Путеводная нить русской цивилизации | Продолжение проекта «Русская Весна»

Путеводная нить русской цивилизации

Каждое общество формируется в своём, уникальном природном экотопе; каждый народ связан своей специфической системой транспортных связей. Как кровеносные сосуды определяют жизнеспособность и целостность организма, так сеть водных и сухопутных дорог определяет жизнеспособность и целостность нации.

Древнейшие цивилизации — это цивилизации одной реки: Нила в Египте, Инда в Хараппе, Хуанхэ в китайском Яншао. В крайнем случае — двух близко текущих рек, как в Месопотамии. Их главным связующим средством был речной транспорт.

Древняя Греция, Карфаген и Римская империя — цивилизации одного моря. Их жизнь кипела на берегах Средиземноморья, стремясь кольцом замкнуть свой внутренний бассейн. Их транспортом были каботажные суда, скользящие вдоль берегов.

Япония и Англия — первоначально цивилизации одного острова, распространившиеся затем на группу близлежащих островов. Их соединяло внешнее море, которое звало своей необъятностью. Это привело к развитию Англии и Японии по пути океанических цивилизаций с трансконтинентальным флотом.

В России всё было ещё сложнее.

Изначально Русь возникла почти как классическая цивилизация одной реки, на пути из варяг в греки. Правда, уже здесь была заложена «двухядерная структура» нации, с южным сектором транспортной инфраструктуры в бассейне Днепра и северным в бассейне Ловати-Волхова.

Но значительный разрыв между Днепром и Ловатью рано заставил наших предков освоить комбинированный, водно-сухопутный транспорт. Крупнейший город дохристианской Руси, Гнёздово, возник не на днепровском раздолье, а в самых верховьях, ближе к волокам между северной и южной речными артериями. И скоро русским становится тесно в прокрустовом ложе одного пути из двух рек. Уже Святослав делает смелый бросок от Брянска до Белёва, перебрасывая мост из Днепровского бассейна в Волжский. И открывает нам путь по третьей великой русской реке, которая в не столь далёком будущем по своему значению станет первой.

Московская Русь — это уже не цивилизация реки, а цивилизация горы, от которой во все стороны разбегаются реки. Волга на восток, Дон на юг, Днепр на юго-запад, Западная и Северная Двина в свои стороны горизонта,- и посреди этой звезды из множества речных бассейнов сухопутным перевалочным пунктом возвышается Москва. Она пока не порт пяти морей, от этого её ещё отделяют пять веков — но уже столица пяти великих рек, сухопутное верховье пяти водостоков, вдоль каждой из которых растёт и расширяется русский национальный организм.

Сухопутные дороги окончательно взяли верх над речными, когда Россия приобрела степное наследие в Азии. Великие азиатские реки, пересекающие Сибирь с юга на север, не могли объединить это пространство в одну страну — здесь требовалось иное решение. Вдоль южного подола Сибири тянулась бескрайняя степь, и по ней издавна проходила самая грандиозная сухопутная дорога планеты — Великий шёлковый путь. Поднаторевшие в мастерстве тысячекилометровых конных перегонов монголы принесли свой опыт на Русь — с ямскими станциями и ямщиками, степными кибитками и согревающим чаем. Этот опыт стал неотъемлемой частью русской жизни. Он позволил связать огромную континентальную страну, половину года заметённую снегом, круглогодичными широтными дорогами. Он помог построить империю от Балтики до Японского моря.

Окончательно скрепил Великую Россию Транссиб. До начала ХХ века единство евразийской империи опиралось по большей части на силу национального духа, нежели на материальную инфраструктуру. Рельсовая колея от Санкт-Петербурга до Владивостока стала той стальной хордой, которая придала прочность разветвлённой сети большаков и трактов, покрывавшей десять тысяч вёрст русского пространства.

До сих пор Транссиб — главная транспортная артерия страны, хребет и центральный нерв современной Российской цивилизации. Он — претендент номер один на место нового моста между народами, нового Шёлкового пути из китайцев в тевтоны. Модернизация Транссиба — важнейший экономический проект ближнего будущего. Кратное ускорение движения по транссибирской магистрали — ключевая задача для того, чтобы приблизить Дальний Восток к Москве и Москву к Дальнему Востоку.

И всё же одного Трансиба, даже модернизированного, скоростного, «расшитого» на десяток новых колей, для развития огромной страны недостаточно. России требуется вторая хорда, которая скрепит её параллельно железнодорожным путям. Такой дополнительной связью должен выступить Северный морской путь.

Не случайно адмирал С. О. Макаров назвал Россию «зданием с фасадом на Ледовитый океан». До сих пор её фасад был заморожен, спрятан под ледяным панцирем, закрыт торосами. Понадобилась энергия атома, чтобы пробить ледокольный маршрут вдоль северных берегов страны. Но покуда караваны грузовых судов здесь редки, а суровые берега по большей части безлюдны. Тем не менее, Русская Арктика ждёт своего часа, и этот час близок.

Во-первых, приполярная Россия — чуть ли не единственный на планете регион (если не считать ещё более холодных Гренландии и Антарктиды), где хранятся нетронутые минеральные богатства. Растущий глобальный спрос на сырьё скоро сделает востребованными даже самые неприступные, прежде казавшиеся нерентабельными подземные кладовые.

Во-вторых, глобальное потепление медленно, но уверенно меняет температурный режим, что с каждым десятилетием облегчает возможности навигации на Ледовитом океане. Очень скоро здесь можно будет проложить если не круглогодичный, то, по меньшей мере, полугодовой открытый маршрут между восточной Азией и Европой. Тогда Россия перехватит часть международных грузопотоков летнего сезона, прежде отправлявшихся через Суэц и даже через Панамский канал.

Наконец, русская Арктика — одно из немногих нетронутых человеком мест планеты, где просто много свежего воздуха и чистой воды, где есть простор для разнообразной рекреации будущего: аэросаней, частных вертолётов и самолётов. Если снежные трассы и лыжные склоны можно найти и в Татрах, и в Альпах, и на Кавказе, то полярное сияние там не увидишь. В Арктике могут быть созданы уникальные туристические центры. Всё это говорит о том, что роль морской дороги через Северный Ледовитый океан обязательно будет возрастать.

Транссиб и Севморпуть, по мере их развития, снова вернут Россию к её изначальной, знакомой с древности, двухосновной транспортной системе, сочетающей сравнимые по значимости сухопутный и водный компоненты. Такая система более прочная и гибкая, чем преимущественная привязка к единственному типу транспортных артерий.