RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,6688
1 EUR   73,9327
1 USD   63,4888
10 UAH   24,0124
Коалиция противоречий | Продолжение проекта «Русская Весна»

Коалиция противоречий

Революции снизу, которую, может быть, кое-кто ожидал внутри Социал-демократической партии Германии (СДПГ), не состоялось. Удивляет вот что: две трети членов партии проголосовали за договор с Христианско-демократическим союзом (ХДС). Спрашивается, почему тогда в преддверии этого было столько сомнений, шумихи и брожения в партии? Куда на самом деле девались недовольные внутри СДПГ? Их смогли дисциплинировать, запугать или все-таки уговорить?

Так или иначе, правительство будет сформировано. Для Ангелы Меркель главное — что ей удалось спасти свое четвертое правление в качестве канцлера. Если она досидит до конца этого срока, то войдет в историю послевоенной Германии, как и другие «долгожители» на этом посту — Конрад Аденауэр и Гельмут Коль.

Другое дело, что ей предстоит решить колоссальные проблемы. Такой спокойной жизни, как у последней большой коалиции, сейчас не будет. Хотя бы потому, что усиливаются вызовы извне. Нужно спасать расшатывающийся Европейский союз, заново отстраивать отношения с США, устранять обострение с Турцией, к тому же с Россией так и не пройдена фаза новой холодной войны. Множатся экономические проблемы. Прибавьте сюда возможную новую волну беженцев.

В этих условиях в самих СДПГ и ХДС будет продолжаться ожесточенная борьба за власть, какой не было в последние четыре года. Социал-демократы понимают, что сейчас могут потерять всё, ведь электорат явно недоволен ими из-за «большой коалиции». Говорят, что СДПГ стала младшим партнером госпожи Меркель и только и делает всё, чтобы удержать ее у власти. Если социал-демократы хотят вернуть утраченные позиции, то им придется менять свой облик, поэтому их дальнейший крен «влево» практически неизбежен. Сама госпожа Меркель, думаю, будет делать большие уступки СДПГ на этом направлении, потому что в душе она тоже не «правый» политик, а скорее леволиберальный.

Проблема в том, что ХДС это не понравится. Если Меркель потянет правительство «налево», христианские демократы будут терять поддержку своего электората. И эти избиратели вполне могут примкнуть к «Альтернативе для Германии». Учитывая, что страна движется в ритме выборов, — в предстоящие четыре года голосование пройдет во всех 16 землях — Германия столкнется с серьезным вызовом. Если крайне правые и крайне левые укрепят свои позиции в регионах, страна станет до неузнаваемости другим в политическом плане государством.

Проблема беженцев, которую придется решать коалиции, — это уже своего рода не материальный, а идеологический вопрос. Он расколол общество на две части. Одни выступают резко против притока новых мигрантов, другие считают, что благодаря беженцам Германия отказалась от своего негативного прошлого и стала открытой страной высокого гуманизма. И среди последних много молодых избирателей, представителей различных неправительственных организаций, которых здесь сотни тысяч. Для этих людей важен не сам фактор беженцев, а его идеологическая составляющая — либеральная модель гуманизма.

Новое правительство будет открыто к принятию большого числа мигрантов и уже тем более не собирается кого-то массово высылать. И здесь не решена главная проблема. Ни одна европейская страна не солидаризировалась с Берлином и не хочет принимать тех беженцев, которых они должны забрать по квоте из Германии. Поэтому все, кто попал в страну, останутся. А это огромная проблема для правительства, поскольку с каждым месяцем растет социальное напряжение. Ведь, мягко говоря, большинство беженцев не интегрируются в немецкую жизнь и социально-экономическую модель. Многие из них не хотят учить язык и работать. В лучшем случае их интеграция будет проходить долго и мучительно. В худшем — всё обернется резким ростом преступности. А это вызовет неизбежную реакцию — движение Германии в сторону «правых».

Много вопросов оставляет будущее внешнеполитического курса Берлина. Например, отношения с Москвой сильно зависят от того, останется ли министром иностранных дел Зигмар Габриэль. Он, как лев, боролся за сохранение нормальных отношений с Россией, виделся с президентом Владимиром Путиным, был близок к Герхарду Шредеру. Главное — Габриэль понимает всю подоплеку американской антироссийской политики в Европе. Если вместо тяжеловеса Габриэля на пост главы МИДа посадят новичка, который не сможет принимать самостоятельных решений, то все шаги в отношении России будут зависеть лично от госпожи Меркель. А она, как мы знаем, придерживается весьма критической позиции. К примеру, в ведомстве канцлера весьма негативно отнеслись к недавнему посланию Владимира Путина. К сожалению, возможности нормализации отношений с Москвой не просматриваются, поскольку в правительстве попросту может не остаться носителей идеи «решать проблемы Европы вместе с Россией».

При этом руководство Германии по-прежнему «в шоке» от прихода к власти в США Дональда Трампа. Им казалось, что они смогут сузить его маневр и «дисциплинировать». А получается, что в экономическом и политическом плане он действует напролом. И если это будет ему выгодно, вполне способен вести торговую войну с Евросоюзом. Правительства Европы, включая германское, просто не знают, как себя вести с Америкой. С одной стороны, ЕС зависит на 100% от США в вопросах безопасности, поэтому не может открыто ссориться с Вашингтоном. С другой, никто не понимает, как решить проблему, когда Дональд Трамп абсолютно ориентирован на экономические интересы своей страны и готов забыть при удобном случае о соглашениях. Поэтому американский фактор будет и дальше создавать проблемы для Германии и для Европы.

Другими словами, создание коалиции несколько успокоит политическое поле Германии. Формально решена «оперативная» задача — договориться о формировании правительства. Но теперь Берлину предстоит разобраться с тем количеством вызовов, которые накопились за последнее время. И главный вопрос — в том, как это сделать. В