Порошенко теряет внешнюю поддержку | Продолжение проекта «Русская Весна»

Порошенко теряет внешнюю поддержку

Последние встречи украинского президента с зарубежными лидерами засвидетельствовали, что внешние игроки избегают заключать какие-либо политические и экономические соглашения с Порошенко. Происходит это ввиду вероятного изменения конфигурации украинской власти в следующем году. Ведь после президентских и парламентских выборов фактически отсутствуют гарантии выполнения каких бы то ни было договоренностей.

Украинские «верхи» рассматривают Запад как ключевой легитимизирующий фактор своей власти на Украине. Именно поэтому для Петра Порошенко встречи с зарубежными лидерами играют необычайно важную роль.

Действующему президенту подобные встречи позволяют «прикрыться» от давления политических оппонентов и продемонстрировать, что в президентском кресле он еще может выступать гарантом притока ресурсов извне.

Однако с течением времени у зарубежных руководителей всё меньше желания коммуницировать с Порошенко, так как, во-первых, у Петра Алексеевича нет (и уже не будет до конца его каденции) политического ресурса для имплементации сколько-нибудь серьезных договоренностей. А во-вторых, Киев по-прежнему не спешит выполнять ранее взятые на себя обязательства перед западными игроками (в первую очередь речь идет о запуске ориентированного на Запад антикоррупционного суда).

Тревожным сигналом для Порошенко стал январский форум в Давосе, где так и не состоялась анонсированная встреча президентов Украины и США. Дональд Трамп «не нашел времени» для приватной беседы с Порошенко, зато отыскал «окно» в плотном графике для переговоров с президентом Руанды. В целом США при Трампе снизили уровень представительства по Украине: если ранее, в 2014–2016 годах, за украинское направление отвечал лично вице-президент Джозеф Байден, то с прошлого года функцию ключевого коммуникатора с Киевом выполняет клерк Госдепартамента Курт Волкер.

За последние месяцы Порошенко несколько раз встречался с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, однако эти рандеву, в сущности, стали безрезультатными.

Украинская сторона серьезно опоздала с требованиями заблокировать строительство «Северного потока — 2» и не приводит рациональных аргументов, почему этот проект не должен быть реализован.

Также нет никакого прогресса по вопросу размещения миротворцев в Донбассе: последние заявления украинских чиновников указывают на то, что данная инициатива не будет реализована до конца этого года. Примечательно, что пресс-релизы канцелярий Порошенко и Меркель по итогам их встреч были несколько разными: если украинские отчеты были наполнены победными реляциями, то немецкие оказались более сдержанными и менее радужными для Порошенко.

29 мая в Киев пожаловал президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер. Штайнмайер имел куда больший политический вес, когда приезжал на Украину в качестве министра иностранных дел, а президентство в Германии в силу формы государственного правления — это фактически почетная политическая пенсия. Вопреки ожиданиям Киева, Штайнмайер так и не высказался против строительства «Северного потока — 2», не обрушился с критикой на Россию, но назвал в ходе выступления перед студентами Киево-Могилянской академии коррупцию и национализм главными угрозами для Украины. Также в очередной раз президент ФРГ упомянул о необходимости выполнения «Минска‑2», не добавив оптимизма сторонникам «хорватского сценария».

Вообще Штайнмайер является знаковой фигурой для украинского кризиса. Этот политик в статусе министра иностранных дел вместе с коллегами из Франции и Польши давал письменные гарантии Виктору Януковичу в феврале 2014 года о сохранении власти до конца года в обмен на отзыв силовиков из Киева. Как оказалось, эти гарантии не стоили даже той бумаги, на которой были написаны. Затем, в сентябре 2016 года, Штайнмайер вместе с тогдашним главой МИД Франции Жан-Марком Эро презентовал в Киеве план урегулирования конфликта в Донбассе, получивший название «формула Штайнмайера».

Примечательно, что «формула Штайнмайера» фактически точь-в-точь повторяет план мирного урегулирования авторства Виктора Медведчука — спецпредставителя Украины по вопросам гуманитарного характера в минской Трехсторонней контактной группе и главы оппозиционной организации «Украинский выбор».

Притом «план Медведчука», предполагающий принятие четырех законов в качестве отправной точки для реинтеграции Донбасса (конституционных изменений в части децентрализации, законов об амнистии участников конфликта в Донбассе, о проведении выборов в Донецкой и Луганской народных республиках, об особом порядке местного самоуправления в ЛДНР), появился раньше, чем в информационном поле возник термин «формула Штайнмайера».

Понятно, что нынешний созыв парламента, где правит бал «партия войны», не проголосует за «план Медведчука», опасаясь увеличения влияния данного оппозиционера, имеющего хорошие шансы стать куда более весомым фактором украинской политики уже по итогам ближайших парламентских выборов. Потому и был введен в публичную плоскость термин «формула Штайнмайера» — так звучит экспортное название плана мирного урегулирования главы «Украинского выбора», с которым солидаризировались внешнеполитические ведомства Германии и Франции. Российская сторона не раз заявляла, что настаивает на предоставлении Донбассу особого статуса именно по «формуле Штайнмайера».

Собственно, последний визит в Киев Штайнмайера — фигуры церемониальной, не наделенной реальными полномочиями, — косвенно подтверждает то, что в ключевых европейских столицах уже не ожидают от украинских «верхов» никаких подвижек в части урегулирования конфликта в Донбассе.

В условиях начавшейся предвыборной кампании украинские элитарии не намерены ломать сложившийся вокруг конфликта в Донбассе политический и экономический баланс, а также не планируют допускать к голосованию два миллиона человек из числа протестного электората. В этом отношении внутри украинских «верхов» сложился устойчивый консенсус, который невозможно нарушить никаким давлением извне. Очевидно, что установление мира в Донбассе возможно не раньше, чем в следующем политическом цикле, после переформатирования украинской власти. Хотя не факт, что состоится существенное переформатирование, поскольку до сих пор в стране так и не кристаллизировалась оппозиционная сила, способная консолидировать вокруг себя хотя бы 25−30% электората.

Ближайшие выборы на Украине наверняка станут уникальными в том смысле, что впервые ни один из кандидатов не сможет стопроцентно рассчитывать на поддержку Запада.

Причина в том, что украинский политический класс серьезно дискредитировал себя за последние годы — недоговороспособностью, фрондой, коррупцией. Всё это является причиной утраты Порошенко и его окружением внешней поддержки.

В таких условиях украинским правящим не остается ничего другого, помимо активизации контактов со своими наиболее последовательными союзниками в лице Прибалтийских государств, которые при любых раскладах будут поддерживать Киев в пику Москве. Но поддержка Вильнюса, Риги и Таллина, безусловно, не может сравниться с поддержкой Вашингтона, Брюсселя и Берлина. Лишним подтверждением тому стал последний визит президента Эстонии Керсти Кальюлайд на Украину, который совершенно не был наполнен конструктивной повесткой, пускай во многом ответственность за это лежит на украинской стороне.