Саммит по Сирии в Анкаре: все вопросы отложены… | Продолжение проекта «Русская Весна»

Саммит по Сирии в Анкаре: все вопросы отложены…

На саммите президентов России, Ирана и Турции в Анкаре главными были вопросы региональной безопасности: вопрос о ситуации в Сирии и будущем этой страны, а не «пресловутые помидоры» или даже — поставки российских ЗРК С-400 туркам. Ожидавшееся Совместное заявление трех президентов по Сирии оригинальностью не отличается. Хотя есть немало нюансов, попадающих в поле зрения только тогда, когда сравниваешь сообщения СМИ России, Ирана и Турции.

Особняком стоит вопрос об открытии строительства АЭС «Аккую» в иле Мерсин. Путин и Эрдоган обратились с приветственными словами к участникам проекта и дали команду «старт». «Мы становимся свидетелями исторического момента и с точки зрения развития нашей страны, и в плане сотрудничества с Россией в сфере энергетики», — заявил турецкий президент. Но взаимоотношения России и Турции в сфере атомной энергетики, как и взаимоотношения Москвы и Тегерана в этой сфере — проблема, связанная с иной стороной вопроса о безопасности в масштабах мира, а не региона. И потому на этом вопросе пока лучше не заострять внимания — мы просто являемся свидетелями промежуточной победы российских атомщиков над конкурентами, а не того, что Россия усиливает позиции Ирана и Турции, участвуя в формировании их национальных систем ядерной энергетики.

Тонкости дипломатии

Оценка самого Путина встреч в Анкаре высока. «Официальный визит был очень успешным, — сообщил Путин, слова которого обнародовала пресс-служба Кремля. — Хочу поблагодарить наших турецких друзей, президента Эрдогана за организацию работы в течение этих двух дней». В чём конкретно успешность, пока сказать трудно. Вот один из нюансов, имеющих значение для Востока: турецкие источники пишут, что Россия согласилась на ускорение поставок С-400 «по требованию Турции». Причём не избежал этой формулировки лично Эрдоган на пресс-конференции по окончании его отдельной встречи с Путиным: «…наши дорогие друзья, Российская Федерация, положительно ответили на наше требование…».

В сообщениях же российских источников, начиная с МИД, иные формулировки — от «по просьбе турецкой стороны» до «турецкая сторона выразила желание ускорить выполнение контракта». О «просьбе» говорит и сам Путин: «Что касается ускоренной по срокам поставки С-400, то это мы сделали по просьбе наших турецких партнёров и друзей…». Понятно, что турки играют на «внутреннюю публику» — ещё никогда и никто ничего не «требовал» от производителя вооружений, к тому же если учитывать, что Турция — член НАТО, тут можно только просить и упрашивать. И ещё неясно, какова конченая цель — действительно ли получить именно российские ЗРК, или же подобными экивоками воздействовать на американских поставщиков ЗРК Patriot, которые Анкара по-прежнему ожидает заполучить от США.

В итоге — тем не менее, ещё одно разночтение: одни источники указывают, что поставки С-400 якобы начнутся с июля 2019 г., а другие пишут, что начало поставок отодвинуто на октябрь 2019 г. Интересно, что при всём том, что до встреч в Анкаре все СМИ отмечали, что переговоры будут непростыми, тем не менее, 3 апреля представитель канцелярии президента Турции сообщил: «Переговоры между президентами длились полтора часа. Сейчас началось заседание Совета сотрудничества высшего уровня» (ССВУ). Всего полтора часа — и всё, остальное уже обсуждали не президенты, а участники ССВУ с двух сторон.

Но вот второй нюанс — а ведь в составе российской делегации был и начальник Генштаба Вооружённых сил РФ Валерий Герасимов. Само собой, он встретился и провёл переговоры со своим турецким коллегой Хулуси Акаром, который до апреля «челноком» метался между Ираком и Ираном. СМИ сообщили: «Переговоры военачальников двух стран прошли в закрытом для прессы режиме». Ничего более о переговорах Герасимов-Акар не сообщается. Но не потому ли переговоры Путин-Эрдоган длились всего 1,5 часа? Ведь выходит, что наиболее острые вопросы двусторонних отношений, в первую очередь — пункты, связанные именно с Сирией, президент России перепоручил озвучить начальнику своего Генштаба.

