Шаг за шагом партнерство Москвы и Турции становится стратегическим | Продолжение проекта «Русская Весна»

Шаг за шагом партнерство Москвы и Турции становится стратегическим

Как сообщила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, министры иностранных дел России Сергей Лавров и Турции Мевлют Чавушоглу проведут 14 марта в Москве шестое заседание совместной группы стратегического планирования. В ходе предстоящих переговоров «планируется сверить позиции по ключевым вопросам двусторонней повестки дня, проанализировать выполнение договоренностей, достигнутых между президентами России и Турции, обсудить подготовку к очередному заседанию российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня под председательством глав двух государств».

Стороны рассмотрят реализацию проектов АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», а также возможности наращивания взаимного товарооборота. Также «в рамках обмена мнениями по региональным и международным проблемам значительное место планируется уделить тематике борьбы с международным терроризмом, вопросам стабилизации ситуации в Сирии и активизации процесса политического урегулирования в свете итогов Конгресса сирийского национального диалога в Сочи».

Напомним, что экономический фактор всегда был краеугольным камнем процесса российско-турецкого сближения, а стратегическое положение и географическая близость двух стран играли и играют важную роль в этом отношении. Турция — седьмой по величине торговый партнер России и первый по российскому выездному туризму. Кроме того, Турция занимает второе место по величине экспортного рынка после Германии для «Газпрома». Россия — второй по величине торговый партнер Турции. При этом Москва, выстраивая торгово-экономические отношения с Анкарой, никогда не ставила в главу угла какие-либо к ней требования, чтобы та, например, меняла свои институционально устоявшиеся отношения с Западом.

Как пишут турецкие СМИ, исторический прорыв во взаимоотношениях между двумя странами возглавили президент России Владимир Путин и занимавший сначала пост главы правительства Турции, а затем и президента Реджеп Тайип Эрдоган. Начиналось всё с предложенного турками принципа «экономика отдельно, политика отдельно». Турция начала 2000-х годов разительно отличается от себя в варианте 2018 года. Москва видела, что Анкара пошла на завоевание регионального лидерства, наблюдала, как она это делает: отказ от кемализма в пользу «мягкой» исламизации, переход к практической реализации доктрины неоосманизма во внешней политике, которая, по оценке египетского издания Al Ahram, «всколыхнула арабский национализм», активность во время «арабской весны», участие в сирийском кризисе, борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Притом мало кто из специалистов сразу усмотрел в развитии сложнейших процессов на Ближнем Востоке появления нового геополитического мейнстрима, который поставил перед Турцией много проблем. Анкара столкнулась с ослаблением контроля над механизмами развертывания масштабного регионального кризиса, потерей перспектив создания новой Османской империи, началом битвы уже за сохранение своей территориальной целостности. Изменился и сам Эрдоган, равно как его международный имидж.

Британское издание The Spectator замечает, что «еще недавно Эрдоганом восхищался весь западный мир: эрдогановская Турция выставлялась демократическим примером для остальной части региона». Сейчас всё радикально изменилось. «Аналитики бесконечно спорят о том, когда всё это развалилось, — подчеркивает издание. — Но все, кроме слепых верноподданных, согласны с тем, что Эрдогана-демократа больше нет».

Россия занимала всё это время заметно сдержанную позицию, с которой ее не свернули даже такие трагические события, как уничтожение турецкими ВВС российского бомбардировщика Су-24 на территории Сирии и убийство российского посла Андрея Карлова. А когда летом 2016 года в Турции была предпринята попытка государственного переворота, Москва оказалась рядом с конституционной властью. На наш взгляд, причина тут одна, и она главная. Для новой России именно Анкара, а не арабские страны, стала первой страной, через которую Москва начала обозначать, а затем и укреплять свое влияние и присутствие на Ближнем Востоке.

В свою очередь, когда у Турции появились сложности в отношениях со своими партнерами по НАТО (прежде всего, США) из-за отсутствия со стороны американцев «понимания» и поддержки по части того же курдского вопроса, Россия продолжила и продолжает поддерживать статус Анкары в качестве влиятельной региональной державы. Помимо того, разочарование политикой Вашингтона стало еще больше толкать Турцию в сторону Москвы. У двух стран оказалось больше общих позиций в отношении сирийского конфликта, нежели у Анкары и США. Как пишет старший аналитик Центра политики двухсторонних отношений Николас Данфорт, американцы «могут в преддверии президентских выборов в Турции, которые намечены на ноябрь 2019 года, противостоять всё более враждебному поведению со стороны турецкого правительства, прибегнув к стратегии, связанной с экономическими санкциями».

По мнению Вашингтона, «Эрдоган преуспел на предыдущих выборах, опираясь на экономическое благосостояние страны, спад экономики может настроить избирателей против него». Вот почему уровень развития торгово-экономических отношений Анкары с Москвой приобретает уже откровенно политический оттенок. Конечно, это еще не значит, что Турция готова совершить геополитический бросок с Запада на Восток. Не случайно сейчас многие серьезные турецкие эксперты ведут дискуссии о характере сдвигов и сущности происходящей геополитической трансформации, ищут ответы на поставленные острые вопросы, переосмысливают российско-турецкую политику, ищут новые инструменты для двухстороннего и многостороннего взаимодействия «на исторически более продолжительный период».

Они рассуждают уже не только о перспективах развития торгово-экономических отношений и доведении товарооборота до 100 млрд долларов, энергетических проектах, включая строительство первой в Турции АЭС «Аккую», переходе во взаиморасчетах на национальные валюты и так далее. Сегодня речь ведется об укреплении военно-технического сотрудничества между двумя странами. Одним из важнейших событий, произошедших в последние месяцы на этом направлении, стало соглашение, достигнутое между Анкарой и Москвой по вопросу о покупке ракет С-400. В этой связи турецкие эксперты утверждают, что реализацию этого контракта повлияет на то, как в дальнейшем Турция будет развивать свои отношения с Россией и западным миром.

Говорят, что Восток — это дело тонкое, и там всё может быть. Но пока ясно то, что Москва и Анкара будут следовать политике защиты своих национальных интересов с выходом на решение общих задач высокого уровня. Другой вопрос, перерастет ли тактическое партнерство двух стран в стратегический альянс. Сказать сложно. Посмотрим, что нового принесет встреча президентов Турции и России, намеченная на первую неделю апреля. Под председательством двух лидеров пройдет седьмое заседание Совета сотрудничества высшего уровня между двумя странами. На этой встрече планируется принятие важных решений по политическим и экономическим вопросам. Процесс продолжается.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!