Американский консерватор-народник обрабатывает Европу | Продолжение проекта «Русская Весна»

Американский консерватор-народник обрабатывает Европу

Интересные дела делает в Европе видный представитель американского белого консервативного истеблишмента Стивен Бэннон. В последнее время он чаще всего упоминается в контексте своего сотрудничества с Дональдом Трампом: с ноября 2016 по август 2017 года Бэннон являлся его старшим советником по политическим вопросам и главным стратегом, но потом их пути разошлись.

Не это, однако, главная его ипостась. Такие, как Трамп, приходят и уходят. Такие, как Бэннон, остаются и продолжительное время влияют на идеологию своего политического и культурного слоя.

Итак, сначала, как уже сообщало ИА REGNUM, этот «консерватор-популист», или, что в данном контексте будет более по-русски, консерватор-народник, отметился своим присутствием в Риме во время проведения в Италии недавних парламентских выборов. В интервью «Коррьере дела сера» Бэннон, сделав акцент на положительных сравнениях Сильвио Берлускони с Дональдом Трампом, активно ратовал за создание в этой стране коалиции партий, выражающих интересы тех, кто, дословно, «так или иначе поддерживает антисистемное послание народнических (такой перевод американского прилагательного „populist“ в данном контексте также будет более правильным, чем „популистских“ — М.Д.) объединений». Фактически же речь он вёл о партиях, придерживающихся консервативных, патриотических и антиглобалистских взглядов — правоцентристской коалиции в составе «Вперёд, Италия», «Лига Севера», «Братья Италии», а также «Движении 5 звёзд».

После этого американец проследовал в Цюрих, где выступил на право-консервативном митинге и, как сообщает «Вашингтон пост», встретился там также с одним из лидеров немецких консерваторов и евроскептиков Алис Вайдель — сопредседателем «Альтернативы для Германии».

Следующим пунктом его поездки стал французский Лилль, участие в съезде французского «Национального фронта», переизбравшем на пост председателя партии Марин Ле Пен. Выступая в Лилле, Бэннон в утрированной форме поддержал известную программу «Национального фронта», призвал французских националистов не смущаться в связи с навешиванием на них глобалистами расистских, ксенофобских и прочих ярлыков и исходить из того, что «каждый день мы становимся сильнее, а они становятся слабее».

По информации той же «Вашингтон пост», в ходе своей европейской поездки Стивен Бэннон планирует также встретиться с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном, которого в силу его негативного отношения к мигрантам и критического — к Европейскому союзу он считает «героем» и «патриотом».

Если же говорить о его планах на более далёкую перспективу, то Бэннон намерен активно способствовать распространению консервативных и антиглобалистских идей в Европе, упрочению позиций соответствующих политических сил и их сотрудничеству с родственными силами в США.

Понятно, что свет клином на Стивене Бэнноне не сошёлся. Понятно, что после своего разрыва с Трампом и некоторых неудач на американских региональных выборах он ищет дополнительного приложения своим политическим способностям. И всё же тот факт, что американский идеолог и стоящие за ним американские белые консерваторы целенаправленно «идут в Европу», улавливая сочетание двух традиционалистских и антиглобалистских волн — у себя и за океаном — очевидно.

Такое положение требует от нас, в России, как минимум, глубокого осмысления. А желательно — адекватной встречной политики.

Проводить такую политику, однако, у нас в стране практически некому. В традиционных ценностях, как европейских, так и наших, несмотря на патриотическое многословие, в правящем российском истеблишменте действительно разбираются единицы — называть их не буду, чтобы не навредить. Из «мыслительных центров» «Валдайский клуб» — это преимущественно либеральная, западоцентрично настроенная структура. Консервативный и национально ориентированный «Изборский клуб» сегодня всё так же далёк от реального влияния на государственную политику, как были создавшие его идеологи при его учреждении. Мало возросло и его влияние на общественные настроения.

Более того, сами понятия «национальное» и «национализм» остаются в России уничижёнными. Как будто это не наш соотечественник Дмитрий Иванович Менделеев говорил: «Национализм, по мне, столь естествен, что никогда, ни при каких порядках, „интернационалистами“ желаемых, не угаснет».

И не зря, отмечу попутно, Менделеев брал слово «интернационалисты» в кавычки, поскольку добиваться угасания национального самосознания должно быть свойственно контрнационалистам, а не интернационалистам. Последние же должны понимать, что смысл слова не может заключаться только в приставке, что он главным образом лежит в корне.

Разделить политическую и культурную платформу европейских правых, отложив в одну сторону их расположенность к России, несогласие с линией политического и экономического давления на нашу страну, стремление к большей независимости от Евросоюза и НАТО, к выводу Европы из-под диктата США, а в другую — их национализм, не получится. И заменить в трактовке их программ национализм на патриотизм тоже не удастся: это близкие, но не совпадающие понятия и явления. Национализм сложнее, и тем важнее учится работать именно ним, причём работать в положительном ключе.

А работать так придётся, ибо если у Европы есть самостоятельное будущее, то оно за националистами-консерваторами и национально, народнически настроенными левыми. Они тоже далеко не всегда будут дружески расположены к нашей стране, но только во взаимодействии с ними возможно исправление современного предельно враждебного России и человеконенавистнического в более широком смысле мирового глобалистского порядка.