Спору нет — в складывающейся на наших глазах ситуации важно и то, что, как писал ряд российских СМИ, строители газопровода уже в 85 км от турецкого берега, и «Турецкий поток» может зайти в Турцию уже в конце апреля этого года. Однако закрытый характер переговоров начальников генштабов России и Турции затмевает и вопрос о газе, и вопрос о начале строительства АЭС «Аккую», и пресловутые помидоры. В какой-то степени — даже и вопрос о Сирии, хотя нет сомнений, что Герасимов подробно предупреждал турецкого коллегу, что и как «можно туркам», а чего — «туркам нельзя».

Давайте вспомним: генерала армии Герасимова привлекают к региональной дипломатии только тогда, когда нужно как следует «гаркнуть», причём именно в связи с Сирией. И подобной участи не избежали в том числе и американцы. Гадать, о чём конкретно мог предупредить начальник российского Генштаба — дело неблагодарное, настолько много вопросов сейчас повисло в воздухе из-за турецкой операции «Оливковая ветвь» против курдов Африна и из-за того, что турки не собираются с сирийской территории, а, напротив, не прочь расширить ареал своих военных действий.
Тонкости журналистских трактовок

Ещё один нюанс — а ведь в Анкаре были отдельные встречи только в формате Путин-Эрдоган и Путин-Роухани. Иранский президент не встречался отдельно с турецким коллегой. И когда выясняешь различия в освещении заявлений иранской стороны в связи с саммитом по Сирии, то можно выдвинуть хотя бы одну гипотезу о том, почему Роухани не проводил переговоров с Эрдоганом. Неточностями в освещении заявлений иранского президента грешили не только российские СМИ, но и западные, в частности, британское Reuters.

Сравним: британцы сообщали 3 апреля, что Роухани в обращении перед визитом в Анкару в ходе выступления в аэропорту Тегерана заявил о необходимости выдворить США и Израиль из Сирии: «Они усиливают проблемы, они не уважают суверенитет Сирии, бомбят районы в Сирии, они поддерживают террористов… они хотят разделить эту страну. Они увеличивают проблемы в Сирии». А вот сообщение иранского IRNA о тех же заявлениях: «…все иностранные силы, которые сейчас находятся в Сирии без официального разрешения сирийского правительства, должны покинуть страну, поскольку их присутствие полностью является незаконным. Роухани подверг критике незаконное присутствие иностранных сил в Сирии. Президент Роухани сделал эти замечания перед вылетом из Тегерана в Анкару…». Не в этом ли кроются «секреты саммита в Анкаре», как и прибытие в Турцию российского генерала армии Герасимова? Ведь незадолго до встреч в Анкаре из Сирии уже сообщалось и о пленении западных и израильских военнослужащих в Восточной Гуте, и о нападениях на американцев и англичан в Манбидже и Эр-Ракке. Причём в последнем случае точно утверждалось, что операцию «Гнев Евфрата» начали проправительственные ополченцы.

Трактовка заявлений Роухани по Reuters создаёт впечатление, что якобы Иран озабочен военным присутствием в Сирии только США и Израиля — мол, Тегеран «не упоминает» англичан, турок, французов (а именно в дни саммита стало известно, что в том же Манбидже есть и французские военные), различных арабов и т. д. Но сообщение IRNA не оставляет сомнений — Тегеран по-прежнему требует ухода из Сирии всех, кто там присутствует нелегитимно. А это и Турция в том числе.

