Исторические грабли Дня Победы: есть ли на Украине герой, который не «зрадник» и не «москаль»? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Исторические грабли Дня Победы: есть ли на Украине герой, который не «зрадник» и не «москаль»?

После каждого праздника принято подводить определенные итоги. 9 мая, День Победы, дал в этом смысле особенно богатый материал, в том числе по части социальной психологии в сопредельных государствах.

Традиционно сложные отношения с Днём Победы выстраиваются у Прибалтики, Украины и Грузии. В Прибалтике и Грузии, по причине малых размеров населения, наиболее активная часть которого давно сбежала в Европу, заметных социальных конфликтов не случилось. Что вполне компенсировала Украина, где поголовье несогласных с победой над фашизмом достаточно велико и горласто, чтобы его было слышно.

Те, кто следил за событиями на Украине в День Победы знают, что там случилось много скандальных и позорных для всех нормальных людей ситуаций. Полиция открыла охоту за людьми с георгиевскими лентами — в частности, была арестована особо опасная пенсионерка, получившая штраф размером в полторы пенсии, и избито несколько женщин.

Нацисты в разных городах атаковали проходящие, несмотря ни на что, «Бессмертные полки», нападая на ветеранов и их родственников с «неукраинскими» наградами и портретами — прежде всего, теми, где есть георгиевские ленты.

Всё это страшно. И то, что эта вакханалия неонацистской безнаказанности проходит, слава Богу, не у нас — достаточно слабое утешение.

Однако, с настоящим ужасом столкнутся сами идеологи искоренения Победы из народной памяти — когда смогут осознать последствия своей политики, которая неизбежно проявится в среднесрочной перспективе.

Попробуйте (да, это сложно) принять образ мышления среднестатистического украинского обывателя, оперирующего теми категориями, которые ему сообщили украинские СМИ и лично президент Петр Порошенко. И ответить на простой вопрос: какой исторический деятель Украины может быть героем для большинства оставшегося населения этой страны? И какое историческое событие вообще может быть праздником, похожим на общенациональный?

Великая Отечественная была главным и универсальным уравнителем, чётко отделяющим плохое от хорошего. Был вполне понятный враг — нацистская Германия, с Холокостом, Катынью, концлагерями и до 30 млн жертв со стороны Советского Союза и нынешней Украины как его части. Было понятное универсальное добро — Красная Армия и её солдаты, которые победили химически чистое зло в виде нацизма, освободили сотни тысяч узников концлагерей, защитили родных и близких.

Теперь на Украине Великую Отечественную отменили. Сначала юридически, а теперь пытаются отменить идеологически. Тем самым устранён чуть ли не главный морально-этический ориентир, который мог бы хоть как то укрепить шаткую картину мира украинского обывателя.

Красную Армию объявили поработительницей.

«Ээээ… — пытается рассуждать интеллектуально-активный украинец. — Ну вот всякие Жуковы, Ватутины и Коневы — ладно. Они „москали“. Но вот маршал Тимошенко, например. Или Рыбалко. Или мой прадедушка — вон, на фото явный сепаратюга, весь в медалях с коммунистическими звездами, получается, мою же семью поработил? И все прадедушки моих соседей тоже? И что тогда получается — у нас нация поработителей самих себя? Так надо каяться. Только перед кем?».

Согласитесь, веский повод для шизофрении.

Хотя стоп, были и другие прадедушки!

Вместо Красной Армии предлагают поклоняться крайне убогому эрзацу героизма — бандеровцам. Которые, как ни старались украинские «историки», в жизни не выиграли хоть какого-то сражения, масштабом больше карательной операции против безоружных поляков.

«Отвага измеряется победами, — думает интеллектуально-активный украинец. — А где же у славных воинов УПА эти самые победы? И над кем они были? Везде пишут, что они героически сидели в схронах — но этого как-то мало. Не впечатляет. И почему УПА воевали за немцев? Они же вроде были плохие — русские то Бог с ними, но Холокост и в Европе осуждают. И поляки почему-то «Волынскую трагедию» — как говорят в телевизоре, там кто-то кого-то обидел — почему-то называют «резней?».

В украинских СМИ сообщают, что бандеровцы, конечно, были за немцев — но только чуть-чуть. А так они всю свою энергию направляли на создание Украинской державы.

