«Постылая свобода» и Великая цифровая революция | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Постылая свобода» и Великая цифровая революция

ПОВЕСТКА ДНЯ: БИТВА ФУТУРОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ

Едва ли сегодня найдутся в мире люди, которые сомневаются в том, что завтра мир будет развиваться с помощью цифровых технологий, так или иначе связанных с искусственным интеллектом (ИИ).

Будущее за ИИ: это стало практически аксиомой.

Но вот какой мир собираемся мы строить с помощью грядущей технологической революции — это большая проблема, решать которую предстоит не ИИ, а живому человеку, которому, как известно, свойственно ошибаться.

Сегодня мы фактически в чем-то существенном выбираем будущее: сам масштаб вызова, казалось бы, должен спровоцировать колоссальный интерес к футурологическим версиям.

Однако ИИ как технологический потенциал интересует всех, а облик мира, который мы собираемся строить с помощью ИИ, парадоксальным образом не вызывает столь бурных дискуссий. ИИ как потенциальная угроза существованию человека — вот, пожалуй, самая горячая тема в этом отношении. Странно: антиутопиями отчего-то наслаждаются, а вот утопий отчего-то опасаются. Отчего же?

Это, как говорится, тема для отдельного исследования. Мы же не побоимся упреков в утопичности нашего проекта; напротив, мы полагаем, что известная утопичность сегодня должна быть свойством всякого серьезного глобального гуманистического проекта.

Битва футурологических концепций уже началась. Разворачивается она на наших глазах. Имеющий глаза да увидит.

Давайте по порядку. Место действия — Сколково, пленарное заседание форума «Открытые инновации»; время действия — 26.10.2017.

«Выступавший на том же заседании Джек Ма, создатель „Алибабы“ и один из богатейших людей планеты, смотрит в будущее очень оптимистично.

„Многие говорят о том, что новые технологии вытеснят людей. Но, я думаю, здесь не нужно так беспокоиться. Я думаю, что эта проблема разрешится сама собой со временем. Просто мы недостаточно хорошо понимаем это будущее. Люди беспокоятся о будущем, потому что они плохо его представляют, они недостаточно уверены в себе, у них не хватает воображения, чтобы представить, каким оно будет“, — подчеркивает Ма.

Технологии не обладают собственной субъектностью. Основной деталью всякого оружия является голова его владельца, как было сказано в одном хорошем советском фильме. Поскольку ответом на вызов времени является Проект как стратегическое представление, то в этом смысле у Джека Ма есть повод для оптимизма: китайский мировой проект не собирается пускать процесс на самотек, захлебываясь фантазиями. Тому пример — система Sesame Credit, созданная в сотрудничестве „Алибабы“ и китайского правительства, по сути, являющаяся экстраполяцией классического конфуцианского исправления нравов с использованием новых возможностей интернета и больших данных.

Любого гражданина Китая эта система ранжирует в соответствии с его сетевой активностью, лояльностью китайскому правительству и китайским брендам. Ма и его империя — это крупный политический инструмент правительства КНР. Тоталитаризм? Разумеется. Но это всего лишь один из примеров, позволяющий представить картину будущего как место жесточайших противостояний в техническом и идеологическом отношении».

Что предлагает миру Китай руками Джека Ма? Китай предлагает китайский культурный проект — проект глобальный и футуристический.

ЧЕЛОВЕК — СУЩЕСТВО ИНФОРМАЦИОННОЕ

Чтобы по достоинству оценить предложение Ма, необходимо иметь в виду следующее. Главная проблема развития ИИ видится в том, что ИИ неизбежно высвобождает гигантское количество людей от рутинной нетворческой работы «хлеба ради» (от работы, которую способен выполнять ИИ).

Чем занять нигде не работающих, ничем не занятых людей? — вот проблема проблем.

Высвобождение от рутинной, механической работы порождает не проблему досуга; она порождает проблему новой трактовки возможностей человека. Чтобы занять свободное время свободного человека, надо предложить новое видение человека. Скажи мне, как ты понимаешь человека, и я скажу, чем его занять.

Футурологическая версия Джека Ма есть не что иное, как уверенно исполненный идеологический трюк: ничтоже сумняшися он придал универсальность, всеобщность конфуцианской трактовке человека (неуниверсальной, спорной, неубедительной в научном отношении).
В этой связи возникает вопрос: в каких координатах вообще происходит трактовка человека? В произвольных? Или в более-менее объективных?

С нашей точки зрения объективность координат предполагает следующее.

