Гражданское противостояние в Армении неизбежно | Продолжение проекта «Русская Весна»

Гражданское противостояние в Армении неизбежно

Ключевой вопрос, который задают себе сегодня большинство армян, состоит в том, как обеспечить мир в Армении, не дать акциям протеста против власти превратиться в нечто деструктивное. Ведь главное требование активных граждан — уход Сержа Саргсяна из власти — удовлетворено, правящая РПА по факту уходит в оппозицию, и теперь важно, чтобы «бархатный» мятеж не перерос в беспорядки и гражданское противостояние.

Предлагать Пашиняну свернуть активности своих сторонников контрпродуктивно, верить его обещаниям соблюдать договоренности с президентом, с российскими партнерами, а тем более с оппонентами в парламенте глупо: Пашинян будет и дальше (и в этом должен признаться себе каждый, кто не собирается прятать голову в песок) четко исполнять инструкции из Вашингтона, не забывая о себе любимом. Не для того затевалась армянская «революция», чтобы организаторы и вожди протеста остановились на полпути.

То, что эскалация гражданского противоборства в Армении после прихода к власти в стране прозападных политиков и обрушения в ней существующей системы госуправления неизбежна, я уже писал в ряде статей, посему не буду повторяться. Сегодня мой вопрос звучит так: можно ли не допустить перехода гражданского противостояния в стране в острую фазу и как это сделать?

Для ответа на этот вопрос перво-наперво следует определиться — какая из политических сил нынешней Армении может стать компромиссной. Кто из действующих политиков сможет, с одной стороны, содействовать обновлению курса страны, а с другой — не дать армянским элитам расколоться на враждующие фрагменты. Нужно понимать также, между какими «группами интересов» развернется основная борьба.

Полагаю, что Саргсян ушел со своего поста не из страха перед оппозицией. Главная причина его отказа от борьбы за пост премьера состоит в том, что после встречи с лидером мятежа экс-президент увидел, наконец, всю цепочку причинно-следственных связей, весь алгоритм раскрутки протеста от простого к сложному (от пианино и цветных шариков на площади к горящим покрышкам), который он совершенно точно не смог бы остановить без большой крови. Осознав, что следующими шагами «улицы» станет реализация известных технологий провокаций и насилия, Саргсян решил не давать своим противникам повода для запуска кровавой карусели.

Еще одна причина отказа экс-президента от борьбы с организаторами майдана — это итоги «консультаций» Саргсяна с силовиками. Полагаю, что представители силовых структур — те, на кого в итоге легла бы основная тяжесть и ответственность за разведение враждующих сторон и наведение в стране конституционного порядка, тоже высказались за уход Сержа Азатовича с поста премьера.

В настоящее время мы видим попытку некоторых радикалов перевести мятеж на более высокий уровень, но перевод этот буксует именно потому, что силовики настроены не на слом в стране политической надстройки (что стало бы началом в стране катастрофы), но на смягчение конфликта и перевод протеста в мирное русло.

В стабилизации ситуации в стране заинтересованы сегодня не только силовики, но и все сколько-нибудь ответственные граждане, которые понимают, что в ходе акций протеста, приведших к отставке Саргсяна и делигитимации статуса правящей партии, в одночасье были подорваны авторитет конституции и действующих на ее основе политических институтов. Так, если можно проигнорировать волеизъявление большинства избирателей и путем ора на площади заведомого меньшинства решать вопросы общенационального уровня, то грош цена отныне и всенародным выборам, и Конституции, и власти как таковой.

Консолидировать депутатов в Народном Собрании вокруг какого-то решения вполне реально; для этого и существует такая площадка, как парламент страны. Собрать же в единое целое разношерстную улицу можно только демагогией и силой. И вот теперь, после утверждения премьер-министром представителя парламентского меньшинства под давлением улицы страна наверняка качнется если не к явной диктатуре, то совершенно точно к диктатуре скрытой, управляемой извне.

Своим «романтичным» порывом «к лучшей жизни» активные граждане РА по факту проложили дорогу во власть «котам в мешке». Но есть в Армении еще одна проблема, которая совершенно логично снова выходит на первый план.

Дело в том, что главное политическое «отягощение» современной Армении состоит не в порочности власти (РА в этом отношении не лучше и не хуже других стран) и даже не в том, что армянская элита вынуждена выбирать между Россией и США. Основная проблема — с Архацхом будет Армения или без него.

Антипатии не служивших и не желающих служить в армии некоторых столичных мажоров к «степанакертским выскочкам» вполне понятны, но вот незадача: если первым хочется больше свободы в потребительском смысле (больше кружевных труселей), то вторые борются за выживание.

Очевидно, что в случае перехода Армении к прозападной внешней политике (а именно такую цель преследовали организаторы массовых протестов 13—23 апреля — тут не надо лукавить) возникнет перспектива сдачи Ереваном Арцаха Азербайджану (или НАТО) с соответствующей зачисткой территории республики. Но готовы ли жители Карабаха к утрате независимости и ликвидации?

Не исключено, что карабахцы будут биться за власть и влияние в стране по серьезному. Недавние резкие слова экс-президента РА Роберта Кочаряна в адрес Пашиняна — тому свидетельство. Но понимают ли названную перспективу любители флэш-мобов на площади Республики? Думаю, что нет.

Серж Саргсян обеспечивал баланс сил между различными кланами, между консерваторами и либералами, а также Ереваном и Степанакертом. Затем главной фигурой баланса стал выходец из Карабаха Карен Карапетян, которого радикалы, увы, также не хотят видеть премьер-министром страны. Но кто обеспечит этот баланс в случае, когда либеральный реванш в Армении будет доведен до логического конца?

А между тем, в случае прихода к власти в РА прозападных политиков в стране начнутся серьезные проблемы и в экономике.

Кое-кто считает, что теперь в Армению бурным потоком пойдут западные инвестиции. На самом деле экономическая ситуация в РА только ухудшится. Примером тому — экономическая катастрофа на Украине и начало серьезной экономической депрессии в странах Балтии. Аналогична ситуация в Молдове и даже в Грузии.

Сегодня грузинская власть демонстрирует нам ухоженные пляжи Аджарии, но забывает сказать, что владельцами бизнесов в Батуми являются в основном турки, и вообще современная Грузия сегодня — подневольная страна, которая держится на плаву только благодаря безвизу с РФ.

Запад привык подсаживать зависимые страны на кредиты и платить гонорары своим марионеткам, но он никогда не занимался благотворительностью. Так что первым делом армян заставят закрыть Мецаморскую АЭС (как это произошло с Игналинской АЭС в Литве, в результате чего теперь эта страна попала в жесткую зависимость от поставщиков электроэнергии). После вывода из Гюмри российской военной базы более пяти тысяч жителей этого города потеряют работу. Возникнут большие проблемы со сбытом в РФ армянской сельхозпродукции, с членством РА в ЕАЭС и т. п.

— и не по инициативе России, поскольку Пашинян уже начал ставить условия ОДКБ, Газпрому и другим российским и евразийским структурам.

Все эти перспективы осознают многие депутаты Народного Собрания РА, однако в парламенте страны сегодня нет силы, способной противостоять американскому проекту. Все надежды — на ветеранов карабахской войны и силовиков, а также на внеочередные парламентские выборы.