Похищение журналиста | Продолжение проекта «Русская Весна»

Похищение журналиста

Замысел, положенный в основание ареста руководителя информационного портала «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского оказался прост, как пять копеек. Впрочем, украинские власти не скрывали ничего — фактически с момента задержания журналиста. Буквально сразу же спикер министра внутренних дел, директор департамента коммуникаций МВД Артём Шевченко написал на своей странице в Facebook, что Москве могут предложить обменять Кирилла на находящегося в заключении в России Романа Сущенко.

В результате выяснилось, что Киев хочет получить другого человека, а именно — осуждённого за подготовку теракта в Крыму Олега Сенцова, объявившего бессрочную голодовку. О том, что ведутся переговоры по этому вопросу, сообщает МИД Украины. Ну вот как раз у международной общественности и появился повод для масштабного и деятельного протеста. В стране, которая заявляет о своей приверженности демократическим нормам и ценностям, совершено тягчайшее преступление. Государство использовало свои силовые ресурсы для того, чтобы, по сути дела, похитить человека, которого можно использовать в качестве обменного материала.

Тут сразу множество аспектов, на которые следовало бы обратить внимание правозащитникам и специализированным организациям, отстаивающим права журналистов. Дикие обвинения в адрес Вышинского, прозвучавшие на брифинге заместителя главы Службы безопасности Украины Виктора Кононенко, дают довольно полное представление о том, что украинские власти считают недопустимым в действиях представителей профессии. Это «информационное сопровождение», как выразился господин Кононенко, каких-либо событий.

В случае Вышинского — это «аннексия Крыма». Не поддержка, не одобрение означенной «аннексии», а именно «информационное сопровождение», то есть просто написание новостей.
Соответственно, по мнению СБУ, журналист, видимо, должен хранить гробовое молчание, если смысл происходящего по тем или иным причинам кажется властям неприятным или вызывающим. Ровно такие же абсурдные обвинения и по другому эпизоду. Кононенко заявляет: «Затем агентство переключилось на вооружённый конфликт в Донбассе — изготавливали материалы, как Украина ведёт обстрелы».

Могу засвидетельствовать, как человек, находящийся в Донецке с самого начала боевых действий: обстрелы велись, ведутся и сегодня. Вышинский далеко не первый журналист, написавший об этом. И не последний. Материалов о том, как ВСУ обрабатывали в течение последней недели Горловку, более чем достаточно.

То есть, по сути, речь идёт о запрете на профессию. Писать на определённые темы — преступление, которое тянет ни мало ни много на измену Родине. Кажется, что «Репортёры без границ» должны были первыми заявить о чудовищности обвинений, об их вопиющем несоответствии нормам демократического общества. Нет, эта заслуженная европейская организация всего лишь вежливо попросила украинские власти представить дополнительные доказательства, изобличающие изменника.

В общем, после бессмысленного брифинга стало очевидно, что предъявить журналисту с точки зрения закона нечего. Корреспондент «Новой газеты» в Киеве Ольга Мусафирова с сожалением констатировала, что «судебных перспектив у дела нет». Теперь ясно, что эти перспективы никого особенно и не волновали. Была проведена операция по захвату заложника, которого можно предложить на обмен.

Здесь правозащитники должны были бы сначала впасть в изумление, а после осудить преступную практику. Украина начинает действовать абсолютно бандитскими методами. Уже даже не прикрываясь законом, она хватает абсолютно невиновного человека, чтобы использовать его как разменную монету в торгах с Россией. Собственно, СБУ давно не брезгует подобными методами. По этой же схеме она набирала разных бедолаг, не имевших ни к чему никакого отношения, чтобы задействовать их на обменах пленными с ДНР или ЛНР. Однако случай Вышинского показывает, что уровень произвола растёт экспоненциально. Киеву уже, похоже, до лампочки, кого брать в заложники и какой резонанс вызовет абсолютно незаконный арест фигуры, к которой приковано всеобщее внимание.

По своей сути заложничество является работорговлей, поскольку захваченный человек лишается всех прав на защиту, то есть низводится до положения одушевлённой вещи, выставляемой на торги.
Однако мы пока не фиксируем возмущения, выражаемого уважаемыми и опытными правозащитными организациями вроде Amnesty International или нашего отечественного «Мемориала», признавшего Олега Сенцова политзаключённым. И кампания за освобождение означенного Сенцова продолжает судорожно набирать обороты. Лучшие люди России ставят свои подписи под письмом в защиту голодающего.

Дамы и господа, но Сенцов и правда имел умысел на совершение противоправных действий, которые могли нанести ущерб жизни и здоровью людей. То, что его взяли раньше, чем он сумел приступить к исполнению задуманного, не освобождает от ответственности. Но за человека, которого вы почему-то упорно называете кинорежиссёром, вы готовы вступиться, несмотря на то, что он осуждён в полном соответствии с законами России — пусть даже многим из вас они кажутся несправедливыми.

А вот Вышинскому предъявили обвинения, которые никакого отношения к УК Украины не имеют. Ну вот просто нет в Уголовном кодексе страны статей, к которым можно привязать тот бред, который звучал на брифинге заместителя главы СБУ. Вдумайтесь: журналиста обвиняют в том, что он просто писал, выполнял свой профессиональный долг. А теперь его хотят обменять — не доказав его вины. Как вещь, как предмет, не имеющий никаких человеческих прав.

Но нет, похоже, взывать к совести и разуму правозащитников, а также лучших людей Отечества — дело, конечно, увлекательное, но не слишком перспективное в плане достижения заметных результатов. Пока же я всё-таки для этих уважаемых персон напишу ещё раз — авось как-нибудь обратят внимание: сезон работорговли открыт не случаем с Вышинским, а гораздо раньше, но история российского журналиста, попав в центр внимания, продемонстрировала в деталях, как работает эта машина по захвату заложников и их последующему обмену. Поинтересуйтесь на досуге.