Известно, что человек является существом биологическим, социальным, идеологическим и т. д. Если характеризовать природу человека одним словом, можно сказать, что мы — существа информационные. (Под информацией, воспринимаемой человеком, мы будем понимать любое «сообщение», поступившее в психику из внешнего мира. Психика воспринимает информацию и, далее, адресует ее сознанию. Вне психики и сознания понятий «информация», «управление информацией» для человека не существует, поскольку оно никак не материализуется.)
Что бы мы ни говорили о человеке и о его достижениях в любых сферах жизни (в области научного познания или просто эмоционального существования), мы в принципе не можем обойтись без двух ключевых понятий: 1) информация и 2) управление информацией.

Наше освоение мира — это наше умение получать информацию и управлять ею.

На сегодняшний день мы с большой долей уверенности можем утверждать, что человечество обладает двумя типами управления информацией: бессознательным (психическим) и сознательным. Чем руководствуется человек, когда принимает решения: эмоциями или рассудком?

Это принципиально важно для понимания природы информационной картины мира и, следовательно, для понимания предназначения человека.
«Человек эмоциональный» (назовем его индивид) выстраивает свои отношения с миром бессознательно (при этом рациональное начало, опирающееся на интеллект, может внешне доминировать). Факт и степень участия интеллекта в процессе освоения мира не делает человека существом сознательным (разумным).

«Человек разумный» (назовем его личность) начинается там, где возникает сознательное, разумное управление информацией, имеющей отношение, прежде всего, к человеческому измерению (к психике и сознанию). С точки зрения информационной, личность понимается как тип управления информацией, где приоритет в выстраивании информационной картины мира отдается сознанию.

NB: мы говорим не о психике и сознании как таковых — мы говорим о двух типах управления информацией, противоречиво функционирующих на базе психики и сознания. Эффективность человека как существа информационного заключается в эффективном управлении двумя типами информации, которые дополняют и обогащают друг друга.

А теперь с учетом всех сложностей природы человека, собирающегося покорять неизвестный материк под названием ИИ, сформулируем вопрос: с какой «человеческой точки зрения» мы смотрим на себя, на мир, на проблему ИИ: с позиций индивида или личности?

В соответствии с выявлением личностных возможностей человека и выстраивается картина мира. Скажи мне, насколько человек разумен (то есть в какой степени он является личностью) — и я скажу, зачем ему необходим ИИ. С нашей точки зрения, ответственное отношение к информационным возможностям человека начинается с разумного отношения к себе — с культивирования в себе личности.

Таким образом, наша картина мира, которая определяет наше отношение к проблеме ИИ, персоноцентрична (не индивидоцентрична, что принципиально). Она опирается на разум (не на интеллект, что принципиально, ибо интеллект часто выступает как инструмент реализации бессознательного отношения).

Так что же предлагает миру Джека Ма (если иметь в виду сформулированный выше информационный контекст)?

СОЦИОЦЕНТРИЗМ И ИНДИВИДОЦЕНТРИЗМ

Джек Ма предлагает делать ставку на тот тип управления информацией, который мы называем бессознательным. Он предлагает вчерашний день в супертехнологичной оболочке. Он по-прежнему делает ставку на силу. На социоцентризм (соответственно, на социоцентрически ориентированного индивида, на конфуцианского человека). Перед нами вариант «глобализма с улучшенными нравами». Если конкурировать с конфуцианским Китаем по его правилам, то Россия неизбежно превратится в региональную культурную державу, а сотрудничество с Китаем — в безнадежную гонку за лидером.

Строго говоря, Джек Ма предлагает обойтись цифровой революцией, исключая при этом революцию информационную (революцию в мышлении — в изменении типа управления информацией). «Цифровая» понимается миллиардером слишком буквально: количество по-прежнему ставится выше качества.

Это означает только одно: Китаю (или Джеку Ма?) просто нечего предложить миру. Социоцентризм (модус индивидоцентризма) вывел цивилизацию на пик ее достижений — и вместе с тем довел цивилизацию до того кризисного состояния, в котором она сейчас находится.
Что касается Запада, то он и не скрывает того, что его культурный проект — антикультурен по сути своей. Запад открыто делает ставку на силу. На природное (витальное), эгоистическое начало в человеке. На индивидоцентризм (как разновидность силовой регуляции).

В рамках предлагаемой Западом модели будущего (так называемого суперкапитализма) мир будет принадлежать тому, у кого в руках сосредоточится капитал; поскольку трудовых доходов в безлюдном производстве не предполагается, то всем остальным светит жить на пособие. Суперкапитализм органично вбирает в себя черты рабовладельческого строя. Свободное рабство: вот суть индивидоцентрической модели

Человек во имя ИИ — или ИИ во имя человека? И китайская, и западная модели занесли этот вопрос в риторические. Тотальный контроль во имя человека? Нет. Смешно даже предположить такое. Во имя группы людей? Да. И это уже не смешно.
 

Об авторе: А.Н.Андреев - доктор филологических наук, профессор (Минск, Беларусь)