пока лидеры Армении, Азербайджана и самого Нагорного Карабаха не продемонстрируют готовность к совместной работе над устраивающим всех решением, большинство дипломатов будут держаться от этого процесса подальше». Но наш вывод будет несколько иным: пока Баку и Ереван не достигнут соглашения о вводе в переговорный процесс Степанакерта, конфликт не имеет шансов на урегулирование. И вновь слово де Ваалу: «Есть документы, нюансы меняются, но то, что-де-факто у армян останется Нагорный Карабах, будут возвращены оккупированные территории Азербайджану — это как бы два главных элемента, но на это давно нет политической воли у руководства и нет настроения в обществе. Ну и сколько это может длиться — еще 20, 30 лет? Не хочется, чтобы Кавказ остался в таком состоянии на много десятков лет».

Но разве дело только в Кавказе? После развала СССР этот регион всё больше и больше приобретает характер «сообщающихся сосудов». События, происходящие в одном регионе, обязательно сказываются и дальше еще больше будут сказываться на обстановке в другом. Грамотные эксперты понимают, что водоворот конкурирующих сил легко может быть переброшен и в Закавказье. Соседний Иран всё еще вовлечен сразу в три войны на Ближнем Востоке — в Йемене, Сирии и Ираке. Турция имеет два фронта: в Сирии и в Ираке с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также с курдами, как со своими, так и сирийскими. Поэтому бросать спички в карабахский костер опасно, можно проиграть всё. Баку необходимо быть крайне осторожным.

 

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!