Шуточка | Продолжение проекта «Русская Весна»

Шуточка

Нет, я не подражаю Чехову. У него была действительно милая шуточка — молодой человек шептал девушке слова любви всякий раз, когда налетали порывы ветра, девушка не понимала, кто признаётся ей в любви, но очень радовалась этим признаниям и почти верила, что их приносит ветер. Наивно, мило.

И если уж вспоминать тут классиков, то, скорее, Толстого и сцену из «Войны и мира», где Долохов и Безухов пустили квартального вплавь по Мойке на пару с мишкой. Уже совсем не так мило, но баре смеялись:

— Хороша, ma chere, фигура квартального, — закричал граф, помирая со смеху.

— Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?

Но дамы невольно смеялись и сами…

Не знаю, кем возомнил себя молодой человек, на днях пошутивший в московском метро, — Долоховым или Безуховым, но шуточка вышла ещё более скверная.

Впрочем, если честно, я вообще сомневаюсь, что эта особь мужеского пола читала Толстого.

Потому что в умственных способностях здорового лба, решившего пошутить над сотрудниками Росгвардии, находящимися на службе, то есть при исполнении своих непосредственных обязанностей, следует обоснованно усомниться.

Не знаю уж, что им двигало на тот момент: алкоголь, какие-то иные вещества, спор, кураж или просто банальная дурость, которую требовалось немедленно куда-то излить.

Но как бы там ни было, наш «герой» подошёл к группе гвардейцев, находящихся на службе, подхватил одного из них — самого невысокого — сзади и несколько метров пронёс по вестибюлю метро.
Смешно? Совсем нет.

Потому как, во-первых, идиоту светит вполне себе серьёзная статья с максимальной санкцией до пяти лет. Ну то есть максимальная санкция по ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» — десять лет лишения свободы, но поскольку речь идёт всё же о действиях, не связанных с причинением вреда, опасного для жизни и здоровья, то дело может ограничиться частью первой, а там до пяти лет в худшем случае или штраф до 200 тысяч рублей — в лучшем.

При этом и сам шутник, и его близкие должны благодарить судьбу, что всё произошло в «этой стране» (не знаю наверняка, но почему-то мне кажется, что парень принадлежит к той группе наших сограждан, которая пользуется именно этой терминологией).

Ведь если бы — не приведи Бог! — инцидент случился в какой-нибудь из стран «победившей демократии», шутник имел бы все шансы валяться на мраморном полу с пулей в затылке. Или в какой-нибудь другой жизненно важной части тела.

И никому — никаким правозащитным движениям — не пришло бы в голову даже поинтересоваться причиной его поведения и усомниться в правомерности действий полицейских.

Хорошо, что всё это случилось у нас.

27-летний балбес отделался пока всего лишь подпиской о невыезде — хотя СК просил домашнего ареста.

К слову уж, пытливые блогеры быстро проанализировали социальные сети нашего героя — портрет, прямо скажем, получился довольно типичный.

Где-то отучился (то ли МГУ, то ли финансовая академия), не работает, очень не хочет в армию (много шуток на тему, как откосить), увлекается эстетикой ислама (при этом не чурается виски), делает ставки в букмекерских конторах, футбольный фанат «Ювентуса», много шутит на тему православия, главное в людях, по его мнению, — «власть и богатство».

Прямо скажем, даже до Долохова не дотягивает ни разу: тот — при всей своей безбашенности — всё же был блестящим, героическим воякой и кровь проливал не только — и не столько — на дуэлях.

Ещё пишут, что хулиганскую выходку в метро Ислям Малеков устроил исключительно чтобы хайпануть в сети. Ну если так — получилось как-то криво.

Собственно, вот — как раз из сети (орфография и пунктуация сохранены. — RT).

«…Один ***, этому здоровому *** я бы лично *** бы отбил. Мозгов нет, *** ему размножаться? Ему смешно, да, что человек ниже его ростом? Ну пусть до меня ***, я ему покажу Херосиму и ***. ***, ***, тупой».

«…А „шутник“ этого „ребёнка“ туда ставил? Чтоб взять? Не? Ну, а какого ***? Вот щас ему и пояснят. Доходчиво. И будет он иметь бледный вид. И, возможно, какать где попало. и в следующий раз однако подумает о том, что за иные шутки в зубах бывают промежутки. Со спичечный коробок, да. А так то пусть спасибо скажет, что остальные ему без лишних слов по ногам дубинками не ***… ибо *** его знает, что там у м…ка, который схватил сотрудника, на уме… мож он его понёс на рельсы сбросить. Под приближающийся поезд?»

«…Лет через эннцать, когда этот парень попривыкнет, что такие шуточки периодически встречаются у всяких приматов, он научится в подобной ситуации выхватывать ствол и приставлять его к деревянной колоде, что вместо головы у некоторых, одним движением руки. Вот тогда подобная выходка для „сильного мачо“ кончится конкретным наставлением пораскинуть мозгами. С соответствующим итогом. И для этого „мальчика“ это кончится исключительно написанием рапорта о самообороне при нападение на сотрудника полиции при исполнении. Где он напишет, что отреагировал соответственно и ликвидировал нападавшего с целью недопущения завладения табельным оружием, а также недопущения созданию угрозы гражданскому населению…»

«…В Америге бы тут и похоронили, прямо в метро».

«…А задумывался когда-нибудь, кто такой полицейский? Это представитель государства, власти. И преступление в отношении полицейского — преступление против государства.

К примеру английские бобби до недавнего времени оружия вообще не имели. Только дубинка и свисток. Но нападение на полицейского было крайне редким явлением. Потому что за убийство полицейского наказание было только одно — виселица.

В Советском Союзе за убийство сотрудника милиции высшая мера была практически гарантированным приговором. Таким образом государство однозначно давало понять — представитель закона неприкосновенен. И неважно, здоровенный ли это мужик, худосочный пацан или женщина. Дело не в физических статях, дело в статусе…»

Словом, эффект от шуточки явно вышел прямо противоположный ожидаемому.

И тут, как мне кажется, очень важно именно то, что власть не стала играть в «злого полицейского», а вот вердикт гражданского общества был куда более суровым.