Тонкость, которая выявляется при анализе передачи текста Совместного заявления по Сирии в исполнении иранского агентства Mehr News, даёт ещё больше пищи для размышлений: «Стороны подчеркнули свою твёрдую и неизменную приверженность суверенитету, независимости, единству, территориальной целостности и несектантскому характеру Сирии. Они отметили, что ни одно из действий, независимо от того, кем они были предприняты, не должно подрывать эти принципы, подтверждённые соответствующими резолюциями ООН и волей представителей всех слоев сирийского общества. Они отвергли все попытки создать новые реальности на местах под предлогом борьбы с терроризмом и выразили свою решимость противостоять сепаратистским повесткам дня, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также на национальную безопасность соседних стран».

«Несектантский характер» Сирии — это прямой намёк на то, что из этой страны будут «выдворять» и Саудовскую Аравию, и Катар с их «аль-каедами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). «Попытки создать новые реальности на местах» — это как раз деятельность США и Турции на севере Сирии. Ну, а «противостояние сепаратистским повесткам дня» — это, безусловно, Курдский вопрос.

«Сотрудничество на стратегическом уровне»

И, кстати, с этим связан ещё один нюанс. В дни встреч и трёхстороннего саммита турецкий автор Ильнур Челик в статье для близкого к властям турецкого издания The Daily Sabah помимо хвалебного панегерика в адрес официальной Анкары за её политику в Сирии, выдал многозначительный пассаж: «В будущем подобный саммит пройдёт и в Иране. Как ожидается, представители всех трёх стран подчеркнут, что единство и территориальная целостность Сирии должны быть сохранены. Такое развитие событий — неприятная новость для курдских Отрядов народной самообороны (YPG), которые пытаются создать „подконтрольное Рабочей партии Курдистана“ квази-государство на севере Сирии при поддержке США. Анкара хочет, чтобы все заинтересованные стороны поспособствовали созданию в Сирии той или иной формы демократического порядка, основанного на правлении большинства, а затем передали Сирию сирийскому народу и ушли из страны. Турция освободила анклав Африн, выгнав оттуда YPG, а также освободила территории западнее реки Евфрат, нанеся поражение боевикам ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Турецкие войска пришли туда не для захвата территорий, но для того, чтобы положить конец присутствию террористов в регионе. Анкара теперь планирует оказать поддержку в восстановлении административной инфраструктуре в этих регионах, после чего она будет передана курдским и арабским владельцам. Анкара также ожидает, что другие стороны поступят так же… США же, которые пошли на сотрудничество с YPG вопреки протестам Анкары, придётся рано или поздно покинуть Сирию».

Неплохой манёвр Эрдогана — посредством статьи «независимого эксперта» как бы просигнализировать Ирану, что Анкара также жаждет вывода войск США из Сирии. Видимо, турецкий президент сейчас надеется на то, что Иран «примет к сведению» готовность Турции выступить против военного присутствия США в Сирии. Ильнур Челик, конечно, не обязан знать, что в Иране заставили Эрдогана подписаться под формулировкой «отвергли все попытки создать новые реальности на местах». Но почему со своей подписью решил не считаться сам турецкий президент и не распорядился «по линии», чтобы и турецкие «независимые авторы» осознавали, что «оказать поддержку в восстановлении административной инфраструктуре в этих регионах» — это и есть то, против чего выступили президенты Путин и Роухани? И что в итоге сам он, Эрдоган, принял и подписал.

По нашему мнению, всё-таки турецкий президент, как и многие, в том числе и в странах-членах СНГ, недооценивает серьёзность российско-иранского союза по Сирии и Ближнему Востоку в целом. И совершенно зря — туркам, как и остальному миру, придётся считаться с тем, что в своём сообщении от 4 апреля иранское IRNA охарактеризовало переговоры Путин-Роухани как «сотрудничество на стратегическом уровне». «У нас три важные задачи: безопасность и стабильность, возвращение беженцев и определение судьбы Сирийской Арабской Республики руками сирийцев. Очень надеюсь, что сегодняшний саммит способствует установлению мира и безопасности в нашем регионе», — заключил президент Ирана», сообщает IRNA.

