RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,5553
1 EUR   72,2390
1 USD   61,2610
10 UAH   23,5212
«Европейский терроризм» уступает место «терроризму в Европе» | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Европейский терроризм» уступает место «терроризму в Европе»

Баскская радикальная националистическая организация ЕТА объявила 3 мая 2018 года о полном демонтаже своих структур и прекращении деятельности. Значит ли это, что жизнь в странах Старого Света будет теперь безопаснее?

Баскская радикальная националистическая организация ЕТА объявила 3 мая 2018 года о самороспуске, полном демонтаже своих структур и прекращении деятельности.

Официально декларация группировки стала достоянием общественности в 14.06 по среднеевропейскому времени. С этого момента, считают испанские СМИ, одной террористической группировкой в Европе стало меньше.

Значит ли это, что жизнь в странах Старого Света будет теперь безопаснее?

ЕТА — леворадикальная националистическая организация баскских сепаратистов. Полное название на эускера, языке басков — Euskadi Ta Askatasunа — означает «Страна Басков и Свобода». Создана в 1959 (согласно некоторым испанским источникам — в 1958) году. Основной метод борьбы на протяжении десятилетий — террор.

ЕТА была организацией узконаправленного действия: в фокусе ее интересов находилась главным образом Страна Басков, за отделение которой от Испании радикалы и боролись, а мишенями терактов служили либо представители власти (благодаря которым, как считали боевики, Баскония находилась в подчинении у Мадрида) и те, кто охранял эту власть и законы, ею принимаемые.

Однако в эпицентры терактов почти всегда попадали не только сами «адресные цели», но и случайные прохожие, люди, на которых ЕТА совершенно не охотилась и впоследствии сама признавала свой «эксцесс исполнителя».

Но разве от этого легче пострадавшим и их близким? Разве становятся безопаснее улицы, если на них припаркованы машины-бомбы не абы кем, а «идеологическими» террористами?

ЕТА пыталась влиять на политику государства, но влияла больше на его экономику и криминальную ситуацию.

За 60 лет деятельности на счету ЕТА — 864 жертвы. Уничтожая сограждан, этарровцы били и по самому чувствительному экономическому нерву.

Испания — страна туристическая, доходы от этого сектора бизнеса — третья по размеру составляющая бюджета страны. А Баскония — как раз один из тех регионов, что интересуют туристов в наибольшей степени.

Живописные атлантические пляжи, знаменитая изысканная гастрономия, «зеленый» (экологический) туризм — приверженцев этого вида отдыха ничуть не меньше, чем любителей погреться на средиземноморском побережье.

Из-за опасности терактов посещаемость Страны Басков, как иностранцами, так и испанцами, падала, а в периоды, когда ЕТА объявляла перемирие, статистика долговременных поездок подпрыгивала на 16%, а туризма выходного дня — даже на 23%.

В общем, любому разумному человеку понятно, что избавление общества от террористов — это великое благо.

Но парадокс заключается в том, что самороспуск ЕТА не означает снижения уровня террористической угрозы в той же Испании.

На смену «европейскому террору» пришел «террор в Европе».

Старый Свет оказался перед другой угрозой — радикальный исламской, отличающейся от «домашнего» террора и идейным содержанием, и техникой подготовки теракта, и способом проведения атаки, и степенью готовности исполнителя пожертвовать самим собой ради достижения поставленной глобальной цели.

Евротеррористы (доморощенные боевики) были настроены на решение узконациональных задач и сохранение при этом своей жизни.

Баскская ЕТА, итальянские «Красные бригады» и норвежский «борец за чистоту расы» Брейвик — в общем-то, одного поля ягоды, скажем так, европейского эмбриогенеза.

Уничтожать противника они готовы, но становиться камикадзе, погибать самим ради того, чтобы унести с собой в могилу максимальное количество объектов теракта — нет.

Те же этаррос приводили в действие бомбы, находясь на безопасном для себя расстоянии, чтоб ни при каком раскладе не пострадать. В случае задержания полицией, боевикам «грозила» комфортабельная евротюрьма — с телевизорами, спортзалом, качественным питанием и прочими неотъемлемыми элементами «нормального уровня жизни».

Тунисец Мохамед Лахуайедж Бухлель 14 июля 2016 года на набережной в Ницце за несколько минут отправил на тот свет с помощью 19-тонного грузовика 84 человека. Террорист был ликвидирован силовиками, но он, как утверждают источники в полиции, «и не рассчитывал на то, что ему удастся выжить».

