Неприкасаемый | Продолжение проекта «Русская Весна»

Неприкасаемый

Как украсть миллиарды и не только не попасть за решётку, но и стать неприкасаемым для полицейских служб всего мира?

Настолько неприкасаемым, что если тебя вдруг всё-таки где-нибудь арестуют, то сам президент Интерпола будет звонить министру внутренних дел и требовать, чтобы тебя немедленно отпустили? Настолько неприкасаемым, чтобы конгрессмену США запрещали задавать тебе неудобные вопросы и демонстрировать разоблачающий твои махинации фильм?

Ответ прост: для того, чтобы стать настолько неприкасаемым, нужно объявить себя врагом Путина.

Уильям Феликс Браудер долгое время считался одним из крупнейших (некоторые даже утверждают, крупнейшим) иностранных портфельных инвесторов в России. «Мой дед был крупнейшим коммунистом в Америке, — с гордостью рассказывал Браудер в интервью 2006 года. — Я один из крупнейших друзей России. Я привёз сюда $4 млрд. Я энергично поддерживал их политику на Западе. Это невозможно, они просто не могут вышвырнуть меня вот так из страны!»

Однако вышвырнули. И не потому, что Браудер ввозил в Россию деньги, а потому, что он здорово умел мухлевать с налогами.

Всю историю деятельности его фонда Hermitage Capital рассказать в небольшой колонке не получится, поэтому скажу лишь, что фонд наплодил огромное количество разнообразных ООО (состоявших порой из одного директора и банковского счёта), через которые скупал акции российских компаний, в первую очередь «Газпрома». Таким образом Браудер обходил закон: иностранные граждане должны были перед приобретением акций российских компаний либо получать разрешение правительства РФ, либо покупать АДРы (американские ценные бумаги на акции иностранной компании), цена которых значительно превышала внутрирыночную стоимость российских «голубых фишек». Но ещё больше Браудер наживался на махинациях с налогами. Три российских компании, которыми он владел через офшоры, честно заплатили налоги от продажи акций «Газпрома» — почти четверть миллиарда долларов. А потом «честно» заявили, что понесли убытки, и государство… им эти деньги вернуло! В разработке этих даже не серых, а уже каких-то совершенно непрозрачных схем принимал активное участие аудитор компании Firestone Duncan Сергей Магнитский — про него речь пойдёт дальше.

Всего ущерб, нанесённый Браудером российской экономике, был оценен судом в 3,5 млрд рублей, но, возможно, он был ещё больше.

Всем известен хрестоматийный пример с Аль-Капоне, которого не могли осудить ни за убийства, ни за рэкет, но в конце концов посадили за неуплату налогов. История показательная: во-первых, всемогущий крёстный отец оказался за решёткой как обычный уголовник, а значит, справедливость восторжествовала, а во-вторых, общество восприняло его наказание как нечто само собой разумеющееся — каждый американец знает, что налоги платить надо. Не хочется, сердце кровью обливается, жаба душит — но надо. Через не хочу. Помните эпизод из старого блокбастера «Армагеддон»: лучшую в мире бригаду бурильщиков во главе с Брюсом Уиллисом уговаривают отправиться в космос, чтобы заложить в летящий к Земле астероид ядерный заряд? Они сначала отказываются, потом начинают торговаться и соглашаются только тогда, когда президент лично обещает освободить их от уплаты налогов до конца жизни. Вот это и есть американское отношение к налогам. Выражение «Две вещи неизбежны — смерть и налоги» из той же серии.

Вот только Уильям Браудер не американец. Нет, родился он в США, но в 1998 году отказался от американского гражданства — как раз для того, чтобы не платить налоги. Если и можно описать характер Браудера одним словом, то слово это будет «жадность». Отказаться от гражданства своей страны ради денег может только очень алчный человек.

Но именно таков Уильям Браудер — с 1998 года британский подданный.

Новая родина Браудера ценит и бережёт.

В 2008 году в Москве (Браудер уже давно перевёл филиалы своего фонда из России в Великобританию) был арестован Сергей Магнитский — один из тех, кто помогал Браудеру уходить от налогов через зарегистрированные в Калмыкии липовые ООО. Спустя 11 месяцев Магнитский умер в СИЗО «Матросская тишина» от панкреонекроза и тем самым преподнёс Браудеру бесценный подарок.