Российско-иранские переговоры в Турции, как и взаимодействие Путина и Роухани в рамках трёхстороннего саммита, касались не только Сирии или отдельных нюансов сирийской трагедии. О многом говорит фраза Путина: «Наши министры иностранных дел работают постоянно, в постоянном контакте находятся и военные ведомства». Хотим подчеркнуть: именно в рамках итоговой пресс-конференции после переговоров с Путиным, иранский президент открыто обвинил США в подрыве суверенитета Сирии и поддержке террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Это вполне можно воспринимать и как начало процесса предания огласке тех самых «документов генерала Солеймани», о которых в марте предупреждали МИД и парламентарии Ирана.

А это действительно так. Из-за саммита в Анкаре как-то ускользнул от всеобщего внимания визит министра обороны Ирана Амир Хатами в Москву в связи с участием в Московской конференции по международной безопасности. 3−4 апреля он не только дал достаточно подробное интервью ряду российских телеканалов, но и провёл переговоры с министром обороны РФ Сергеем Шойгу и вице-премьером Дмитрием Рогозиным. В ходе переговоров Хатами отметил активное участие Ирана во всех семи конференциях по безопасности, организованных Москвой, добавив, что «военное сотрудничество между двумя странами развивается хорошо в соответствии с соглашением от 2015 года». Хатами подчеркнул, что сотрудничество Ирана и России будет продолжаться до полного искоренения терроризма в Сирии, добавив что «сотрудничество двух стран было подтверждено под присягой о продолжении борьбы с терроризмом до конца, и мы будем оставаться верными нашему пакту с Россией в этом отношении».

Шойгу приветствовал совместные усилия Ирана и России по освобождению значительной части Сирии от контроля террористов, отметил различные области расширения сотрудничества между двумя странами, подчеркнув необходимость дальнейших переговоров по улучшению безопасности в регионе и для возвращения беженцев в Сирию. «Во время московской конференции по безопасности мы обменяемся мнениями по темам, которые будут обсуждаться на саммите Иран-Россия-Турция в Анкаре», — сказал он, подчеркнув, что РФ и Иран «усиливают совместную борьбу с терроризмом в Сирии».

А вот о переговорах с Рогозиным известно лишь то, что Хатами обсудил с ним вопросы военно-технического сотрудничества и что «стороны будут развивать военно-техническое сотрудничество, для этого сейчас есть все необходимые условия», без каких-либо подробностей. Между тем, есть пока неподтверждённые сведения о том, что Россия и Иран затрагивали тему новых военных поставок российских вооружений самого широкого спектра и списка иранской стороне…

Пасы Анкары и Вашингтона

Встаёт вопрос — из-за чего в Турции всё это продолжают игнорировать. Ведь признания России и Ирана своего сотрудничества и взаимодействия стратегической реалией, как и принуждение Эрдогана к подписанию исключающего трёхстороннее сотрудничество в «создании новых реальностей на местах» заявлени, как и заявления Шойгу и Хатами об «усилении совместной борьбы с терроризмом в Сирии» без участия Турции, — это именно отражение стратегического характера российско-иранского диалога. Ответ, видимо, в плоскости отношений Турция-США. Не зря же именно в дни встреч в Анкаре Вашингтон объявил, что намерен создать ещё две свои военные базы — к тому же именно в Манбидже. А чуть ранее в США заявили об отправке подкреплений в Манбидж, в рамках которых в регион прибыло около 300 американских военнослужащих. Вместе с ними прибыла бронетехника и строительная техника. И уже 5 апреля было дезавуировано — точней, отредактировано — заявление американского президента Дональда Трампа о том, что, мол, США готовятся уйти из Сирии. Представитель Пентагона Кеннет Макензи заявил журналистам: «Мы всегда знали, что по мере того, как мы достигнем победы в борьбе с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии, мы будем менять уровень нашего присутствия. Так что в этом смысле ничего не изменилось». По словам Маккензи, Трамп действительно настаивает на выводе американских войск из Сирии, но он не устанавливал военным каких-то временных рамок для процесса вывода. В то же время разные источники утверждают, что американцы усиливают своё военное присутствие и расширяют базы не только в Манбидже, но и на юге в Эт-Танфе, на севере Сирии и т. д.

