RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,3899
1 EUR   73,4808
1 USD   63,2746
10 UAH   23,8862
Блеф готовится к прыжку | Продолжение проекта «Русская Весна»

Блеф готовится к прыжку

Противостояние внешних игроков в Сирии становится все более открытым. Мало кто в мире верит сегодня в то, что гражданская война здесь — внутреннее дело. США, Великобритания и Франция, Турция, Иран, Катар и Саудовская Аравия, не говоря уже о России, — основные из тех, кто противостоит там друг другу или воюет рука об руку, хотя и за собственные интересы.

Германия, Китай, Египет, Иордания, Ирак, ряд других государств также действуют на сирийском направлении, не говоря уже об ООН, ЛАГ и прочих международных организациях. Настоящая статья о ситуации в Сирии и вокруг нее основана на материалах эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Макрон в поход собрался

Президент Франции Эмманюэль Макрон на встрече с делегацией «Сил демократической Сирии» пообещал направить в Манбидж спецназ, сообщила газета Le Parisien. Как уточняет издание, цель такой помощи — остановить продвижение турецкой армии в регионе. Если учесть, что французских военных в САР порядка 700, то речь может идти о 300–400 из них. Сообщения СМИ о планах Макрона — предупреждение. Туркам демонстрируют, что они столкнутся с совместным отпором американцев и французов. При этом Париж не собирается посылать своих солдат на линию соприкосновения.

Макрон подыгрывает Вашингтону в попытке заручиться расположением по основным вопросам: продолжении участия Соединенных Штатов в антитеррористической операции в Сахеле с соответствующим финансированием, дипломатической и военной поддержкой и выделении Парижу доли оружейного рынка КСА, откуда кронпринц КСА Мухаммед бен Салман не без подачи США французов убрал. Главный оружейный лоббист страны со времени своего пребывания в Минобороны — министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан делает все возможное для того, чтобы вернуть продукцию национального ОПК в КСА.

В САР Вашингтон призывает на помощь Париж в крайних случаях, как это было в Восточной Гуте в истории с химоружием. Тогда перед США стоял вопрос: затянуть ликвидацию оплота исламистов на максимально долгий срок или заморозить этот процесс?

Проблема Восточной Гуты стала для американцев ключевой, так как после ликвидации этой цитадели оппозиции правительственные силы и их союзники займутся Идлибом и территориями восточнее Евфрата. А там США не смогли создать альтернативные Дамаску структуры суннитского самоуправления. Все обострила ситуация в Африне, стимулировавшая отток туда курдов с левого берега Евфрата, создав вакуум лояльной США силы «на земле». Американцам в этой ситуации нужно было выиграть время.

Решение о закрытии темы Восточной Гуты (со всеми пропагандистскими вбросами относительно гуманитарного кризиса, нарушения Россией резолюции Совбеза ООН о перемирии, применения химоружия) как инструмента давления на РФ и затягивания ликвидации этого оплота исламистов было принято в Вашингтоне с подачи Пентагона после того, как из Москвы прозвучали предупреждения о применении адекватных военных мер в случае попыток бомбардировок правительственных объектов в Дамаске силами ВВС американской коалиции. Риск реализации такого сценария перевесил для американцев тактические соображения. В том числе потому, что они не приняли решение не идти на договоренность с Анкарой. Плюс согласие Москвы и Тегерана на сдачу Африна в обмен на Восточную Гуту.

После этого риторика США на международных площадках пошла на спад. В этой связи отметим тактику нынешней американской администрации: она взвинчивает градус дискуссии в надежде, что партнер дрогнет, а если он не реагирует, сдает назад. Так было и с северокорейским досье, и с Восточной Гутой, и может случиться при продолжении турецкого наступления на Манбидж. В лице президента Эрдогана американцы и французы столкнулись с таким же игроком и с теми же методами ведения внешней политики. Он блефует всегда, в том числе заявляя о решимости продолжать операцию «Оливковая ветвь» «до нейтрализации (террористического) коридора, который проходит через Манбидж, Айн-эль-Араб, Телль-Абъяд, Рас-эль-Айн и Камышлы».

