В Вашингтоне вас ждет маньяк | Продолжение проекта «Русская Весна»

В Вашингтоне вас ждет маньяк

На протяжении уже некоторого времени те, кто критикует политику президента Трампа, приписывают ее издержки какому-то психическому расстройству, неконтролируемой маниакальной депрессии, страсти к устрашению вследствие нарциссизма и другим патологиям.

Вопрос об умственном здоровье Трампа поднимает более глубокий вопрос о том, почему его патологии принимают специфически политическое направление? Тем более что решения имеют свою историю и контекст, а также проистекают из логики и веры в разумность и логичность власти имперской державы.

Каковы же причины, по которым Трамп принял три стратегических решения, которые могут иметь всемирно-исторические последствия?

Речь об отказе США выполнять ядерное соглашение с Ираном, заявлении о торговой войне с Китаем и объявленной встрече Трампа с лидером Северной Кореи. Что он рассчитывает получить? Каков его «план на игру», особенно на тот случай, если его стратегия завершится провалом, а его противники вознамерятся этим воспользоваться?

Исходный посыл стратегического мышления Трампа в том, что «сила работает». Как естественное следствие, любого союзника, противника или конкурента, который ищет переговоров, взаимности или уступок, Трамп воспринимает как слабака, на которого следует давить и вынуждать идти на все большие уступки, на дальнейшее отступление и на жертвы, пока не достигнута конечная цель — капитуляция, повиновение и покорность. Другими словами, трамповская политика силы признает только контрсилу — ограничение его политических действий наступит лишь тогда, когда имперские амбиции США будут подорваны ощутимыми экономическими и военными издержками и потерями жизней американцев.

Односторонние уступки Ирана, разменявшего свою оборону военными средствами на рыночные возможности, воодушевили Трампа, и он поверил в то, что Тегеран можно устрашить, перекрыв ему все его рынки. Трамп смотрит на президента Рухани как на «торговца коврами», а не как на военного стратега, и считает, что экономическое удушение приведет к тому, что тот пожертвует союзниками в Сирии, Ливане («Хезболла»), Палестине (ХАМАС) и Ираке (шииты), а также откажется от межконтинентальных ракетных вооружений. Стратегическая цель Трампа — ослабление Ирана и подготовка к смене режима для превращения страны в «государство-клиент», каковым оно было при шахе до революции 1979 года.

Вторая причина в том, что он стремится усилить военное могущество Израиля в регионе. Режим Трампа находится под сильным и глубоким влиянием сионистских властных структур в США, которые зачастую именуют «лобби».

Трамп признает израильский диктат и подчиняется ему потому, что сионисты обладают беспрецедентной властью над СМИ, над сектором недвижимости, финансов и страхования. Трамп признает их способность скупать голоса в конгрессе, контролировать обе политические партии и добиваться необходимых назначений в исполнительной ветви власти.

Трамп — типичный авторитарный деятель. Слабых — своих сограждан, союзников и противников — он хватает за глотку, а перед могущественными сионистскими силами, военными и перед Уолл-стритом стоит на коленях. Франции, Германии, Соединенному Королевству и России придется пожертвовать торговыми соглашениями с Ираном на многие миллиарды долларов и проводить политику давления на Тегеран с тем, чтобы тот принял трамповский план одностороннего разоружения и изоляции. Трамп считает, что он в состоянии вынудить транснациональные корпорации ЕС не подчиняться своим правительствам и соблюдать санкции.

Корея за компанию

Еще до президентства Трампа США начали против Китая торговую войну. С целью изолировать его Обама предложил Транстихоокеанский пакт и направил в Южно-Китайское море армады военно-воздушных и военно-морских сил. В Южной Корее Обама установил мощную систему разведывательного слежения и наблюдения, активизировал военные учения на границе с КНДР.

Трамп расширил воинственную политику Обамы в отношении Северной Кореи, потребовав денуклеаризации ее оборонной программы.

Президенты Ким Чен Ын и Мун Джэ Ин достигли соглашения о том, чтобы приступить к переговорам о мирном соглашении, которое покончило бы с 60-летней враждой. Однако президент Трамп вмешался, утверждая, что мирные увертюры Северной Кореи стали результатом именно его угроз войной и устрашением. Он настоял на том, чтобы любое мирное урегулирование и прекращение экономических санкций могло быть достигнуто лишь при одностороннем ядерном разоружении Северной Кореи, сохранении на полуострове американских вооруженных сил и контроле со стороны инспекторов, утвержденных Соединенными Штатами.

Одностороннее объявление Трампом торговой войны Китаю сопровождается его верой в то, что военные угрозы привели Северную Корею к «капитуляции», к ее обещанию прекратить свою ядерную программу.