«Хм… — подумает интеллектуально-активный украинец. — А почему они присягу давали лично Гитлеру, получали награды за какие-то гитлеровские задачи, а потом не геройски погибли в своих схронах, а сбежали в ту же Германию, США или Канаду? Они, конечно, могли бороться за нашу нацию — но герои вроде не дают присягу с фигой в кармане. Так они за Гитлера были, или нет? Так Гитлер же плохой?».

Гитлер не такой уж и плохой, сообщают украинские СМИ и правительственные чиновники. Ему вполне можно поклоняться — он был куда лучше Сталина.

«Хорошо, — думает интеллектуально-активный украинец. — Гитлер был хороший — но ему же „москали“ накидали так, что свой сепаратистский флаг поставили над Рейхстагом. Получается, что „москали“ больше герои, чем Гитлер, и даже чем УПА — которые против всех боролись, но никого не победили? Наверное, было бы хорошо думать, что твои предки тоже поднимали флаг над Рейхстагом — но нельзя. Это же была Красная Армия, а она — плохая».

День Победы и флаг над Рейхстагом — не повод для радости, сообщают интеллектуально-активному украинцу. Это азиатское варварство — радоваться каким-то там победам и их помнить. Правильные люди идут европейским путём — не празднуют Победу, а отмечают «день примирения» 8 мая.

«Это понятно, — рассуждает интеллектуально-активный украинец. — Европа это хорошо. Там всё красиво. Но мы то с кем в Европе должны мириться? Мириться — это когда кто-то кого-то обидел, а потом осознал и его простили. Или с нами должны мириться? Или Европа внутри себя с кем-то мирится, а мы — просто из чувства солидарности отмечаем? Как-то странно. И почему в Европе говорят, что Гитлер — всё же плохой, а нам говорят — что хороший? Вон, многие ребята с его татуировками ходят. И портретами».

Ладно, предлагает внутренний голос интеллектуально-активного украинца. Это сложный период нашей истории. Думай о хорошем. Например — о запорожских козаках.

«Так они тоже никого не победили толком, — удивляется интеллектуально-активный украинец. — Про них Гоголь писал — кстати, „москалей“ любил. Наверное, козаки - это плохое. А их гетман Богдан Хмельницкий вообще к России присоединился. А когда злая царица Екатерина решила Сечь упразднить — она и упразднилась без какого-то славного сражения».

Забудь про Хмельницкого. Есть Мазепа — предлагает внутренний голос. Помнишь - первая Конституция в Европе и первый шаг в сторону евроинтеграции?

«Снова странно, — теряется интеллектуально-активный украинец. — Первую Конституцию написал Пылып Орлик. Нам так в школе говорили. Но можно в Сети посмотреть этот документ: он на конституцию не похож, и Пылып почему то подписался „Филипп“. И с Мазепой как то плохо всё закончилось — никого не победил. А „москали“ как то опять героичнее выглядят».

Хорошо, не сдаётся внутренний голос. Вспомни УНР, когда после распада злой Российской Империи славные украинцы основали свою державу и флот в Севастополе.

«А чего тогда в этом Севастополе в гимне поют про „город русских моряков“? — интересуется интеллектуально-активный украинец. — И вообще, отделились. Или их оккупировали, я так и не понял. Но живут почему то лучше, чем мы. Наверное, врут. Я там был в музее, когда ещё можно было. Ни одного тризуба или нашего флага на картинах не видно. И почему сейчас у нас флот не основывается?».

Это вражеская пропаганда, аргументирует внутренний голос. "Москали" у нас всё отняли. Все корабли в Севастополе. Но свободолюбивый дух украинцев не смогли сломить.

«А почему тогда 90% наших моряков решило в порабощенном Крыму остаться? — интересуется интеллектуально-активный украинец. — Нам сначала говорили, что они герои, а потом перестали».

Украинцы, независимые от «москалей», много кого победили и завоевали, ставит точку внутренний голос. Просто знай это.

На этом этапе интеллектуально-активный украинец окончательно приходит к выводу: безусловно, гордиться чем-то нужно. Этот повод для гордости он точно был — случился где-то. Совершил это деяние — кто-то, стопроцентный украинец. У которого была куча недостатков — он был русским императорским офицером или даже коммунистом, а может — и тем и другим по очереди. Не надо об этом думать. Это всё было наносное. Не надо провоцировать конфликт в обществе. Слишком много думать — опасно.

И — честное слово — результаты внедрения такой картины мира, собранной с миру по нитке и разваливающейся при попытке проследить причинно-следственные связи глубже одного действия, в конечном итоге аукнутся куда большим злом для идеологов действующей украинской политики. Чем то, которое они пытаются возродить и взрастить.