Ситуация для турецкого президента осложняется позицией Москвы, Тегерана и Дамаска о дальнейшей судьбе этой операции. После захвата 18 марта турецкими войсками административного центра Африн (65 километров от Алеппо) командование СНС вывело свои отряды в район Эш-Шехба. Вместе с курдскими бойцами город покинули десятки тысяч жителей. Отряды сирийского народного ополчения, сражавшиеся вместе с курдами, отступили в Телль-Рифаат, осажденный сейчас турецкими войсками и Сирийской свободной армией (ССА). Он имеет стратегическое значение, поскольку расположен на трассе, соединяющей приграничный город Килис с Алеппо, и является важным перевалочным пунктом на пути к Манбиджу. Считается, что туда из Африна отошла значительная часть бойцов СНС.

Наличие там проправительственных ополченцев говорит о том, что Москва и Тегеран пока не определились со сдачей данного стратегического пункта туркам. Это будет предметом (в числе прочих) предстоящих переговоров на высшем уровне в формате «тройки». Лидеры стран — гарантов астанинского процесса (Россия, Иран, Турция) на предстоящем апрельском саммите обсудят работу зон деэскалации, политический процесс и борьбу с терроризмом. Стороны должны сформулировать свои позиции. Турки будут стремиться к доминированию в районах, где действуют ориентирующиеся на них группировки, что не устраивает Москву и Тегеран. Они хотят иметь возможность воздействовать военным путем на «недоговороспособные» группы типа «Джебхат ан-Нусры» (запрещенной в РФ).

Справедливости ради отметим, что за последние месяцы основные противники диалога находились скорее в лагере протурецких групп сопротивления в Восточной Гуте и Идлибе. Россия и Иран будут требовать от Анкары размежевания сопротивления на «умеренных» и «радикальных». Или побуждать Турцию присоединиться к ликвидации «недоговороспособных» в Идлибе с подключением «умеренных» к астанинскому процессу и Конгрессу сирийского национального диалога. Обозначена негативная позиция Москвы на расширение практики зон деэскалации, о чем говорили турки в ходе неудачных консультаций с американцами. Анкара пыталась побудить Вашингтон принять турецкий план решения курдского вопроса и потрафить США, которые давно говорят о расширении подобной практики с переносом ее на Северную Сирию. Теперь на идее можно поставить крест в связи как с отказом Вашингтона принимать этот план, так и с позицией Москвы и Тегерана.

Курдское досье также будет обсуждаться. Анкаре важно понимать позицию Москвы в отношении входа в Телль-Рифаат. По ряду оговорок Эрдогана установление контроля над этим городом — конечная цель нынешней операции Турции. Так что тема будет рассматриваться и от итогов ее обсуждения зависит прогресс в договоренностях на иных направлениях, прежде всего о статусе Идлиба. В России считают, что восстановление спокойствия в районе Африна произойдет при сохранении территориальной целостности САР, хотя стимулирование продвижения турок на севере Сирии в зоне действия проамериканской коалиции для российской дипломатии и военных важно даже ценой потери ряда контактов с курдами.

Такая тактика предопределяется активностью США в попытках создать лояльные суннитские структуры восточнее Евфрата. Пока наблюдается не консенсус с суннитскими племенами Заевфратья, но попытка добиться его с некоторыми племенными шейхами. Один из факторов, могущих этому помешать, — антикурдская активность Турции, что вынуждает США торопиться с выводом курдов из этого района с передачей власти на местах суннитским шейхам, о лояльности которых пока можно говорить с высокой долей условности, а также распылять их силы. Предстоящий саммит позволит понять степень решимости Анкары к реализации такого сценария своей экспансии.

В Эт-Танфе все спокойно

В Эт-Танфе находится американская военная база. США объявили район радиусом 55 километров зоной своего влияния. Здесь же находится лагерь беженцев «Эр-Рукбан». В декабре 2017 года начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов отмечал, что Пентагон не может объяснить, для чего нужна база, если территория Сирии освобождена от террористов. Отмечен приход туда бронетехники США. Первая колонна и 600 американских военных прибыли в Эт-Танф 1 марта. Американцы усиливают гарнизон не для того, чтобы идти на Дамаск во втором эшелоне повстанческих групп. США и Россия разделили зоны влияния и контроля. И механизм, который отвечает за мониторинг этого процесса, работает исправно.

Валерий Герасимов и председатель Комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд обсудили ситуацию в Сирии по телефону.

