Железный занавес агрессивного невежества | Продолжение проекта «Русская Весна»

Железный занавес агрессивного невежества

Интервью Президента России Владимира Путина австрийской общественной (фактически — государственной) телерадиокомпании ORF достойно того, чтобы внимательно ознакомься с его полным текстом, а не довольствоваться теми обрывками, которые соизволили опубликовать другие СМИ.

Первое, что бросилось мне в глаза, это крайне агрессивный настрой интервьюера — ведущего телеканала Армина Вольфа. Который вел себя настолько развязно, что временами казалось, что это не интервью, а допрос. Не припомню такого случая, чтобы Путин в рамках одной беседы, был вынужден раз десять обращать внимание журналиста на то, что он его постоянно перебивает, не дает отвечать на вопросы и вообще — мало интересуется мнением собеседника.

Был бы Путин был обычным человеком, а не связанным огромной ответственностью государственным деятелем, он имел бы полное право послать этого хама на три известные буквы и сразу поставить точку в этом явно незадавшемся диалоге.

Но Путин — глава великого государства, к тому же умудренный опытом политик. Поэтому он не стал хлопать дверью. Но использовал явное хамство собеседника против него самого — постоянно подчеркивая, что приличные люди так себя не ведут. Надеюсь, что многие в Австрии все-таки способны по достоинству оценить сдержанность Президента и элементарную невоспитанность его визави.

Думаю, что подобный тон этой беседы объясняется, во многом, выбором в качестве интервьюера именно телеведущего. Телевидение, причем любое, изначально рассчитано на самую массовую и, соответственно, на самую примитивную, малограмотную часть общества. Соответственно и кадры телеведущих должны соответствовать данному стандарту. То есть быть напичканными и мыслить исключительно штампами, лозунгами и мифами, которые они же сами ежедневно выдают в эфир. Будь на месте этого Армина Вольфа главный редактор какого-нибудь солидного газетного издания, рассчитанного на более взыскательную публику, способную воспринимать аргументы другой стороны, разговор наверняка получился бы куда более спокойным, содержательным и взаимно уважительным.

Однако выбор австрийской стороны пал именно на такого набитого под завязку антироссийскими мантрами субъекта. И он был не случаен. Ключевое правило медиа гласит — нельзя идти поперек верований собственной аудитории. А это значит, что массовая австрийская аудитория, в качестве части аудитории европейской, морально подготовлена именно и только к такому обвинительному стилю общения с Россией. То есть, иначе говоря, она до предела, то есть до состояния полной невменяемости и неспособности слышать другую сторону, нафарширована пропагандистскими фантазиями и фейками по поводу российской политики. Кстати, именно в этом, то есть в демонстрации такой невменяемости, и был заключен главный упрек Путина в адрес его собеседника

В.Путин: Если Вы наберётесь терпения и дослушаете меня, то Вы узнаете мою точку зрения по этому вопросу, хорошо?

… Сейчас, секундочку, не торопитесь. Дайте мне сказать, иначе у нас будет не интервью, а монолог только с одной стороны — Вашей.

Секунду, дайте мне сказать. Вы хотите всё время задавать вопросы или хотите слышать мои ответы?

Конечно же, Путин не ставил перед собой задачу переубедить данного конкретного медиа-функционера, но пытался донести до широкой австрийской аудитории точку зрения России по большинству вопросов, которые внушены данной аудитории, как главные. Поэтому он и строил эти ответы так, чтобы они были максимально комфортны для австрийских ушей.

Он, например, предельно политкорректно, ровно в духе европейской толерантности, осветил тему подавления «языков национальных меньшинств» на Украине, ни словом не обмолвившись о том, что кощунством является уже само по себе считать русский язык, на котором говорит до 80% населения этой территории, «языком национального меньшинства».

Но для сформатированных под совершенно иное мировосприятие европейских мозгов это было бы явно слишком. Поэтому Путин, хорошо знающий, что политика это наука возможного, не стал заниматься такой болезненной мозголомкой, но на понятном здешнему «пиплу» языке объяснил, что нехорошо быть такими нетолерантными, как украинские власти. Именно закладка в еврососознание этого «нехорошо» в связи с Украиной и является главным для той аудитории, которую уже много лет непрерывно «лечат» неземными совершенствами «украинской демократии».

Зато в том, что касается дерьмового качества самой этой «демократии» российский Президент, опять же опираясь на традиции евроменталитета, был предельно категоричен. Говоря о том, кто должен решать судьбу Украины, в частности, вопрос о ее вступлении в НАТО, он четко сказал, что это «выбор самого украинского народа и легитимно избранных органов власти». Но если кто-то подумал, что он имеет в виду нынешний киевский режим, то Путин доходчиво разъяснил, что как раз он никакого отношения к легитимности не имеет.

…А что за события такие? Я сейчас скажу — а Вы скажете, да или нет. Это вооружённый антиконституционный переворот и захват власти. Да или нет? Вы можете мне сказать?

А.Вольф: Я не эксперт по украинской Конституции.

В.Путин: А здесь не нужно быть специалистом по Украине, нужно быть просто специалистом по праву, по конституционному праву любой страны.

… на Украине произошёл антиконституционный вооружённый переворот, захват власти с помощью силы.

Президент РФ, возможно за недостатком времени, не стал развивать данную тему и пояснять её на местных примерах. Но и того, что было сказано, вполне достаточно для минимально здравомыслящего человека, чтобы осознать следующее. Если в какой-нибудь стране, на Украине, или в той же Австрии, не суть важно, произошел государственный переворот и власть силой захватили не уполномоченные на это народом заведомо преступные элементы, то все граждане этого государства и его регионы, будь то Крым, или, например, австрийская Каринтия, в полном праве определиться, подходит им такая бандитская власть или нет. И если не подходит, а по-другому быть просто не может для законопослушного гражданина, то они вправе сделать любой выбор — в том числе и тот, в пользу самоопределения, который сделало население Крымского полуострова.

Тем не менее, несмотря на очевидную неоспоримость логических аргументов Путина и крайнюю, рахитичную слабость целиком демагогических «доводов» его оппонента, который, как временами казалось, вместо ведения дискуссии, просто цитировал местные пропагандистские штампы, я бы не стал преувеличивать значимость подобного рода «моментов истины» для массовой европейской аудитории. Которая далеко не так сложно мыслит и не столь качественно образована, чтобы воспринимать действительность с позиций строго логического мышления, полноты фактических знаний, или хотя бы даже в духе собственных культурно-исторических ценностей — тех же демократии и гуманизма.

Увы, но в современном Евросоюзе, который уже давно не та старая, добрая Европа, оставшаяся в наших ностальгических воспоминаниях, все устроено гораздо проще. И если в той же Германии сегодня считается национальным немецким обычаем жарить мясо прямо на балконах многоквартирных домов, чем в прежние времена обычно занимались только выходцы из Сомали, то дальше, в общем-то, ехать некуда. Старушка Европа, которую нафаршировали, как булку маком, десятками миллионов абсолютно чужеродных пришельцев, уже успешно откочевала туда, откуда не возвращаются. К вполне первобытной афро-азиатской дремучей ментальности и невежественному идолопоклонству. Именно с такой публикой мы имеем дело сегодня. И пытаться её вразумить посредством традиционных для старой Европы инструментов — логического мышления и просвещенного знания дело почти безнадежное. Не в коня корм!

И тот забор агрессивного догматизма и нежелания ничего понимать, которым отгородился от Путина типичный представитель и выразитель менталитета тамошнего обывателя — его телепастух Армин Вольф, наглядное тому подтверждение.