Пашиняна могут отодвинуть от переговоров по Нагорному Карабаху. Кто? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Пашиняна могут отодвинуть от переговоров по Нагорному Карабаху. Кто?

Министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров провел в Париже встречи и переговоры с сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Как сообщил пресс-секретарь МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев, министр обсуждал в Париже проблемы карабахского урегулирования с сопредседателями Минской группы, конечно, в свете состоявшейся в Армении смены власти. Напомним, что новый премьер-министр Армении Никол Пашинян свой первый визит совершил в Нагорный Карабах, где заявил, что в переговорном процессе по урегулирования конфликта должен наряду с Ереваном участвовать и Степанакерт. В Азербайджане это оценили как «ужесточение армянской позиции на переговорных процессах и стремление признать в одностороннем порядке независимость» Республики Арцах (Нагорный Карабах).

Но Пашинян, во всяком случае, на данном этапе, так вопрос не ставит. Он просто напомнил, что нужно вернуться к прежней формуле и считать Степанакерт стороной конфликта. В формате «сторона конфликта, но не государство» поставленный вопрос носит всё же промежуточный, технический характер. Тем более что страны-сопредседатели МГ ОБСЕ заявляли, что на «определенном этапе» подключение Степанакерта к переговорам будет носить неизбежный характер. А если копнуть чуть глубже, то, как напомнил на днях глава посреднической миссии России в 1992–1996 годах, полномочный представитель президента России по Нагорному Карабаху Владимир Казимиров, «карабахский конфликт начался как конфликт между Карабахом и Азербайджаном, и именно представители избранных властей НКР должны договариваться с Баку по сутевым вопросам проблемы» и «поначалу так оно и было, Армения потом встала на защиту Карабаха». И далее:
«Оттеснение Нагорного Карабаха от участия в переговорах шло будто бы стихийно, в серии встреч между Робертом Кочаряном и Гейдаром Алиевым, но соответствовало планам Баку. Беспомощность ОБСЕ видна и в том, что в начале ХХI века её структуры, лишь бы сохранить переговорный процесс, уступили настояниям Баку и, пренебрегая спецификой трехстороннего конфликта, сползли в банальную колею двусторонней конфигурации».

Переговоры зашли в тупик. Теперь Баку вместо того, чтобы ввести вспыхнувшую дискуссию в конструктивное творческое русло, заявляет, что Ереван якобы «путем внесения каких-либо новых нереальных элементов может разрушить весь переговорный процесс». Но по факту он и без того разрушен, хотя глава МИД Азербайджана Мамедъяров заявляет о «приверженности Баку к субстантивным переговорам, направленным на скорейшее урегулирование нагорно-карабахского конфликта». Он также выразил готовность «возобновить активные переговоры как можно скорее». Означает ли это возврат к прежней переговорной повестке или Баку готовится к переходу к более конфликтной ситуации? Это не совсем ясно, потому что одновременно звучат и заявления министра обороны Азербайджана генерал-полковника Закира Гасанова о готовности решить конфликт силовыми средствами. Многое прояснится после того, когда сопредседатели МГ ОБСЕ встретятся и проведут переговоры в июне месяце с новым армянским руководством.

Но вот что становится любопытным. Первоначальные прогнозы о том, что разница в подходах Пашиняна и прежнего руководства Армении по карабахскому конфликту может сорвать переговоры, пока не сбываются. Пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян заявил, что Ереван, во-первых, «остается приверженным курсу на исключительно мирное разрешение нагорно-карабахской проблемы в рамках сопредседательства МГ ОБСЕ на основании предложений стран-сопредседателей». Во-вторых, «для этого необходимо претворить в жизнь договоренности, достигнутые на высшем уровне после апрельской агрессии Азербайджана в 2016 году». Напомним, что на встречах на высшем уровне тогда были достигнуты договоренности, в том числе о расширении полномочий группы личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика и создании механизмов расследования инцидентов. То есть выходит, что Ереван продолжает придерживаться прежней переговорной повестки, и новый глава МИД Армении Зограб Мнацаканян в принципе готов в ближайшее время встретится и провести переговоры со своим азербайджанским коллегой. Интрига в том, кто будет представлять Ереван на высшем уровне на переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию.

А это либо премьер Пашинян, который уже обозначил свою позицию на этом направлении, либо, что тоже возможно, президент Армении Армен Саргсян, которому могут быть переданы соответствующие полномочия. Это не исключает и того, что может быть поднят вопрос об участии в переговорах Степанакерта, публично обозначен этот вопрос на переговорах с МГ ОБСЕ и подготовлены соответствующие условия. Во всяком случае, как бы то ни было, но всё идет к тому, что Ереван стремится избежать обвинений в срыве переговоров, в ходе которых он сможет публично предложить какие-то новые компромиссные варианты для того, чтобы постепенно ввести в этот процесс и Степанакерт. Тем более что в ситуации повышенного международного рейтинга Армении после «революции» она в состоянии перехватить дипломатическую инициативу и укрепить позиции на карабахском направлении.

Теперь остается дождаться того, насколько к новым идеям окажется восприимчивой Минская группа и как дальше будет реагировать Баку, особенно в части перемирия и контроля над линией соприкосновения, очередности в выстраивании предложений и очередности их реализации. Всё лежит сейчас именно в этой плоскости. Что касается Пашиняна, то в игру он может вступить позже и при каких-то иных обстоятельствах.