Бизнес и ничего личного | Продолжение проекта «Русская Весна»

Бизнес и ничего личного

Бизнесмен Олег Дерипаска согласился сократить долю во владеющей пакетом «Русала» компании En+ ниже 50% и покинуть ее совет директоров. До этого глава американского Минфина Стивен Мнучин сказал, что у США нет цели вывести «Русал» из бизнеса, и назвал переговоры с компанией обнадеживающими. Но надежды не сбылись: санкции против алюминиевого гиганта так и не были отменены. Минфин США лишь продлил до 6 июня крайний срок для соблюдения инвесторами санкций в отношении Дерипаски и компаний En+ и «Русал» с целью сгладить потрясения на финрынках. Не думаю, что «Русалу» удастся быстро избавиться от санкций — слишком сильным остается стремление использовать протекционизм в целях поддержания экономического роста. И США в плане защиты собственных бизнес-интересов зашли очень далеко.

Напомню, что действующий президент США Дональд Трамп в ходе своей предвыборной программы среди прочего пообещал американским металлургам, в том числе производителям алюминия, масштабные меры поддержки. Например, речь шла о двукратном повышении загрузки мощностей — до 80%. Соответственно, на фоне данных обещаний решение о введении 10-процентной пошлины на импорт алюминия выглядит закономерным. При этом против «Русала» ограничения ввели не просто в рамках одностороннего повышения пошлин, а с помощью санкций. Теоретически такой формат почти до нуля снижает риски оспаривания решения через механизмы ВТО с последующей компенсацией убытков.

Как видно, политические власти хорошо учатся на своих ошибках. В 2002 году президент США Джордж Буш-младший ввел пошлины на импортную сталь, под которые попали ЕС, Украина, Япония, Китай, Южная Корея, Бразилия и не входившая на тот момент в ВТО Россия. Но после коллективного иска в ВТО в 2003 году пошлины были отменены с соответствующими репутационными и финансовыми потерями для США. Теперь санкции используются ради ускорения экономического роста.

Дело в том, что сейчас мир глобализирован как никогда ранее. В первую очередь с точки зрения международной торговли и финрынка. Вместе с «мягкой» монетарной политикой центробанков крупнейших экономик мира (Китай, США и еврозона) и повсеместным переходом стран к плавающему курсообразованию это способствует ускорению темпов роста глобального ВВП. Например, МВФ повысил прогноз по динамике мировой экономики на 2018-й и 2019 годы до 3,9%. Стоит заметить, что такого быстрого роста не наблюдалось с 2010 года.

Тем не менее у основанного на глобализации экономического роста есть один интересный изъян. Многие страны отличаются высоким уровнем приверженности протекционизму. Они стремятся манипулировать такими драйверами экономического роста, как международная торговля или доступ к рынкам капитала. В том числе — в рамках санкций. Сальдо торгового баланса, к примеру, напрямую суммируется с объемом ВВП. Искусственное ограничение импорта при одновременном стимулировании экспорта может способствовать значительному ускорению темпов экономического роста. Способ стимулирования через санкции становится в последнее время все популярнее, поскольку его эффективность крайне высока. Как уже отмечалось, он позволяет с легкостью обойти жесткие требования ВТО или многочисленные международные соглашения.

Судя по всему, «Русалу» вряд ли стоит рассчитывать на то, что стремление использовать протекционизм в целях поддержания экономического роста ослабнет, даже в случае формальной необходимости отмены или смягчения санкций.
Наверное, оптимальным для России выходом из сложившейся ситуации может стать только развитие собственной экономики и инфраструктуры, то есть рынков капитала, платежных систем и региональных наднациональных институтов: ЕАЭС, системы «Мир». Также необходимо стимулирование внутреннего финансового рынка и интеграция с рынками Азии.