RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   83,6888
1 EUR   73,6118
1 USD   63,6175
10 UAH   24,0157
Жизни будущего века | Продолжение проекта «Русская Весна»

Жизни будущего века

На протяжении многих лет своего существования газета «Завтра» писала о необходимости создания реактора исторической энергии русского народа. И такой реактор был создан. Имя ему — «Бессмертный полк».

Во времена перестройки её зловещими прорабами была сконструирована система «чёрных дыр», куда энергия нашего народа утекала подчистую. Была детально разработана и внедрена в общество идеология «вечного Гулага». Архитекторы этой доктрины прочно связали русский век с лагерями и повсеместными расстрелами. Якобы одна половина населения СССР сидела, а другая охраняла первую. О войне говорилось в контексте штрафбатов, заградительных отрядов и неоправданных бессмысленных жертв. Сотни пропагандистов этой модели, подобно старичку из сна Анны Карениной, с утра до вечера гнусавили: «Гулаг, Гулаг, Гулаг…».

Прорабы действовали чётко и безапелляционно. Из главного идеологического «принтера» через государственные СМИ один за другим выползали разрушительные мифы, основанные на чудовищной лжи. Народ был не подготовлен к информационным атакам такой силы. По умам людей прошлись, как наждачной бумагой, и общество охватило безумие. Перестроечная «пляска святого витта» перешла в корчи, в раздирание на лице кожи, в посыпание главы пеплом. Нам как народу внушили, что преступления наши столь чудовищны — и мы недостойны того, чтобы дышать. Единственный наш путь до конца — это путь «вечного покаяния» за «вечный Гулаг». Прошлое наше было якобы столь преступно, что теперь мы обязаны остаток исторического пути ползать на коленях и молить другие праведные и цивилизованные страны о прощении.

Само понятие «народ» исчезло. Оно было стёрто и заменено «электоратом» или просто «населением». Не зря же в социологию было введено омерзительное понятие «доживающее население». Так о наших дедах, отцах и матерях говорили прорабы и творцы реформ.

И в этой атмосфере всеобщего «доживания», надрывного стона, мучительной забитости вдруг как чудо возник «Бессмертный полк», который возродил понятие народ. Ибо народ — это не электорат, не толпа, не население и даже не нация. Это совокупность всех поколений, причём не только прошлых, которые жили до нас столетия, но и будущих — ещё не родившихся. Народ — это МЫ в большом и бессмертном понимании этого слова. И этого состояния целостности так не хватало обществу!

Доктрина «вечного Гулага», внедряемая в мозг, порождала атмосферу всеобщей смерти. На Украине идеологи «незалежности» так же избрали национальной идеей «Голодомор». Но под знаком «Голодомора» не родятся хлеба, не цветут сады.

Россия вышла из этого ада, вышла из этой тьмы стройными рядами «Бессмертного полка». И возникло ощущение ликования. Оно зародилось и расцвело и во мне, и во многих людях, с которыми я шёл рядом все эти кромешные годы. Мы поняли, что случилось чудо.

Идея, которая неожиданно раскрылась в «Бессмертном полку», снилась всем много лет в самых разных формах. Я помню, как отец нашего военкора Владислав Шурыгин-старший создал такую метафору: по Красной площади идут полки всех погибших в Великой Отечественной войне воинов, несколько суток идут. Они шли не в парадных одеяниях, а в окровавленных гимнастёрках, пробитые, искалеченные, раздавленные войной. Но в этом скорбном параде заключалось великое торжество. Это шли победители, которым не довелось услышать благую весть о Победе.

Да, это была тризна. Но тризна — это тоже праздник. Трагическое торжество, как сама история, как мистерия неизбежной смены поколений.

Великая радость, когда поднимаются новые ростки, появляются новые люди. И это самая большая, самая таинственная новость на земле, когда появляется новый человек. Но это всегда — уход предыдущих поколений. Фатально и неизбежно рождение связано со смертью, но всегда на передней план выходит жизнь.

