RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   84,4869
1 EUR   74,1847
1 USD   64,0683
10 UAH   24,2316
Македония в балканском векторе НАТО | Продолжение проекта «Русская Весна»

Македония в балканском векторе НАТО

Кабинет Зорана Заева готов на беспрецедентные уступки Афинам, Брюсселю и Вашингтону

Спор вокруг наименования/переименования Македонии рискует превратиться в одно из главных противоречий не только в бывшей югославской республике, но и в Европе в целом. Да и не только в Европе. Америка тоже влезает в этот спор: сейчас наибольшую активность на македонском направлении проявляет американская администрация в лице дипломата Мэтью Нимица, непосредственно курирующего данный вопрос. В начале 2018 года генсек Североатлантического альянса Йенс Столтенберг лично потребовал от македонского премьер-министра Зорана Заева (Социал-демократический союз Македонии) разрешить спор с Грецией о названии для того, чтобы Македония могла вступить в альянс: «Дверь в НАТО [для Македонии], — сказал Столтенберг,- остается открытой. Это не так просто, но может быть сделано».

Правительство Македонии (которая в настоящее время в официальных документах ООН именуется «Бывшая югославская республика Македония», или БЮРМ) восприняло исходящие от США и НАТО указания как руководство к действию и попыталось достичь соглашения напрямую с Грецией, за спиной македонского парламента. В Греции же конституционное название страны «Республика Македония» рассматривается как территориальная претензия и посягательство на историческую греческую провинцию. В результате обсуждения Зораном Заевым этого вопроса с главой греческого кабинета Алексисом Ципрасом на смену предыдущим компромиссным вариантам в качестве нового названия страны была предложена «Илинденская Македония».

Термин этот имеет вполне определённый смысл и отсылает к македонской истории вековой давности (Илинденское восстание 1903 года против Османской империи началось в Ильин день 2 августа). В то же время этот искусственный термин не имеет никакого отношения к современному национально-государственному устройству страны, её границам и даже к названию столицы (один из предыдущих вариантов предполагал переименование Македонии в Республику Македония — Скопье).

Македонская оппозиция выступила категорически против закулисных договорённостей Заева и Ципраса. Главная оппозиционная партия Македонии, носящая длинное название «Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМНЕ), заявила на парламентских слушаниях 20 мая о своём категорическом несогласии с переименованием страны в Илинденскую Македонию. По мнению оппозиции, данный шаг «подрывает перспективы» разрешения многолетнего спора с Грецией. «Оппозиция не поддержит изменение конституции, чтобы изменить конституционное название» страны, — заявил после встречи с Зораном Заевым лидер ВМРО-ДПМНЕ Христиан Микоски.

Ранее премьер Заев утверждал, что в ходе его переговоров с греческим премьер-министром Алексисом Ципрасом вариант переименования Бывшей югославской республики Македония в Илинденскую Македонию был признан наиболее оптимальным, и таким образом страна якобы «близка» к завершению спора с Грецией о собственном названии. «„Республика Илинденская Македония“ — это название, по которому с Грецией возможен компромисс», — объявил Зоран Заев. По его словам, «в соответствии с государственными интересами» об этом уже проинформированы президент, парламент и лидеры крупнейших партий. «Возможным решением мы сохраним наше достоинство, подтвердим и укрепим нашу идентичность», — заявил глава правительства. По его словам, новое название будет гарантировать существование мультиэтнической Македонии. При этом окончательно новое название Македонии должно быть утверждено посредством плебисцита. «Вы видите, что проводится прозрачный процесс, мы хотим решить эту проблему на основе национального консенсуса, чтобы решение в итоге было подтверждено гражданами на референдуме», — заявил македонский премьер.

Македонское правительство не особо скрывает, с чем связана спешка в обсуждении столь деликатной проблемы, которую не удавалось решить много лет. Речь идёт о попытке прозападной правящей коалиции максимально «продвинуть» заявку на вступление Македонии в Европейский союз и особенно в НАТО. В этих целях кабинет Заева готов не только пойти на беспрецедентные уступки Афинам, Брюсселю и Вашингтону, но и попытаться использовать греко-турецкие противоречия. В отличие от Греции, Турция признает Македонию под её конституционным наименованием, на что неизменно делаются ссылки в официальных документах Североатлантического альянса.

Позиции Афин и Анкары по македонской проблеме диаметрально противоположны и несут потенциал серьёзного конфликта, о чём можно судить хотя бы по следующим взаимоисключающим декларациям.

«История Македонии фальсифицируется вне зависимости от того, насколько неубедительными и в конечном счете обреченными на провал могут на первый взгляд показаться подобные акции для нас, греков. Данная политика проводится непрерывно и систематически в определенных интересах, любым возможным образом и с привлечением самых разнообразных экономических методов, а в настоящее время уже и во всем мире», — говорит бывший греческий министр по делам Северной Греции Николас Мартис.

Ему оппонирует турецкий политолог Тюрккайя Атаёв: «Современные греки идентифицируют себя с древними македонцами и верят в то, что язык, на котором говорит данный народ, является «греческим диалектом», наподобие ионического или эолийского. Как следствие, в то время как большинство народа в соседней Республике Македония утверждают, что они являются самостоятельной группой балканских славян и что их национальным языком является македонский, здесь ведутся дебаты о том, узурпируются ли чьи-то «права» простым использованием терминов «Македония» и «македонский».

Сложившаяся ситуация не только угрожает новой дестабилизации Балкан, но и делает Македонию заложницей геополитических комбинаций Брюсселя и Вашингтона. На значимость македонского вектора в балканской политике НАТО и приоритетное значение для Брюсселя приёма Македонии в Североатлантический альянс прямо указывает лондонская The Times. «Сейчас все больше растет надежда, что Македония, наконец, получит шанс вступить в альянс, но для других кандидатов, таких как Босния, Косово и Сербия, это по-прежнему остается далекой перспективой».

Ещё одна угроза обострения «македонского вопроса» связана с албанским фактором: именно радикальные силы в албанском лагере в Македонии готовятся извлечь для себя максимальную выгоду из нынешнего внутриполитического кризиса в стране.