По информации Минобороны РФ, генералы договорились продолжить двусторонние контакты. Этот канал работает и в деле предупреждения о возможных последствиях при нарушении границ этих зон. Герасимов заявил 13 марта о готовящейся в Сирии провокации против правительственных войск с использованием химического оружия, последствием которой может стать ракетно-бомбовый удар США по Дамаску. В Минобороны РФ готовы принять ответные меры, если возникнет угроза находящимся там российским военным. То есть поступить так же, как это делают американцы.

В случае попыток противоборствующих сил или их союзников зайти в эти зоны они тут же пресекаются американцами с применением артиллерии и авиации. Так было с вторжением проправительственных сил на нефтяные поля восточнее Ефрата, которые тогда охраняли курдские отряды. Ранее американцы несколько раз наносили удары по шиитским отрядам, пытавшимся войти в зону Эт-Танф. При этом в Вашингтоне не сомневаются в том, что российская сторона не будет церемониться, если проамериканские группы двинутся от Эт-Танфа или пойдут на Дейр эз-Зор. Общая стратегия США в Сирии укладывается в очень простой принцип: свержение режима Башара Асада чисто военным путем невозможно, пока в Сирии дислоцированы российские военные. В этой ситуации какие-то рейды групп вооруженной оппозиции не имеют смысла, поскольку обречены на провал.

Основа американской стратегии в САР — сохранение нынешнего положения на длительную перспективу для того, чтобы иметь время для создания в зонах своего влияния альтернативных Дамаску органов местной исполнительной власти, как они пытаются делать восточнее Евфрата. Состоять такие органы должны из суннитского населения, а не из пришлых курдов, которые сейчас там стоят.

Без этого система будет нестабильной, постоянно подвергаться рискам арабо-курдских столкновений. Но нужны время и, значит, относительная тишина. Именно поэтому США нервно реагируют на рейды восточнее Евфрата проправительственных сил или на турецкую операцию в Африне.

Усиление американского воинского контингента в Эт-Танфе связано с нарастанием напряжения в лагере на фоне прогресса эвакуации населения из Восточной Гуты. Амман требует создать механизмы сдерживания возможного спонтанного выхода недовольных (и к тому же вооруженных) боевиков и членов их семей в сторону Иордании. Одновременно американцы переводят статус базы в Эт-Танфе в постоянный режим на фоне подхода к этой зоне проиранских отрядов местных шиитов и ливанцев из «Хезболлы», блокируя ее по периметру.

Убеждение «Калибрами»

25 марта 2018 года в Комитете по управлению восточными территориями (поселок Сальхиях, провинция Дейр эз-Зор) состоялась встреча представителей официальных властей САР и местных органов с делегацией курдских формирований, контролирующих территории на восточном берегу Евфрата. С ней прибыли три шейха арабских племен Заевфратья — Хусейн Хафар аль-Хейл, Сутхи Сабах аль-Аммаш и Джабр аль-Джаббар. В присутствии курдских представителей шейхи сделали официальное заявление, адресованное сирийским властям. По их словам, земли к востоку от Евфрата являются зоной интересов племен, вошедших в «Демократическую федерацию Северной Сирии» (создана в 2017 году по инициативе США на территории провинций Хасеке, Ракка и в восточной части Дейр эз-Зора). На этом основании шейхи объявили, что в ближайшее время лояльные Дамаску учреждения на восточном берегу Евфрата будут ликвидированы. Все проправительственные формирования они потребовали отвести за реку. То есть Комитету по управлению восточными территориями выдвинут ультиматум. Констатируем начало создания США альтернативных Дамаску структур власти восточнее Евфрата. Над этим американцы работают полгода. Местным суннитским шейхам была предложена социально-экономическая автономия, в том числе в добыче нефти и торговле ею. Причем американцы не оговаривают такую схему налогами, но передают арабским племенам все рычаги экономической деятельности без выплат за гарантии безопасности. Шейхи представляют кланы, ранее сотрудничавшие с запрещенным в России ИГ и получавшие долю доходов от контрабанды нефти.