Трамп ввел на китайский экспорт торговые тарифы, превышающие 100 миллиардов долларов, с тем, чтобы в течение двух лет сократить торговый дисбаланс на 200 миллиардов долларов. Он потребовал, чтобы Китай в одностороннем порядке прекратил промышленный шпионаж и технологическое воровство, хотя все эти обвинения фальшивы. Трамп настаивает, чтобы Китай не вводил ответных мер в виде тарифов или ограничений, угрожая, что в противном случае последуют еще более сильные санкции.

Цель Трампа — добиться превращения Северной Кореи в военного сателлита, чтобы с ее помощью окружить Китай по его южным границам и довести до экономического кризиса методами торговой войны. Трамп считает, что по мере того, как Китай будет приходить в упадок в качестве глобальной экономической державы, США будут расти и доминировать в экономике Азии и мира.

Он уверен, что успех в торговой войне приведет к успеху в войне вооруженной. Он считает, что покорившийся Китай в результате его изоляции от «динамичного» рынка США станет фактором, содействующим обретению Вашингтоном неоспоримого глобального господства.

Апокалипсис заказывали?

Однако политические планы Трампа глубоко ошибочны. Разрушение ядерного соглашения с Ираном и введение жестких санкций ведут к изоляции Трампа от его европейских и азиатских союзников. Его военная интервенция разожжет региональную войну, которая уничтожит нефтяные месторождения в Саудовской Аравии. Он вынудит Иран создать ядерный щит против американо-израильской агрессии, что приведет к продолжительной, дорогостоящей войне и в конце концов к поражению в ней. Политика Трампа объединит всех иранцев — либералов и националистов ¬- и подорвет позиции американских коллаборантов. Бомбардировки со стороны Тель-Авива приведут к контратакам внутри Израиля. Цены на нефть взлетят до небес, финансовые рынки рухнут, целые отрасли промышленности обанкротятся. Трамповские санкции и военная агрессия против Ирана приведут к взаимному экономическому уничтожению.

Торговая война Трампа против Китая приведет к разрушению той цепи поставок, которая поддерживает американскую экономику и нанесет особенно сильный ущерб тем 500 транснациональным корпорациям, экспорт которых в США зависит от китайской экономики.

Китай нарастит внутреннее потребление, диверсифицирует рынки, увеличит количество и разнообразие партнеров, а также укрепит военный союз с Россией. Китай обладает значительной живучестью и способностью преодолеть краткосрочные перебои, чтобы затем восстановить свою доминантную роль локомотива глобальной экономики.

Уолл-стрит ждет в этом случае финансовый коллапс, который станет для США катастрофой, они погрузятся в экономическую депрессию.

Переговоры Трампа с Северной Кореей ни к чему не приведут, поскольку Трамп требует одностороннего ядерного разоружения, контроля США над всем полуостровом и политической изоляции от Китая. Ким будет настаивать на окончании санкций и на двустороннем оборонном договоре с Китаем.

Северокорейский лидер предложит прекратить испытания, но не откажется от ядерного оружия. После того как Трамп нарушил ядерную сделку с Ираном, Ким будет считать, что никаким соглашениям с США доверять нельзя.

Громогласные заявления и жесты Трампа представляют собой реальную угрозу глобальному миру и справедливости. Но его представления о последствиях своей политики глубоко ошибочны. Нет никаких оснований полагать, что санкции приведут к падению иранского режима, что из войны с ним Израиль выйдет целым и невредимым, что «нефтяная война» не подорвет экономику США и что Европа позволит, чтобы ее компании оказались в замороженном состоянии.

Торговая война Трампа с Китаем — мертворожденное дитя. Он не сможет найти альтернативных производственных площадок для американских транснациональных корпораций. Ему не удастся вытолкать главного конкурента с глобального рынка, поскольку у китайцев налажены связи с пятью континентами.

Трамп не сможет доминировать над Северной Кореей, чтобы вынудить ее принести в жертву свой суверенитет на основании пустых обещаний снять санкции. Трамп движется к поражениям по всем направлениям и может попутно увлечь американский народ в ядерную пропасть.

Многие сравнивают нынешнюю политику Трампа с «тактикой сумасшедшего», проводимой связкой Ричарда Никсона и Генри Киссинджера, при которой государственный секретарь приказывал противникам принять его «разумные» требования или ожидать нечто гораздо худшее от самого президента. Но нет — Никсона в отличие от Трампа не водил за нос Израиль. Никсон в отличие от Трампа не был управляем советниками, выступающими за ядерную войну. Никсон в противоположность Трампу открыл США для торговли с Китаем и подписал соглашения о сокращении ядерных вооружений с Россией. Никсон с успехом продвигал мирное сосуществование. А Трамп — мастер поражений.