Миссия Макрона: о признании России неотъемлемой частью Европы | Продолжение проекта «Русская Весна»

Миссия Макрона: о признании России неотъемлемой частью Европы

Вопрос о том, является ли Россия Азией или Европой (а может быть, и тем и другим), многие века занимает умы лидеров и жителей этой страны. Однако президент Франции Эммануэль Макрон считает, что ответ ему известен.

В пленарном заседании Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) приняли участие лидеры стран и организаций, отвечающих примерно за 30% мирового ВВП, — это и президенты Франции и России, и премьер-министр Японии Синдзо Абэ, и вице-председатель КНР Ван Цишань, а также глава МВФ Кристин Лагард. В одном месте собралось столько влиятельных фигур, что модератор заседания — главный редактор Bloomberg Джон Миклетвейт — съязвил по поводу уникальной способности Дональда Трампа объединять людей. И хотя это замечание было забавным, такой американоцентричный подход помешал Миклетвейту увидеть более широкий контекст.

На самом деле, в Санкт-Петербурге разыгралось некоторое подобие перетягивания каната: Россия заигрывала и с Востоком, и с Западом, стремясь определить для себя, сотрудничество с какой из сторон будет больше отвечать её интересам в будущем.

В отличие от Вашингтона и его лондонских подельников, Франция и Германия весьма встревожены разворотом России в сторону Азии.

Этот вопрос представители обеих стран неоднократно поднимали на ПМЭФ.

Макрон обозначил свою позицию предельно ясно: «Россия является неотъемлемой частью Европы… В прошлом были допущены ошибки… нам следует работать над преодолением разногласий по многим вопросам».

Об этом ранее говорил и бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер, подчёркивая, что партнёрство с Россией в энергетическом секторе является жизненно важным для Европы. Он также высмеял попытки США сорвать сделку по проекту «Северный поток — 2», заявив, что сейчас Вашингтон не блещет «высокими стандартами управления».

Российские аналитики, посетившие форум, согласны с утверждением Шрёдера о том, что американцы вводят санкции, чтобы извлечь выгоду для своего бизнеса. И даже Владимир Путин предупредил об опасности протекционистских мер, которые могут привести к разрушительному международному кризису. «Система многостороннего сотрудничества, которая выстраивалась десятилетиями, вместо естественной и необходимой эволюции ломается, причём достаточно грубо. Правилом становится нарушение правил», — отметил российский лидер.

Удивительно, как рассуждения на ПМЭФ отличались от изоляционистской риторики, царящей в наши дни в Лондоне и Вашингтоне. Путин высказался в поддержку свободной торговли и инвестиций, открытости по отношению к китайским компаниям, работающим в России, и постоянно приезжающим сюда китайским гражданам. Один итальянский делегат с удивлением отметил, что мир перевернулся с ног на голову: «Раньше такую повестку продвигали Тэтчер и Рейган. Кто бы мог подумать, что 30 лет спустя интересы капиталистической глобализации будут защищать Москва и Пекин?»

Ван Цишань и Синдзо Абэ говорили об отношениях взаимого уважения, которые тщательно выстраивались в течение длительного времени. А вот с Эммануэлем Макроном получилось совсем иначе. И хотя молодой французский лидер пытался поиграть в скромнягу: напомнил о жертвах блокады Ленинграда, пересказал отрывок из «Войны и мира» Толстого — от политики ему было не уйти. Когда Макрон похвалил французские компании за то, что они не покинули российский рынок, несмотря на «непростые времена», российская аудитория сразу вспомнила, что Франция была одним из наиболее активных поборников санкций, которые навредили экономике России.

Впрочем, на полях форума царила дружелюбная атмосфера. Французы приняли участие в мероприятии в немалом количестве, а крупнейшие компании — от Moёt Hennessy и Louis Vuitton до нефтегазовой корпорации Total — не пожалели денег на роскошные стенды.

«Посмотрите сами: от Пушкина до Толстого, от Рахманинова до Чайковского — русская культура всегда была европейской. Несмотря на своё географическое положение, Россия совсем не азиатская страна», — заметил один экспонент из Лиона.

Однако россияне не спешат определяться. Владимир Путин дал понять, что, несмотря на все громкие слова, деятельность Франции на российском рынке далеко не так существенна, как могло показаться со стороны.

В ответ на слова Эммануэля Макрона о желании сделать Францию лидером по объёму прямых инвестиций в Россию, Владимир Путин прямо заявил французскому президенту, что одна только финская компания Fortum инвестировала в страну $6 млрд, а вся Франция — $15 млрд. Амбициозность желания французского лидера президент России объяснил тем, что торговый оборот с Евросоюзом когда-то составлял $450 млрд, но за предыдущие годы упал в два раза, в то время как торговый оборот с Китаем в ближайшее время вырастет до $100 млрд.

Однако, даже несмотря на то что Путин периодически возвращал Макрона с небес на землю, лидеры, похоже, нашли общий язык.

В то же время российские предприниматели хотят, чтобы чиновники страны были открыты для всех возможных вариантов. «России нужно дружить со всеми. Почему надо выбирать?» — заметила Алина Устинова из Ростовской области. «Мы по большей части европейцы, но и немного азиаты, и мы должны вести торговлю со всеми заинтересованными лицами. Даже с американцами, когда они наконец одумаются». «Не вижу ничего плохого в том, чтобы в пятницу потанцевать с французом, а в субботу — с китайцем. Быть может, в среду даже найдётся время для Трампа», — поддразнила она.