Браудер немедленно обвинил в гибели Магнитского всю российскую пенитенциарную систему, лично Путина, а также оперативников МВД и следователей СК. В 2013 году один из этих следователей — Павел Карпов — подал иск против Браудера в Высокий суд Лондона, обвинив его в клевете и диффамации. Что же произошло дальше? А ничего — британский судья попросту отказался рассматривать это дело!

Неусыпно стоит на страже интересов Браудера и британский парламент.

30 мая прилетевший в Испанию Браудер был неожиданно задержан полицией Мадрида и доставлен в комиссариат. Задержали Браудера по ордеру Интерпола на арест (так называемой красной карточке), который в базу данных организации внесла Россия. Но за те два часа, которые Браудер провёл в мадридских застенках, генеральный секретарь Интерпола Юрген Шток позвонил министру МВД Испании и настоятельно попросил «проигнорировать» российский запрос.

После чего Браудера отпустили, якобы потому, что ордер на его арест, как выяснилось, «не имеет надлежащей юридической силы».
Прошло всего три дня, и группа британских парламентариев потребовала от нового министра внутренних дел Соединённого Королевства Саджида Джавида ограничить России доступ к базе данных Интерпола. Обращение к Джавиду подписали как консерваторы, так и лейбористы — что, в конце концов, значат партийные разногласия перед лицом общей ненависти к российскому «режиму»? Неудивительно, что в списке подписантов мы видим всё тех же людей, которые активно боролись за принятие в Великобритании аналога списка Магнитского, принятого в США в 2012 году для наказания лиц, виновных в гибели Сергея Магнитского (позже в него стали включать вообще всех неугодных Вашингтону российских граждан — до санкций «за Крым» это было самое мощное средство давления Запада на нашу страну). Россия, считают британские парламентарии, не должна иметь доступа к базам данных Интерпола, потому что использует этот доступ для осуществления политических репрессий — вот, например, для «охоты» на Браудера.

Можно лишь предположить, как отблагодарил британских депутатов сам Браудер за такую заботу о своей безопасности (а он уже успел раструбить журналистам, что звонок Штока спас его от похищения агентами Путина, быстрого суда и смерти от рук кровавых чекистов). Тем более что попытки достать его через Интерпол предпринимаются уже не первый год — но впервые привели хоть к каким-то результатам.

Ещё в 2013 году российское бюро Интерпола передало в генеральный секретариат этой организации документы на установление местонахождения Браудера. Однако месяц спустя генеральный секретариат сообщил, что, поскольку запрос России в отношении Браудера «политически мотивирован», никто его исполнять не будет, а вся информация о нём из архивов Интерпола будет вычищена. Ещё через два месяца Интерпол с той же формулировкой отклонил запрос России на объявление Браудера в международный розыск. Тогда Генпрокуратура РФ направила запрос о выдаче Браудера в МВД Великобритании, но получила высокомерный отказ.

И только в 2017 году Россия смогла преодолеть казавшуюся непрошибаемой стену, выстроенную руководством Интерпола вокруг Браудера. Отыскалась юридическая лазейка, позволяющая странам в одностороннем порядке — без согласования с генеральным секретариатом — размещать людей в базе данных Интерпола для запроса на арест. Браудер занервничал — тем более что в тот же день, когда его имя появилось в списке разыскиваемых преступников, ему аннулировали американскую визу.

Браудер успел серьёзно насолить президенту США Дональду Трампу. Мало того, что он щедро (насколько это слово вообще применимо к патологически жадному Браудеру) спонсировал избирательную кампанию Хиллари Клинтон, — он ещё и активно участвовал в «разоблачении» пресловутого «русского следа» — якобы имевшего место вмешательства российской разведки в выборы в США.

Но тут уж за «личного врага Путина» горой встали признанные ненавистники России: сенаторы Джон Маккейн и Бен Кардин, а также сомнительный «русофил» Майкл Макфол.

Они произносили гневные речи, они стучали кулаком по столу, они требовали у Госдепартамента немедленно дать героическому борцу с коррумпированным российским режимом американскую визу! И добились своего: через несколько дней виза страны, от гражданства которой Браудер некогда без малейшего сожаления отказался, была ему выдана. Браудер торжествовал победу. Триумф его бы недолгим: события в Испании показали, что русская Фемида взялась за него всерьёз.