Насколько можно судить, речь идет о племенных группах шаммар и угайдат. Вторая — наиболее организованная сила из племен района, вооружаемая антиасадовским союзом. Его бойцы воюют в национальной племенной коалиции, именующейся «Племенные бригады Угайдат». Они активны в Хомсе и вокруг Ар-Растана, а также в Дейр эз-Зоре — и в самом городе, и в Майадине и Абу Камале на иракской границе. Угайдат бьются в Идлибе близ турецкой границы и активны в оппозиционной группировке в изгнании — Совете арабских племен Сирии. Несколько важных деятелей оппозиции — члены угайдат, включая бывшего посла Сирии в Ираке шейха Навафа аль-Фариса, первого сирийского космонавта, генерал-майора Мухаммеда Фариса, главу военного совета ССА в Алеппо полковника Абд аль-Джаббара аль-Акиди и бывшего председателя Управления политической безопасности Латакии генерала Набиля аль-Фахда аль-Дундаля.

Многие суннитские группы восточнее Евфрата поддерживали ИГ и иные силы оппозиции. Но главной их мотивацией является овладение углеводородными полями и соответствующей инфраструктурой. Поэтому американцы и захватили нефтяные месторождения восточнее Евфрата. При этом они опирались на два тактических соображения: у них нет иных рычагов влияния для приобретения лояльности местных суннитов и в Вашингтоне полагают, что увод месторождений углеводородов из зоны влияния Дамаска повлияет на возможности восстановления разрушенной гражданской инфраструктуры и ослабит позиции центрального правительства.

Ряд экспертов делают вывод о том, что с ведома США заключена сделка между курдами и арабскими племенами Заевфратья. На деле это только попытка, до создания полноценного альянса суннитских племен с американцами и курдами далеко. В США это понимают.

Попытка выиграть время для оформления присутствия на севере Сирии была предпринята ими в этом и прошлом месяце в ходе провоцирования гуманитарного кризиса и сопротивления боевиков в Восточной Гуте. Когда же стало очевидно, что вариант затяжки времени не срабатывает, появились переговорщики со стороны «единого фронта» арабов и курдов. Они должны были символизировать единство оппозиции Башару Асаду, что, по оценке американцев, убедит Дамаск прекратить попытки инфильтрации в районы восточнее Евфрата.

В Вашингтоне блефуют. При дефиците курдских отрядов они перебрасывают их к Манбиджу и на границу с Ираком, пытаясь создать иллюзию перехода власти в руки местных шейхов. Передали им в распоряжение ряд нефтяных полей именно США, а не курды. Так что необходимо провести ревизию состояния дел в племенном раскладе восточнее Евфрата, опираясь на возможности иранцев, имеющих хорошие позиции как на ряде ключевых участков ирако-сирийской границы, куда вышли отряды «Аль-Хашд аш-Шааби», так и среди племен в Хасеке и на севере Сирии. Надо провести раздел между кланами, при помощи американцев вернувших в свое пользование нефтяные поля, и племенами, такой возможности лишенными. Нужно стимулировать разрыв между ними, используя Комитет по управлению восточными территориями, чей потенциал реализуется далеко не в полной мере.

Что до ультиматумов, шейхам нужно объяснить: в случае вооруженных провокаций против проправительственных сил и ополчений будет нанесен удар российскими ВКС и «Калибрами» по их нефтяным полям и единственному нефтеперерабатывающему заводу в районе под эгидой борьбы с ИГ и вне мнения США по этому вопросу. Это охладит их пыл, вернет к правильному пониманию реальности и значительно умерит сепаратистские настроения. Что в любом случае будет полезно — и Дамаску, и руководству российского контингента, дислоцированного в Сирии, и племенам, которые возглавляют упомянутые шейхи, очевидно, излишне полагающиеся на американскую защиту. Это, к слову, уже поняли полагавшиеся на нее курды, по которым нанесли удар турецкие войска.

Последнее стало окончательно ясно после того, как 18 марта турецкая армия и ССА вошли в Африн. При этом в отличие от города, где продолжается разминирование, Африн полностью подконтрольным протурецким силам назвать нельзя. Горные районы по-прежнему контролируют курдские отряды. В отсутствие договоренностей с США турки решились на применение тактики постепенного выдавливания курдов из Телль-Рифаата и Телль-Абъяда. Они будут выжимать их с севера Сирии, пока это позволяют делать американцы, используя в качестве ударной силы протурецкие сирийские группы. Такой алгоритм будет качественно отличаться от тактики Анкары в Африне. Вашингтон при этом пока ограничивается выражением недовольства.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!