RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,3899
1 EUR   73,4808
1 USD   63,2746
10 UAH   23,8862
Джихад-майдан. Почему «русские мусульмане» участвуют в революциях в СНГ | Продолжение проекта «Русская Весна»

Джихад-майдан. Почему «русские мусульмане» участвуют в революциях в СНГ

В Ереване арестован лидер «русских мусульман» Максим Байдак, известный также как Салман Север и Богдан Калюсский. Разыскиваемый в России за призывы к терроризму обладатель украинского паспорта и его соратники — принявшие ислам русские националисты — активно участвовали в протестах на Болотной и в войне на Украине. Но стремление продолжить революционную борьбу в Армении может обернуться для Байдака экстрадицией и положить конец его политической карьере. Зачем «русские мусульмане» идут в революционеры — в материале РИА Новости.

Ереван не прошел

Суд Еревана в конце апреля оставил под стражей арестованного месяцем ранее по подозрению в подделке документов и незаконном пересечении границы мусульманского активиста Максима Байдака. Юристы, занимающиеся его делом, считают, что экстрадиция в Россию вполне возможна, в связи с чем задержанный обратился к властям Украины с просьбой воспрепятствовать этому.

«Я настаиваю на вмешательстве властей и дипломатов моей Украины, а также всех стран подлинной и международной демократии на высшем уровне», — говорится в его обращении. В России с 2013 года Байдака обвиняют в публичных призывах к насилию и оправдании терроризма. Речь идет об информационной поддержке, которую он оказывал группе «Приморские партизаны», чьи члены прославились нападениями на полицейских и были осуждены на длительные сроки по обвинению в убийствах и бандитизме.

Чем конкретно Салман Север собирался заниматься в Ереване, неизвестно, однако его предыдущая деятельность указывает на то, что он намеревался присоединиться к акциям протеста. «Байдак понимал, что в России ему ничего, кроме срока, не светит, и решил попытать счастья в другом месте, — говорит исламовед, директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора Роман Силантьев. — На Украине он был активным участником Майдана, новые власти его приняли, в 2016 году он получил гражданство этой страны. Но этот контингент хочет, чтобы его не только принимали, но и деньги платили. Видимо, на Украине с этим возникли перебои».

«Русский ислам» и «укрофашизм»

По словам Силантьева, среди так называемых «русских мусульман» много экстремистов и террористов: «Эти ребята во всех экстремистских структурах отметились, они были участниками русских националистических групп, дружили с украинскими националистами — «Правым сектором»*. Например, ультраправый Александр Огородников, глава «Одесского джамаата», участвовал в нападении на Дом профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года, воевал в Донбассе в рядах мусульманского батальона «Крым».

«Они осуждали традиционное российское духовенство, — отмечает собеседник РИА Новости. — То были ваххабитами, то ударились в суфизм, в какой-то момент раскололись на шиитов и суннитов. Ввиду слабого образования не преуспели ни в том, ни в другом. Активно критиковали Духовное управление мусульман. Какое-то время дружили с Советом муфтиев, но потом поссорились».

В 2011-м Байдак участвовал в протестах на Болотной площади. Потом проживал в Турции, где был пресс-секретарем так называемой Ассоциации российских мухаджиров. В этой стране сформировалась достаточно крупная диаспора выходцев из России. Некоторые входили в организацию Байдака — НОРМ («Национальная организация русских мусульман»). Силантьев характеризует ее так: «Маргинальная структура, основанная фашистами».

Турция и Сирия

После терактов в аэропорту Стамбула в июне 2016 года «российскими мухаджирами» заинтересовались турецкие спецслужбы. По подозрению в причастности к ИГ* был сначала задержан, а потом отпущен Айрат Вахитов — уроженец Татарстана, известный также как Салман Булгарский. Бывший имам одной из мечетей в Набережных Челнах воевал в Афганистане в 2001 году на стороне талибов*, побывал в тюрьме Гуантанамо и числится в американском списке террористов.

Часть «русских мухаджиров» отправилась в Сирию воевать против Башара Асада. Однако, по мнению Силантьева, с ИГ* эти люди никак не связаны. Сами члены общины «русских мусульман» в Турции тоже это категорически отрицают.

«СМИ писали, что в терактах в Стамбуле всплыл след „русскоязычных мухаджиров“, там перечислялись наши имена во главе с Салманом Булгарским. Утверждается, что он арестован за теракт, но это не так, он вообще сейчас на свободе. Кстати, Салман Булгарский был очень активным идеологическим врагом ИГ*, они сами приговорили его к смерти и объявили охоту на него», — заявил РИА Новости живущий в Турции главный редактор ресурса «Голос ислама» Дмитрий Хамза-Черноморченко.

По его словам, ни в Турции, ни за ее пределами сегодня «нет никакой организации русских мусульман, группы или течения». «Есть просто русские мусульмане и все, придерживающиеся разных политических взглядов, принадлежащие к разным исламским течениям, и так далее. Когда я принял ислам, нас были сотни, сейчас, я уверен, речь идет о десятках тысяч. У меня в друзьях в FB только порядка 50 человек, про которых я знаю точно, что они мусульмане. В турецком районе, где я живу, мои соседи — порядка десяти семей русских мусульман. Нас пытаются выставить маргиналами, но мы просто хотим жить активной политической и общественной жизнью. Я нормальный человек, у меня четверо детей, IT-бизнес, исламское политическое издание, защищающее права мусульман и не запрещенное в России», — говорит он.

Тюремный ислам

Роман Силантьев отмечает, что новообращенных мусульман в России достаточно много и они склонны к экстремизму и терроризму гораздо больше, чем представители традиционно исламских народов: «Неофитов-мусульман — тех, кто приняли ислам не по причине замужества, в России около десяти тысяч. Среди них доля симпатизирующих терроризму очень высокая — 66% против двух процентов у обычных мусульман. Тенденции к радикализации очевидны. Этому способствует и то, что в исламской среде неофитов не признают, это становится для них большим шоком. Новоиспеченные мусульмане как бы зависают между религиями, у них возникают большие проблемы с самоидентификацией. Очень благодатная почва для вербовщиков в террористы».

Немало новообращенных поставляют тюрьмы. «Раньше этим занимался „Хизб ут-Тахрир“* (одна из самых распространенных в СНГ исламистских партий, провозгласившая своей целью „возобновление исламского образа жизни посредством установления второго праведного халифата“ и проповедующая ненасильственные методы. — Прим. ред.). Сейчас в основном — члены ИГ*, что в разы опаснее. Среди них много и этнических русских, и представителей других национальностей», — говорит эксперт.

На тюрьмы делали ставку и «русские мусульмане». Так, Максим Байдак написал статью «Несгибаемые тюремные джамааты», где утверждал, что ислам среди осужденных распространяется очень быстро: ультраправые массово переходят в мусульманство, сотрудничают с исламистами, вербуя все больше сторонников, и скоро будут готовы взять места заключения под полный контроль.

*Террористические и экстремистские организации, запрещенные в России.

Ева Синицына

 

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Читайте также