Хотя есть и те, кто сознательно или бессознательно «качает» идею смерти. Деструкторы профессиональные и природные работают рука об руку. И это мы видели на примере празднований Дня Победы. По мере приближения этой даты начинался какой-то протяжный вой, переходящий в лай: «Всё ужасно, вы посмотрите, сколько жертв! Рыдайте и плачьте! Не надо никаких парадов! Демонстрация военной мощи — это кощунство! Сталин и Гитлер — это одно и то же!»

Начинались манипуляции в духе журнала «Огонёк» за 1988 год. Нас истерично вопрошали: «Кто победил, Сталин или народ?» Брали два электрических провода и начинали искрить у нас перед глазами, устраивая короткое замыкание рассудка.

Когда появился «Бессмертный полк», у меня внутри вскипела такая радость! Потому что огромное количество вражеских усилий, вражеских денег, вражеских идеологических программ — расточилось, вылетело в трубу! Колоссальная энергия, затраченная противником на разложение русского народа, развеялась. В течение многих лет нам подрубали ноги и взрывали сознание, и в какой-то момент показалось, что их задача выполнена. Что методичная, целенаправленная, жёсткая работа (иногда филигранная, иногда грубая), но, тем не менее, ведущаяся в течение многих-многих лет, переделала, перекроила «русскую матрицу».

Но когда появился «Бессмертный полк», выяснилось, что все эти усилия — блеф, туфта, имитация. Смрадное облачко ещё нависает над страной, однако эту вонь скоро окончательно развеет мощным порывом ветра.

Есть такие грибы в русском лесу, которые испускают ядовитые споры. В России существуют центры, которые в течение многих лет, подобно этим грибам, испускали из себя смрадный прах. И весь народ шёл через завесу этого праха, будто в тумане, вдыхая в себя яд и под воздействием дурмана начиная сомневаться в факте собственного бытия.

Но, тем не менее, идея «Бессмертного полка» вызревала у многих людей. Она была никак не оформлена, не описана, но прорастала в памяти и чувствах поколений. Незадолго до явления этого чуда мой друг стал метаться и спрашивать: «А есть ли возможность заказать киот, но не для иконы, а для портрета деда-фронтовика? Мне хочется как-то объединить его фотографию, ордена и какую-то информацию о его судьбе, чтобы у меня дома над обеденным столом висела такая коробочка». Я ему говорю: «Слушай, а интересная идея, как ты вообще пришёл к этому? Ты где-то подсмотрел подобное?» Он ответил: «Я знаю, я чувствую, что просто рассказывать детям про своего деда — недостаточно. Важно, чтобы он был с нами здесь, присутствовал у меня дома всегда». Помню, что меня это поразило. И потом, года через два, я увидел, как портреты понесли по улице. Я ему тут же позвонил:

— Ты вынес на шествие свой киот?

— Не, он тяжёлый, со стеклом. Я сделал себе лёгкий портрет деда, и мы несли его с детьми в бессмертном шествии.

Несколько лет назад я на майские праздники оказался в КНДР и возлагал цветы к памятнику погибшим советским воинам во время освобождения Северной Кореи от японских захватчиков. После этого я направился в российское посольство в Пхеньяне. В корейском «море», среди твердого монолита корейской нации (а это действительно монолит — и в организационном, и в идеологическом, и, конечно, в этническом смысле) существует крохотный русский «островок». Меня поразило, что там тоже возник свой маленький «Бессмертный полк» в виде одноимённого стенда с фотографиями героических предков сотрудников посольства. Каждый мой новый знакомый тащил меня к стенду, к своим, к родным и любимым, давно ушедшим. Это был предмет их гордости, причина внутреннего ликования. Так движение «Бессмертный полк» захватило самые отдалённые уголки русского мира.

Гражданская война в России была кровавой и бескомпромиссной. Но она была окончательно завершена в июне 1945 года, в день, когда состоялся легендарный парад наших советских полков, бросивших знамёна вермахта к основанию стен древней кремлёвской крепости. Но еще до войны в прокат вышли фильмы «Пётр Первый» и «Александр Невский». Советская страна готовилась к удару, конструировала не только танки и самолеты, но и «реактор исторической энергии». Дабы возникло ощущение поддержки тех, кто стоит там, за спиной, в глубине веков.