Теракты в Париже (13.11.2015 — 130 погибших), Брюсселе (22.03.2016 — 14 погибших), Берлине (19.12.2016 — 11 погибших) осуществлены в той же манере — «без разбору — кого, и чем больше жертв, тем лучше». Исполнители готовы были умереть за торжество идей радикального ислама.

Испанию джихадисты тоже не обошли стороной — 11 марта 2004 года в районе мадридского вокзала Аточа были взорваны поезда. В результате акции погибли 192 человека. Прибавим к этому прошлогодние кровавые атаки в Барселоне и Камбрильсе (16 погибших).

Данные, содержащиеся в «Белой и черной книге терроризма в Европе», говорят, что за первые 17 лет XXI века в странах ЕС теракты унесли жизни 746 человек. Почти 80% этого количества жертв приходится на Испанию (1-е место в Европе, 269 погибших) и Францию (2-е, 250).

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что и отношение у правоохранителей стран ЕС к «европейскому терроризму» и «терроризму в Европе» — разное.

К «своим» в Старом Свете относятся с пусть официально не провозглашенным, но реально существующим снисхождением.

Тех же этарровцев при аресте не отстреливают, сохраняют им жизнь, несмотря на то, что они — убийцы.

Гуманное испанское правосудие с серьезным лицом читает им приговоры с астрономическими сроками пребывания за решеткой. При этом, кажется, и сами судьи не уверены в том, что осужденный отбудет наказание полностью. Не потому, что умрет раньше, а потому, что найдутся смягчающие обстоятельства, которые позволят его простить.

В 1991 году испанская полиция арестовала Хавьера Арамбуру Мугурусу, активного члена ЕТА, входившего в группу подрывников, на счету которой более 20 терактов и как минимум три убийства. Мугуруса получил 66 лет тюремного заключения.

В сентябре 2016-го, после 25 лет отсидки, он вышел на свободу. Информацией о мотивах освобождения испанская юстиция с испанской прессой не поделилась. Террориста возле ворот пенитенциарного учреждения встретили родственники и знакомые, сплясавшие в его честь ауреску — танец, свидетельствующий о большом уважении окружающих к тому, в честь кого он исполняется.

«Да, это сукин сын, но это наш сукин сын». Определение, данное в свое время 32-м президентом США Франклином Делано Рузвельта никарагуанскому диктатору Сомосе, идеально подходит в качестве характеристики отношения европейских силовиков к «доморощенным» террористам.

Теневой лидер «Красных бригад» философ Антонио Негри вышел из тюрьмы, не досидев остававшиеся ему 17 лет срока.

В Европе сильно удивятся, если Андерс Беринг Брейвик от звонка до звонка проведет за решеткой определенный ему судом в качестве наказания 21 год.

Испания третий год живет в условиях террористической угрозы четвертого уровня. Но не по причине существования ЕТА, то есть, имеющегося фактора европейского терроризма (впрочем, баскские сепаратисты вот уже почти 10 лет не проводят акций устрашения).

Поводом к введению 26 июня 2015 года такого положения в стране послужило именно недостаточное обеспечение безопасности в Европе и европейских туристов в Северной Африке (взрыв на химзаводе во Франции, расстрел отдыхающих на пляже в Тунисе), невозможность стопроцентно предотвратить террористические атаки, обещанные джихадистами.

Всего законодательством страны уровней террористической угрозы предусмотрено пять. Пятый, самый высокий предполагает контроль улиц и площадей городов страны вооруженными военными. Режим ЧП фактически.

Вялотекущая деятельность ЕТА последние десять лет была для испанского государства скорее просто головной болью, чем реальной опасностью.

Заявление группировки радикальных националистов о прекращении существования — хороший повод для властей пиренейского королевства поговорить о достигнутых успехах в борьбе с терроризмом.

Что же до собственно ЕТА, то в Испании далеко не все уверены в том, что в истории организации поставлена последняя точка.

Очень красноречиво в этом смысле звучит мнение политобозревателя газеты El Mundo Сантьяго Гонсалеса, высказанное им на страницах этого издания:

«ЕТА умерла? Бросьте! Мертвые не разговаривают и не делают заявлений о том, что умерли».