RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,3899
1 EUR   73,4808
1 USD   63,2746
10 UAH   23,8862
Может ли быть диалог у России с правой Польшей   | Продолжение проекта «Русская Весна»

Может ли быть диалог у России с правой Польшей

Репортер польского новостного телеканала TVN24 Павел Лукашик, освещающий проходящий в России чемпионат мира по футболу, раскопал удивительную историю. Перед началом матча между сборными Польши и Сенегала он обнаружил у входа на московский стадион «Спартак» русского мужчину, который пытался найти польского болельщика, оставшегося без билета. Этот человек рассказал репортеру, что шесть лет назад, когда Польша принимала европейский чемпионат по футболу, он сам вместе с другом оказался в Варшаве, имея всего один билет на двоих. А на игру хотелось попасть. Нашего соотечественника выручил поляк, предложивший билет бесплатно. Сейчас русский болельщик хотел отплатить польским фанатам тем же. С помощью журналиста таковой безбилетный поляк был найден, ему и отдали бесплатно билет на матч. «Я приятно удивлен, братья-славяне», — сказал этот польский фанат в интервью телеканалу.

Но это лирика. Более серьезными размышлениями о состоянии и перспективе российско-польских отношений (и опять избрав поводом чемпионат мира по футболу) на днях поделился известный польский политолог Павел Коваль. Перечислив то, что нас разъединяет, он все же смог найти и кое-что другое. «Якутия — это одна из республик РФ, — пишет Коваль на страницах портала Wirtualna Polska. — На огромной территории, находящейся в северо-восточной части Сибири, жива еще память о польских ссыльных XIX века, которые развивали российские окраины. Польский писатель Вацлав Серошевский создал в Якутии свой основополагающий труд о культуре якутов. До сих пор каждый гость республики может обнаружить эту книгу в каждом книжном магазине и почти в каждом якутском доме. Где-то на окраинах огромной России еще помнят не только о польских ученых, но и о великих инженерах и конструкторах, таких как члены семьи Кербедзов. Не это, однако, определяет тренды в современном российском обществе: первую скрипку играют большие города, пропаганда и сильные эмоции, провоцированием которых занимаются политики».

Действительно, так уж получилось, что поляки могут с полным правом считать себя одними из строителей Российской империи. И поэтому польский болельщик, который на днях на Красной площади, распевал «Путин, мы играм у себя дома, мы играем у себя дома», в определенном смысле был прав. Однако парадокс в том, что ментально наши отношения сегодня во многом определяется не периодом, когда поляки помогали русским обустраивать огромную страну (кстати, не без выгоды для свой земли, достаточно вспомнить историю развития польской промышленности в XIX веке) и верно служили Российской империи за ее пределами, а временами Польской Народной Республики. Да, безусловно, это тоже важно. Мы не можем нормально смотреть на то, как в ходе борьбы польских властей со своим прошлым косвенный удар наносится по нашей памяти о Второй мировой войне, памятникам, которые свидетельствуют о сотнях тысяч советских солдат, погибших в войне с нацистами на польской земле. Но это лишь одно направление, в то время как диалог мог бы катиться по многополосному скоростному шоссе. Проблема в том, что мы понимаем, как взаимодействовать с поляками, которые изначально по ностальгическим причинам хорошо относятся к России. В то время как пора научиться заново выстраивать отношения с теми, кто такой ностальгии не испытывает, особенно с ныне правящим правым лагерем под предводительством партии «Право и Справедливость» (PiS) во главе с Ярославом Качиньским.

А здесь есть сложности и не только со стороны Варшавы. Один из ведущих на восточном направлении польских дипломатов весной прошлого года спрашивал автора этих строк, почему российская пресса, в том числе не только оппозиционная, предъявляет PiS претензии с позиций левацкой глобалистской элиты и медиа. Признаюсь честно, ответа у меня не нашлось тогда, нет его и сейчас. Да, удивительно было читать, как «Право и Справедливость» ругали за «наступление на демократию», «угнетение свободы слова» и прочее, за что левацкая глобалистская элита и медиа постоянно осуждают Россию, и от которых мы, как и Польша, вынуждены отбиваться. Конечно, это не означает, что между Варшавой и Москвой нет острых вопросов, по которым согласие найти трудно или даже невозможно. Например, в деле строительства газопровода «Северный поток — 2». Или на восточном направлении, где определенные ошибки, на наш взгляд, делала PiS. Если на украинском фланге правящая партия и начала потихоньку отходить от инерции, заложенной предшествующим режимом пронемецкой партии «Гражданская платформа» (РО), то на саммите НАТО, проходившем в Варшаве в июле 2016 года, «Право и Справедливость» дала поймать себя в ловушку РО. Настояв на размещении в Польше незначительного контингента американских военных, PiS сама открыла дорогу в Литву, внутреннее пространство бывших Речи Посполитой и Российской империи, немцам, позволив Берлину укрепиться здесь в военно-политической сфере.

Как отметил недавно на страницах еженедельника Do Rzeczy известный польский публицист правого лагеря Рафал Земкевич, «отсутствие „второй ноги“, то есть отношений с Москвой, компенсировать, как мы выяснили, невозможно». Ведь «полтора десятка лет мы пытались найти противовес Берлину в других европейских столицах и в Брюсселе, то есть в структурах ЕС, относясь к ним как к субъекту международной политики. Однако Брюссель, несмотря на то, что Европейская комиссия в последнее время старается заявить о себе (зарабатывая очки исключительно за счет Польши и Венгрии — государств, которые она считает слабыми), согласует свои действия с Германией… Заменой нормальным отношениям с Россией не удается сделать и тесные контакты с другими постсоветскими государствами. В этой сфере Польша в последние два десятилетия действовала очень наивно, веря, что они, стремясь защититься от российской угрозы, решат опереться именно на нас. Однако все эти „ягеллонские концепции“ их, как и после 1918 года, совершенно не заинтересовали». В то время как, полагает публицист, «насколько изменилась бы ситуация, если бы нам удалось их (отношения с Россией — С.С.) завязать, показывает пример Венгрии: выгодная сделка с Путиным стала залогом успеха Орбана, ведь еврократы и государства „старого ЕС“ могли с легкостью подчинить себе его относительно слабую страну».

Все это говорит о том, что между Москвой и Варшавой, правящим правым польским лагерем, а с ним нас объединяют во многом общие светские морально-этические нормы и приверженность христианской вере, вполне может завязаться диалог в ситуации, когда в длящемся геополитическом спектакле стремительно меняются декорации и актеры.