Глава МИД Армении Мнацаканян летит на встречу с Лавровым | Продолжение проекта «Русская Весна»

Глава МИД Армении Мнацаканян летит на встречу с Лавровым

Глава МИД Армении Зограб Мнацаканян 7 июня посетит Москву и проведет переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Это его первый визит в столицу России в новом качестве. Напомним, что Мнацаканян сменил на этом посту Эдварда Налбандяна, возглавлявшего армянское внешнеполитическое ведомство с 2008 года, у которого был налажен тесный и доверительный диалог с Лавровым. Мнацаканяну еще предстоит его наладить. Впрочем, два министра уже побеседовали друг с другом по телефону, в ходе которого новый глава МИД Армении и получил приглашение побывать в Москве.

Отметим и то, что ранее в Сочи состоялась встреча российского президента Владимира Путина с новым армянским премьер-министром Николом Пашиняном, который подтвердил важность сохранения уровня стратегического партнерства и сотрудничества Армении с Россией. С этой точки зрения анонсированная заместителем директора Департамента информации и печати МИД России Артемом Кожиным переговорная повестка между Лавровым и Мнацаканяном выглядит банально: широкий круг вопросов двустороннего сотрудничества в контексте итогов встречи президентов двух стран, международная проблематика, в том числе интеграционные процессы в рамках ЕАЭС, ОДКБ и СНГ, координация на площадках ООН, ОБСЕ, ОЧЭС и других авторитетных международных и региональных форумах, а также обмен мнениями по нагорно-карабахскому урегулированию.

Вроде бы внешне все как встарь. Ведь Пашинян заявлял, что армянская «бархатная революция» не имеет геополитического контекста и все обязательства Еревана в рамках ЕАЭС и ОДКБ останутся в силе». Но, как ни крути, появился фактор так называемого армянского прецедента, смысл которого многие ереванские политики называют «ожидаемой победой демократии». Действительно, Армения стала другой, хотя вырваться из существующих и исторически сложившихся геополитических условий ей будет сложно или практически невозможно. В то же время американская неправительственная организация Freedom House уже заявляет, что после «победы Пашиняна Армения и Грузия, будучи частично свободными, являются одними из самых свободных стран несвободного региона, а лидирующей страной там с отрицательным рейтингом является соседний Азербайджан».

Примечательно, что попавшая в раздел «спорные территории» Республика Арцах (Нагорный Карабах) тоже признана «частично свободной». Так что не случайно Европейский союз заявил, что в 2018–2022 годах предоставит Армении 176 млн евро на поддержку проводимых в республике реформ в различных сферах, исходя из того, что «сотрудничество основано на общей системе ценностей». Равно как не случайно то, что Пашинян свой второй зарубежный визит (после России) совершил в Грузию. Может совпадение, может нет, но накануне визита Мнацаканяна в Москву вступило в силу на временной основе Соглашение о расширенном партнерстве ЕС с Арменией, подписанное 24 ноября 2017 года. Оно затрагивает сферы политического диалога, экономики и безопасности. По словам самого Мнацаканяна, «в перспективе предполагается сформировать рамки, которые дадут возможность наладить регулярный политический диалог, работать по внутренним реформам, сотрудничать в сферах транспорта, энергетики, банковского дела и финансовых услуг».

По мнению некоторых армянских экспертов, союзническим отношениям между Арменией и Россией ничего не угрожает, но существующие проблемы не будут замалчиваться. А они есть. Таким образом в Москве с Лавровым станет вести переговоры такой его коллега, который будет стремиться развивать и дальше отношения с Россией, сохраняя одновременно возможности для европейского маневра с учетом так называемого «демократического ресурса». А последний, что бы там не говорили, меняет стратегическую ситуацию в регионе. Ереван вряд ли изменит свои внешнеполитические ориентиры, но его ресурс во внешней политике приобретает особую силу и направленность. Правда, в данном случае речь идет только о стартовых преимуществах в переговорах, которые еще нужно реализовать. При этом на переговорах между Лавровым и Мнацаканяном особое внимание, конечно, будет уделено проблеме урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Баку нервничает, понимая, что у него сужаются возможности для силового решения этой проблемы из-за позиции, занятой в Европе по отношению к «армянской демократии». Он пытается перевести полемику в плоскость противостояния между «прозападным» Пашиняном и Россией, категорически отвергает предложение Пашиняна ввести Степанакерт в переговорный процесс по урегулированию конфликта. Но дело в том, что армянский премьер не обозначил свое предложение в качестве главного условия для возобновления диалога с Баку, что и подтвердил и Мнацаканян, высоко оценив совместные усилия России, Франции и США как стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, прилагаемые в направлении мирного урегулирования. По его же словам, «любое развитие, которое будет препятствовать переговорному процессу, будет неприемлемым и окажет негативное влияние на переговорный процесс» и «мы, то есть все стороны, в данном случае речь идет об Азербайджане, должны избегать такого развития».

Так что на этом направлении особых перемен не предвидится, поскольку важно добиться практической реализации Венских и Санкт-Петербургских договоренностей по введению мониторинга в зону конфликта и международных наблюдателей. На наш взгляд, в тактическом отношении такие действия Еревана оправданы. Как на все это ответит Баку, и готов ли он согласиться на обозримое будущее сохранить переговорный статус-кво, который объективно ему выгоден, если иметь в виду экспорт азербайджанских энергоносителей? Посмотрим. Но пока будем довольствоваться тем, что сопредседатели Минской группы сохраняют единство взглядов на перспективы карабахского урегулирования. Как говорится, процесс продолжается, хотя многое в регионе начинает меняться.