И «пас» американцев Турция поняла в полной мере. Именно поэтому Эрдоган, невзирая на явно заметное совпадение позиций России и Ирана, 4 апреля сразу по итогам саммита, как упёртый, повторил, что «Турция будет продолжать военную операцию в Сирии до тех пор, пока курдские отряды не покинут Манбидж». «Ещё раз хочу повторить, что пока мы не обеспечим безопасность во всех регионах, находящихся под контролем YPG, прежде всего, в Манбидже, мы не остановимся», — сказал Эрдоган. При этом турецкий президент добавил, что Россия, Турция и Иран едины в вопросе сохранения территориальной целостности Сирии и согласовали на встрече в Анкаре свои дальнейшие шаги в деле сирийского урегулирования. Раскрывать содержание этих шагов Эрдоган не стал.

Конечно, не раскрывали подробностей этих «согласований» и Путин с Роухани. Но нет сомнений, что РФ и Иран выступили против турецкой военной операции в направлении Манбиджа — это следует прямо из текста Совместного заявления. Молчание же Эрдогана означает другое — ему остро необходимо «проконсультироваться» с Трампом, ведь даже оккупация Африна стала итогом именно турецко-американского сговора, невмешательство России и Ирана было уже последующим этапом, поскольку афринские курды отклонили предложения Москвы и Тегерана. А 5 апреля вице-премьер Турции Бекир Боздаг уже сам «пасует» США: «Подобно тому, как террористические организации YPG/PYD были вычищены из Африна, теперь будет вычищен и Телль-Рифъат».

Итак, Совместное заявление по Сирии — на «своём месте», но Анкара по-прежнему помогает США «переформатировать» Северную Сирию, в частности, север провинции Алеппо. Стало быть, к следующему трёхстороннему саммиту в Иране турки хотят (с помощью США — раз уж увеличивается военное присутствие американцев в Манбидже, то, логично думать, курдов и оттуда выведут и сдадут городок туркам) иметь ещё больше козырей, чтобы шантажировать Москву, Тегеран и правительство Сирии.

На наш взгляд, эти «пасы» Турции американцам уже получили своеобразный ответ. Находящийся в Баку в связи с министерской конференцией Движения неприсоединения министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф в Нахичевани выразил заинтересованность Тегерана в развитии экономических отношений с соседней Нахичеванской автономной республикой. «Исламская Республика Иран встала на сторону народа Нахичевани в трудных условиях и поддерживает хорошие отношения с Нахичеванской автономной республикой и народом этого региона. Я надеюсь, что этот визит поможет развитию отношений на более высоком уровне». Зариф также упомянул о недавнем визите председателя Высшего совета Нахичевани в Тегеран, и добавил, что тот был рад приехать в Иран по официальному приглашению.

Учитывая, как ревностно относится Турция к Нахичевани как к «мосту» с Азербайджаном, заявления Зарифа вполне можно трактовать и как напоминание Анкаре о том, что Иран в состоянии «увести» из-под турецкого влияния эту территорию, если Турция не прекратит своих оккупационных действий в Сирии.

Ну, а сирийские курды… Конечно, и о них был разговор. Это признал лично Путин на пресс-конференции 3 апреля после переговоров с Эрдоганом. Курдский вопрос в Сирии должен решаться при максимальной координации всех сторон, желающих разрешения этого вопроса, иначе нельзя будет достичь конечного результата. «Исходим из того, что курдский народ является частью многонационального народа Сирии, он имеет право принимать участие во всех политических процессах, найти своё место в будущей Сирии. Но, разумеется, исходим из того, что любые процессы в этом плане должны проходить при максимальной координации всех заинтересованных сторон», — подчеркнул российский лидер. Иными словами, борьба за симпатии курдской общины Сирии продолжится. И в этой борьбе, как и в иных вопросах, Россия и Иран — союзники, США — антиподы, Турция — каратель и агрессор.