Вот и сейчас эпоха наполнена тревожными гулами и скрежетом приближающегося столкновения. И «Бессмертный полк» — это не просто торжество, но и оружие. Колоссальное давление на Россию со стороны Запада наталкивается на колонны, где бок о бок идут ушедшие и живые, пращуры и потомки.

Как-то я побывал у одного краеведа в Истринском районе Подмосковья. Он историк, археолог, коллекционер, знает досконально историю своего района. Это, в масштабе огромной России, совсем маленькая территория, но там очень много всего проходило интересного, трагического, великого. И этот мой знакомый построил для своей коллекции отдельное здание и сделал его музеем своего села. Все свои находки, артефакты и антикварные вещи он подарил своим односельчанам. При этом он в своём музее открыл отдел, который собирает информацию о прошлом отдельных семей, живущих в этой местности. Он построил огромный шкаф с ячейками, в каждой из которых хранятся флешки, копии фотографий и документов, воспоминания того или иного рода. Ключи от этих ячеек хранятся у самих жителей. Так радениями одного энтузиаста возник «банк информации» о движении поколений в истории. Так из тумана прошлого проступает удивительная драматическая картина движения отдельных судеб на фоне истории целого народа.

Люди, как правило, не живут памятью прошлого. Они заняты днём сегодняшним, с тревогой и надеждой всматриваются в будущее. Но история — это наш дом. Мы часто уходим из дома. Уезжаем, порой надолго. Потом возвращаемся. Страна за последние тридцать лет проделала большое путешествие. И мы вернулись!

Юрий Мамлеев всю жизнь писал фантастические рассказы с инфернальными, странными сюжетами. Но у него есть удивительное лучезарное философское эссе, которое называется «Россия вечная». Как-то мы с ним пили чай на закате в Переделкине, и он говорил, что его «Россия вечная» — это доктрина, которая нуждается в общественном действе.

И я ему сказал: «Посмотрите, Юрий Витальевич, на „Бессмертный полк“. Это же и есть выражение тех идей, тех представлений, которые у вас звучат в „России вечной“. Вы писали про литературу русскую, про русское слово, а в „…Полку“ — на первом плане идея русской славы, русской силы. Но это ведь одно и то же». И он согласился со мной, сказал: «Да, это и есть Россия вечная — Бессмертный полк».

В России нет идеологии, но есть идея Победы, поэтому День Победы — наш главный праздник. Это праздник того, что абсолютно, фундаментально… что создаёт человека. Идея преодоления зла и выхода в новое будущее. Главная победа — это, конечно, победа над смертью. И идея «Бессмертного полка» — это идея победы над смертью, идея воскрешения.

Бессмертный полк — это и бессмертное воинство. На знамени его начертано: чаю воскрешения мертвых и жизни будущаго века. Русский философ-космист Николай Фёдоров провозгласил идею воскрешения отцов, назвав его «Общим делом». Поэтому идеология России — это Победа. А главная идея России — бессмертие. И получается, что из общего широкого движения, из эмоционального порыва и сколков смыслов постепенно выкристаллизовывается новая доктрина. Видимо, не пришло ещё время мыслителей, которые всё это соберут вместе и напишут трактат о бессмертии. Но наша Русь, наше великое пространство, которое сейчас ещё расколото, нуждается в ней. Это есть историческое творчество. Исторический импульс, возникающий на стыке слова и дела!

Полк идёт в бессмертие. Он идёт в бессмертие, как и все мы. В этом заключен самый главный принцип, внутри которого умещается всё на свете. Времена на дворе жестокие, непонятные, столько неизвестных факторов и тайных явлений!.. Даже не придуманы многим из них ещё названия. Нам предстоит и дальше участвовать в суровой мистерии жизни, предстоит до конца пройти этот путь. И по ходу нашего движения в истории мы будем сражаться, разрушать и строить, прорываться, пробиваться через эти огромные сложные перевёрнутые миры в будущее, в наше Завтра, в Бессмертие.