Памяти титана: На смерть Станислава Говорухина | Продолжение проекта «Русская Весна»

Памяти титана: На смерть Станислава Говорухина

Говоря вкратце, в двух словах: это был, наверное, самый интересный из советских послевоенных режиссёров. Именно это слово тут подходит на сто процентов — не философский (это к Тарковскому), не трагический (это к Муратовой), не размашисто-масштабный (это к Бондарчуку), не остроумный (это к Гайдаю), а такой, который мог сделать исключительно органичный сплав всего вышеперечисленного и получить на выходе стопроцентный хит. Говорухин снимал «боевики» — в том смысле, в каком это слово употреблялось на заре кинематографа в значении «фильм, сражающий зрителя со стопроцентной гарантией». И, что самое главное, при всём этом его картины были тонкими, умными и глубокими. Сейчас, пожалуй, уже никто не может воспроизвести эту чудесную алхимию — делают либо скучную и унылую «драму», либо разухабистый экшен с мордобоем и падениями в духе Чарли Чаплина.

А вот Говорухин — мог. Фильмы «В поисках капитана Гранта» и «Пираты 20 века» — это Голливудский уровень по зрелищности, но гораздо круче в плане актёрской игры, остроумных диалогов, глубины конфликта. Да чего там — именно Говорухин мог снять шедевры в таких не особенно «прокачанных» у нас жанрах как нуаровый детектив — а именно таковым в чистом виде был «Место встречи изменить нельзя» — и красивый, эффектный боевик («Пираты 20 века», один из любимых фильмов мальчишек позднего СССР, который и сегодня смотрится не хуже «Рэмбо»). Словом, без малейшей натяжки, Станислав Сергеевич был мастером мирового уровня.

При всём при этом, у него был очень интересный, очень самобытный дух всего творчества — оно было, если можно так выразиться, «независимым». Это сложно объяснить, но когда смотришь его фильмы — вполне ясно ощущаешь, что режиссёр работал свободно, ни с кем не сверяясь и не советуясь, особым образом выведя себя за рамки и официозных, и «интеллигентских» стереотипов.

Помимо режиссёрских работ, Говорухин был и отличным актёром — причём актёром, во многом близком по типу таланту к своему другу Высоцкому: оба они всегда и везде играли самих себя. Говорухин так ярко исполнил образ элегантного мафиози Крымова в фильме «Асса» именно потому, что, по общему мнению, воплотил там своё альтер-эго (как и в случае с Высоцким-Жегловым).

Неслучайно в начале этого текста сказано «советский и российский» — Говорухин, в отличие от многих своих коллег по цеху, совсем не растерял таланта и в постсоветское время. И здесь, конечно, стоит сказать о его фильме «Ворошиловский стрелок» — картине-манифесте, без преувеличений. Манифесте, в котором создатель предельно доходчиво, хлёстко, как выстрелы из СВД, показал, до чего он ненавидит тут «мерзость 90-х» — время безнаказанности, разврата и низости. Какими-то невидимыми нитями «Ворошиловский стрелок» связан с другим фильмом-манифестом 90-х — «Братом» Балабанова. В обеих картинах отчаявшиеся люди идут на отчаянные поступки в поисках полностью канувшей в небытие справедливости.

Было бы нечестно не сказать, какую позицию занимал Говорухин на сломе эпох, в начале 90-х годов. Да, именно он снял документальные ленты с названиями, ушедшими в афоризмы — «Так жить нельзя» и «Россия, которую мы потеряли». В них он, если можно так сказать, добросовестно заблуждался — бичевал «родимые пятна советского строя», искал ориентиры для будущего в прошлом и, скажем прямо, внося свой немалый вклад в психологическое разложение деморализованного советского народа. Но уже в 1994 году третьим фильмом этой трилогии становится «Великая криминальная революция» — неглупый человек прозрел и понял, что вместо «России, которую мы потеряли» пришла какая-то другая, совсем уж кромешная действительность. В дальнейшем Говорухин стоял на позициях государственничества — поддерживал Зюганова против Ельцина, затем — Путина, и можно с уверенностью сказать: если он и колебался, то не вместе с чьей-либо тусовкой, а по собственным убеждениям.

В последние годы жизни режиссёр занялся достаточно новым для себя делом — издательской деятельностью, став главным редактором глянцевого журнала «Военный» — почти безупречного визуально и разнообразного тематически издания, эдакого «National Geographic» на военно-патриотическую тематику. Как и всё, что делал Станислав Сергеевич, получилось интересно и достойно.

Станислав Говорухин ушёл из жизни отнюдь не на пике славы. Но именно поэтому можно с уверенностью сказать — та ровная, устойчивая любовь многих поколений зрителей к его фильмам не зависит уже ни от чего, ни от каких всплесков и падений популярности, она была и будет, пока существует кинематограф и, неважно в каком году, люди будущих лет снова откроют для себя его шедевры и скажут: «Вот это круто раньше снимали!».