Поэтому Браудер и мобилизовал все свои связи в Великобритании. Если ему удастся добиться желаемого и Интерпол ограничит доступ России к своей базе данных (не говоря уже о более радикальном предложении — исключить нашу страну из Интерпола вообще), это будет означать беспрецедентную победу одного-единственного портфельного инвестора над здравым смыслом.

Кажется невероятным, но ещё менее вероятной выглядит история со слушаниями по поводу акта Магнитского в конгрессе, на которые Браудера собирался пригласить конгрессмен-республиканец Дана Рорабахер. На этих же слушаниях должен был демонстрироваться фильм российского режиссера Андрея Некрасова «Акт Магнитского. За кулисами», разоблачающий версию Браудера о «невинно убитом» в СИЗО Магнитском. Однако о планах Рорабахера узнал глава комитета палаты представителей конгресса по международным делам Эд Ройс. Ройс отменил слушания и запретил (!) Рорабахеру демонстрировать фильм конгрессменам.

Упрямый Рорабахер всё равно показал фильм Некрасова своим коллегам — им, правда, пришлось для этого посетить Музей журналистики и новостей Вашингтона. Но, как говорят, на просмотре был аншлаг: многие конгрессмены США не слишком симпатизируют Браудеру, который в 1998 году отказался от американского гражданства.

С фильмом Некрасова Браудер воюет давно и ожесточённо. Ему удалось сорвать показ этой документальной ленты в стенах Европарламента в апреле 2016 года, на фестивале короткометражных фильмов в Гримстаде и на немецко-французском телевидении ARTE. Всякий раз Браудер грозил тем, кто собирался показать зрителям фильм, содержащий неудобную для него правду, многомиллионными исками. Что самое любопытное, Андрей Некрасов вовсе не сторонник Путина, а, скорее, наоборот — убеждённый оппозиционер, пользующийся большим авторитетом в либеральной среде. Обвинить его в том, что он «продался», невозможно: слишком честный (да, среди оппозиционеров бывают и такие). «Я доказал, что история Браудера про Магнитского — это ложь, выдуманная, возможно, чтобы отвести внимание от реальных махинаций с огромными деньгами», — говорил Некрасов в интервью «Комсомольской правде». Посмотреть его фильм стоит хотя бы для того, чтобы понять, как наглая, циничная ложь может рядиться в белые одежды правды и угрожать всем, кто осмеливается подвергнуть сомнению её слова.

Однако британские парламентарии, требующие исключить Россию из Интерпола или хотя бы запретить ей доступ к базам данных этой организации за то, что Уильяма Браудера едва не арестовали в Мадриде, фильма Некрасова явно не видели. Да и вряд ли захотят его смотреть.

Остаётся только добавить, что демарш британских парламентариев в действительности не более чем хайп (возможно, хорошо оплаченный Браудером).

Ни парламент Соединённого Королевства, ни министр внутренних дел Великобритании не имеют возможностей не только исключить Россию из Интерпола, но и хоть как-то повлиять на её функционал внутри организации. Напомню, что с ноября 2016 года президентом Интерпола является заместитель министра общественной безопасности Китая Мэн Хунвэй, а вице-президентом — генерал-майор полиции РФ Александр Прокопчук.

И всё же внук генерального секретаря Компартии США Эрла Браудера Уильям Феликс Браудер способен принести нашей стране ещё немало неприятностей. Чтобы этого не произошло, следует как можно скорее лишить Браудера его статуса неприкасаемого — а без него он останется обычным портфельным инвестором с сомнительной репутацией. Сделать же это можно, ответив Браудеру зеркальными мерами: подачей исков в суды различных западных стран (Великобританию не предлагать), максимальным распространением разоблачающих его деятельность материалов, публикацией статей (желательно на английском), посвящённых его преступлениям. Если наше государство перестанет вяло отмахиваться от нападок Браудера и начнёт преследовать его всеми доступными ему способами, то рано или поздно Браудер проиграет.

Могут возразить: невелика птица, чтобы Российская Федерация открывала на неё «охоту». Aquila, говорили мудрые римляне, non captat muscas. Орёл не ловит мух.

Но в том-то и дело, что Уильям Браудер — не муха. Он стервятник.